Сюжеты

Повестки вместо мандатов

К независимым кандидатам пришли с обысками. Поддержавшие их в пикете возле Мосгоризбиркома избиратели тоже могут стать фигурантами уголовного дела

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 81 от 26 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

20
 

Следственный комитет возбудил уголовное дело о воспрепятствовании деятельности избирательных комиссий (статья 141 УК РФ). На сайте ведомства утверждается, что «участники одного из движений» оказывали давление на сотрудников Мосгоризбиркома и окружных комиссий в ходе подготовки к выборам в Мосгордуму. Подозреваемых по делу пока нет — следователи будут проводить допросы организаторов и участников «заведомо незаконных и несогласованных митингов и пикетирований зданий и помещений Мосгоризбиркома». СК считает, что их действия были сопряжены «с угрозами применения насилия в отношении членов избирательных комиссий». Происходит это на фоне задержания Алексея Навального и административных судов над другими активистами, а также встречи кандидатов с главой ЦИК Эллой Памфиловой, на которой она сообщила, что должна соблюдать текущее законодательство.

что произошло 24–25 июля

Обыски у кандидатов и допросы в СК
 

Утром 24 июля Следственный комитет завел уголовное дело о воспрепятствовании деятельности избирательных комиссий, а вечером того же дня с обысками пришли к нескольким незарегистрированным кандидатам в депутаты Мосгордумы. Вечером, в 22 часа, стало известно об обыске в квартире Дмитрия Гудкова. Все это время адвокатам политика не давали пройти в квартиру. Изъяли в том числе три ноутбука, айфон, жесткие диски. Затем вручили повестку о вызове на допрос к следователю.

— Когда они пришли — спросили, есть ли у вас какие-то материалы или документы по поводу встречи 14 июля. Может, я храню какие-то листовки или план захвата Мосгоризбиркома, — рассказал Гудков журналистам.

Как сообщил сам политик, в протоколе было сказано, что электронная техника изъята в связи с митингами и пикетами у МГИК 14, 15 и 18 июля. А обыск проходит в связи с уголовным делом, возбужденным СК утром. Гудков получил статус свидетеля по делу.

Практически в то же время появились новости об обысках у соратников Гудкова — незарегистрированного кандидата Александра Соловьева и муниципального депутата Николая Баландина. Обоих не было дома, об обысках сообщили соседи. Тогда же начался обыск в квартире у незарегистрированного кандидата и директора ФБК Ивана Жданова. Жданова, в отличие от других кандидатов, сразу же ночью отвезли на допрос в СК. «Когда и как я решил пойти в Мосгордуму? Когда получили решение и отказ? Кто еще знает про то, что мне отказали в регистрации кандидатом в Мосгордуму? Кто финансирует кампанию? Что вы делали 14 июля, когда был митинг у Мосгоризбиркома? Кто руководил действиями?» — такие вопросы, по словам Жданова, ему задавал следователь. Он воспользовался 51-й статьей Конституции и не стал отвечать. Жданов также остается в статусе свидетеля.

Ночью из СК позвонили Любовь Соболь и вызвали на допрос к 10 утра следующего дня. При этом следователь по особо важным делам Дмитрий Смадич не стал уточнять, по какому именно уголовному делу вызывают Соболь. Повестку ей вручили на следующий день. Она согласилась прийти на допрос после заседания Мосгоризбиркома, где состоится обжалование решения о ее недопуске на выборы. На заседании комиссия не удовлетворила жалобу Соболь на снятие с выборов. В ответ Любовь объявила, что будет держать голодовку в здании МГИК, пока не добьется встречи с главой Центризбиркома Эллой Памфиловой и своей регистрации на выборы.

На допрос в СК также вызвали незарегистрированных независимых кандидатов Юлию Галямину, Геннадия Гудкова, Елену Русакову, Кирилла Гончарова и зарегистрированного в кандидаты члена «Яблока» Максима Круглова. Утром 25 июля пришли к родителям Константина Янкаускаса, с которыми он не живет, и также пытались вручить повестку на допрос — родители ее не приняли.

Дмитрий Гудков после допроса сообщил журналистам, что вечером ему снова придется прийти в СК для осмотра изъятой техники, а на следующий день, по словам следователя, снова будет допрос и «сюрприз».

Тем временем Элла Памфилова призвала силовиков «максимально корректно» проводить следственные действия по уголовному делу о воспрепятствовании работе Мосгоризбиркома. А в здании Московской Хельсинкской группы прошла встреча рабочей группы Совета по правам человека при президенте РФ с независимыми кандидатами. Глава комиссии по избирательным правам Илья Шаблинский заявил, что он и член СПЧ Николай Сванидзе будут в субботу у мэрии. К этому всех членов СПЧ призвал Илья Яшин «для того, чтобы обеспечить законность мирной акции».

Криминализация протеста

По какой части статьи 141 УК возбуждено дело, Следственный комитет не указывает, подчеркивает глава юридической службы «Апология протеста» Алексей Глухов. Судя по цитатам из пресс-релиза, можно предположить, что это пункт «в» части 2: «Речь идет о квалифицирующем признаке «группа лиц либо организованная группа». Это предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы и дает формальное основание в случае задержания обращаться в суд об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста либо заключения под стражу».

Глухов считает это уголовное дело «еще одним способом криминализации протеста», иными словами — запугиванием граждан, которые участвуют в мирных протестных акциях с 14 июля.

Тогда люди впервые вышли на «встречу с кандидатами» в Новопушкинский сквер, дошли до здания московской мэрии (постучав в ее дверь), а затем до Мосгоризбиркома. Протестующие разбили палаточный лагерь — хотели остаться там на ночь вместе с объявившей голодовку Любовью Соболь, не допущенной до выборов в Мосгордуму. Полиция жестко разогнала участников, задержав 38 человек — среди них были сами кандидаты.

Уголовное дело приурочено к несанкционированной акции у мэрии Москвы 27 июля — ее анонсировал Алексей Навальный во время согласованного митинга на проспекте Сахарова в прошлую субботу. Политик поставил ультиматум перед столичной властью: либо независимых кандидатов пускают на выборы, либо протестующие выходят через неделю к мэрии. «Возбуждение уголовного дела перед акцией протеста за проведение мирной акции — это, несомненно, сигнал всем: мы можем завести против вас уголовное дело до 5 лет лишения свободы», — считает Глухов.

— Из-за того, что дело пока бесфигурантное, список потенциальных подозреваемых по нему может быть от двух человек до нескольких десятков, — продолжает он. — Не уверен, что силовики смогут переварить сто фигурантов уголовного дела. Они по «болотному делу» не смогли даже этого сделать.

Открытая вакансия стать подозреваемым существует для инициаторов протеста и для активных участников — особенно тех, кто допускал публичные лозунги и использовал провокационные плакаты, если таковые имелись.

Дела по этой статье бывают, но достаточно редко, утверждает руководитель отдела мониторинга выборов «Голоса» Андрей Бузин. «Пикетирование Мосгоризбиркома, с моей точки зрения, как раз защита избирательных прав. А вот незаконный отказ в регистрации — это воспрепятствование осуществлению избирательных прав. Все перевернуто с ног на голову».

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

При этом сам факт наличия состава преступления у кого-либо из участников протестных митингов и пикетов вызывает сомнение, считает Илья Шаблинский, глава комиссии по избирательным правам в Совете по правам человека при президенте РФ: «Чтобы избирательной комиссии мешали, нужно препятствовать выполнению ее конкретных функций: проникнуть на ее территорию, не дать ее сотрудникам вести делопроизводство, мешать голосованию, подсчету. Не пускать сотрудников на работу. Это подразумевает состав [141 статьи УК]. Ничего этого не было».

Он напомнил, что независимые кандидаты в Мосгордуму договорились о встрече с членами СПЧ и его главой Михаилом Федотовым, она должна была состояться завтра. «Но только что выяснилось, что для этой встречи в здании администрации президента, где обычно и проводятся такие встречи (совет-то при президенте), помещения нет», — говорит Шаблинский. Илья Яшин на своей странице в Facebook подтвердил, что помещения не нашлось. Вместо этого встреча пройдет с рабочей группой СПЧ во главе с Шаблинским в помещении Московской Хельсинкской группы.

«Юля, так получилось, извини»

Около 9 утра 24 июля Алексея Навального задержали у подъезда дома, он как раз вышел на утреннюю пробежку. Затем оппозиционера доставили в отдел полиции по Даниловскому району. Как сообщила его адвокат Ольга Михайлова, на Навального составили протокол по статье о повторном нарушении порядка проведения акции (ч. 8 ст. 20.2 КоАП). 

Из отделения Навальный записал видео в Instagram: «Правду говорят, что спорт иногда вреден. Вышел из дома сегодня побегать и купить жене цветов — у нее сегодня день рождения: Юля, привет, с днем рождения!

Около подъезда маленький автобус с ОМОНом и меня задержал. Сейчас как дурак в трусах нахожусь в отделении полиции. Юля, так получилось, извини».

Пресс-секретарь политика Кира Ярмыш сообщила, что Навального привлекают за призывы к участию в несогласованной акции со сцены на митинге на проспекте Сахарова 20 июля, а также за призывы, опубликованные в Facebook.

В 10 утра тоже при выходе из дома задержали координатора московского штаба Навального Олега Степанова. На момент разговора с корреспондентом «Новой» (в 16.20) его везли в Хорошевский суд. Как сообщил он сам, ему вменяют ту же ч. 8 ст. 20.2 КоАП. «Якобы своим постом в фейсбуке я организовываю митинг, — говорит Степанов. — Митинга еще не было, но меня уже планируют за него осудить. При этом важно понимать, что это [мероприятие] не регулируется законом о митингах и шествиях, это будет встреча с кандидатами. Мне кажется, власть подрывает собственную легитимность в глазах людей». Вскоре Степанова арестовали на 8 суток.

Примерно в то же время задержали двоих гражданских активистов — Александра Арчагова и Константина Котова. Арчагова доставили в Мещанский суд, Котова — в Тверской (суды находятся в одном здании). Обоих обвинили в «организации несогласованного митинга» (ч. 2 ст. 20.2) — по этой статье возможен административный арест на срок до десяти суток: на столько суд и арестовал Арчагова, а позже и Котова.

Как сообщает юрист ОВД-Инфо Марина Артамонова, первый протокол на Котова составлен за призывы через интернет приходить на акцию 19 июля на Трубной площади. А второй — по статье 19.3 КоАП («Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»), так как активист отказался по требованию полицейского предъявить паспорт. На Александра Арчагова протокол составлен также из-за призыва в соцсети приходить на акцию на Трубной площади. Об этом сообщил адвокат ОВД-Инфо Дмитрий Захватов — протокол составлен на основании рапорта майора Центра «Э».

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Напомним, всю неделю, с 15 по 19 июля, оппозиционные политики собирали своих сторонников на Трубной площади в формате все той же «встречи с кандидатами». Сотрудники полиции лишь в первый день протеста на Трубной задержали двух протестующих, в остальные дни правоохранительные органы не выносили предупреждений гражданам о «незаконности их действий», как это происходит обычно на несогласованных акциях. В субботу, 20 июля, незарегистрированные кандидаты вышли на согласованный митинга на проспекте Сахарова, собрав 22 тысячи человек. На Сахарова Алексей Навальный призвал со сцены на несанкционированную акцию у мэрии Москвы в эту субботу, 27 июля.

Ноль от митингов

Требовать встречи с председателем Центральной избирательной комиссии Эллой Памфиловой кандидаты в Мосгордуму начали еще во время первой несогласованной акции. Глава ЦИК, которая в это время была на больничном, согласилась встретиться после 22 июля. Во вторник, 23 июля, независимые кандидаты сели за круглый стол с Эллой Памфиловой.

«Я хочу сказать, что как руководитель, несмотря на мое отсутствие, несу ответственность за всё, что происходит в избирательной системе, в том числе за то, что делает ЦИК, — сразу заявила Памфилова. — Я бы попросила не представлять меня как руководителя, который сбежал, симулировал в это тяжелое время».

Свое «лирическое отступление» она начала с благодарности к Алексею Навальному: он агитировал всех смотреть прямую трансляцию со встречи в ЦИК.

— Во-первых, не надо ломиться в открытую дверь, — обратилась она к смотрящему трансляцию Навальному. — Я сегодня прочитала, что наш уважаемый, прекрасный (такой же прекрасный, как его воображаемая Россия будущего) Алексей Анатольевич продавил меня на эту встречу. Коллеги, ну это просто смешно.

Глава Центризбиркома уверила присутствующих: «Еще не родился человек, который мог бы меня продавить помимо моей воли».

У независимых кандидатов претензии к работе избирательных комиссий зачастую совпадали: это намеренные опечатки при вводе данных избирателей в систему ГАС «Выборы», некомпетентная экспертиза графологов (которые забраковали подписи избирателей, не обосновывая свое решение) и отказ окружных комиссий рассмотреть жалобы кандидатов.

Многие из них также убеждены в том, что проверка по базам данных УФМС — это «вмешательство исполнительных органов в избирательную систему». Они уверены, что эти базы необходимо исключить из процедуры проверки подписей.

Независимые кандидаты остались недовольны встречей с главой ЦИК.

— Ощущения, что нас восстановят, пока у меня лично не появилось, — говорит «Новой» Константин Янкаускас. — Никаких обязательств на этот счет нам дано не было. Обещали только, что будут присутствовать представители ЦИК при рассмотрении наших жалоб Мосгоризбиркомом, но те же самые обещания нам давал господин Горбунов, а представители МГИК во многих случаях просто руководили отказами.

Константин Янкаускас. Фото: Антон Карлинер / специально для «Новой»

— Конечно, вопиющие случаи вызывали у них [представителей ЦИК] удивление. Но я думаю, ЦИК повидал достаточно всевозможных махинаций и на муниципальном уровне, и на региональном, — пересказывает свои впечатления от встречи кандидат от «команды Гудкова» Александр Соловьев. — ЦИК, во-первых, согласилась направить своих представителей на рабочие группы, чтобы воочию убедиться в их действиях. А во-вторых, ЦИК согласилась принять наши документы уже сейчас в нарушение процедуры. Но не для того, чтобы начать по существу рассматривать их, а для того, чтобы подготовить все необходимые бюрократические процедуры, чтобы наши жалобы рассмотреть в ускоренном режиме, если нам откажут в МГИК.

«Эффект от митингов ноль. Ноль», — заявила Памфилова на встрече с кандидатами. Соловьев отмечает, что выход граждан на улицу не будет направлен против главы ЦИК, он будет — «за восстановление справедливости»:

— Потому что не нужно считать нас за идиотов. Всем очевидно, как нас обманули, это сделали открыто и нагло. Именно за справедливостью мы и выходим, потому что даже их идиотские законы мы уже выполнили.

Первым из демократов стадию обжалования в Мосгоризбиркоме сегодня прошел Дмитрий Гудков. Он получил отказ. Следующая стадия апелляции — Центризбирком: «Совещались за закрытыми дверями, с барского плеча вернули что-то около 134 подписей из тех, что раньше были признаны недействительными. Ошибки ввода не учли (110), заявления 260 человек, которые подтвердили подписи, тоже».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera