×
Сюжеты

К свободе нужен плавный переход

Абитуриент Рустам Хавашхов узнает у вузовских преподавателей, что происходит со вчерашними школьниками, когда они становятся студентами

PhotoXPress

Этот материал вышел в № 84 от 2 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

 
Анна Жучкова
преподаватель филологического факультета РУДН:

— До появления ЕГЭ переход из школы в вуз был более плавным за счет промежуточной образовательной ступени: курсов или занятий с репетитором. Поступить в вуз со школьными знаниями было практически невозможно. ЕГЭ эту проблему снял, но добавил другую: теперь переход от школы к студенчеству происходит резко, а перенастройка оказывается тяжелой.

Обучение в школе направлено на формирование определенного объема знаний. Какая бы прекрасная ни была школа, в ней достаточно жесткая система отношений. Ведь школа несет ответственность за каждого ученика. Вуз за студента «головой» не отвечает, не обеспокоен уровнем успеваемости и внешним видом, преподаватель не говорит: «Выучишь от сих до сих». А задает общее направление и надеется на самостоятельную работу студента.

Задача вуза — подготовить ученого-исследователя, который полагается на свое личное стремление (а не ждет оценки), ищет решения (а не правильные ответы) и умеет доказать свое мнение (а не творческим — «я так вижу»). Перестраиваться на первом курсе приходится всем: и стобалльникам, и победителям олимпиад. Проблемы у них возникают разные, но выход один: признать, что поступление в вуз — это только начало пути, и начать учиться по-новому, овладевая инструментарием самостоятельного исследования. Ведь даже самый продвинутый школьник мыслит в рамках заданной концепции. А вуз предлагает пять-шесть концепций сразу и говорит — выбирай. Школа дает запас знаний, университет учит учиться.

Вам органически неприятен Достоевский? В обычной школе такого произносить не стоит. В творческой школе учитель позволит вам его не любить. А в вузе скажут: «Здорово! Давай это исследуем в формате научной работы «Рецепция эстетики Достоевского в начале XXI века».

На первом курсе часто возникает разочарование, поскольку до специализации далеко и юный студент озирается в недоумении: зачем мне, бедному филологу, математика и основы естественнонаучного понимания мира, и почему мне рассказывают простые вещи? Они смотрят на меня снисходительно до тех пор, пока не начинают понимать, что текст не имеет раз и навсегда заданного смысла, он лишь система знаков, которые нужно расшифровать. Подчас дело осложняется тем, что учителя в элитных лицеях, искренне желая заинтересовать литературой, «сливают» самые интересные темы, сливки университетского курса. И ребенку, с которым в 10-м классе обсуждали Кафку и Камю, кажется, что в университете он ничего нового не слышит. Но это только кажется. Ведь по-настоящему понять того же Кафку можно только при последовательном изучении истории и теории литературы.

Адаптации на первом курсе помогает четкий системный подход преподавателя к организации занятий и готовность к интерактивности. Одна наша преподавательница приходит к первокурсникам с классным журналом, их это очень успокаивает. Как и балльно-рейтинговая система оценок, когда заранее известно, что за что ты получишь на выходе. К старшим курсам необходимость в этом отпадает, студентам становится интереснее не оценка, а сам материал.

А зачем пришел?

Мария Фаликман
руководитель департамента психологии Высшей школы экономики:

— В психологии есть различение двух видов мотивации: внешней и внутренней. О внутренней мотивации говорят, когда человеком движет непосредственный интерес к тому, что он делает, например, изучает биологию. Внешняя мотивация не связана с содержанием того, что человек делает, хотя и выполняет некую побудительную функцию (например, изучает ту же биологию, чтобы победить на олимпиаде и пройти в вуз вне конкурса). Иногда люди держатся на внешней мотивации годами (например, работают на неинтересной для них работе, потому что она дает возможность обеспечивать семью).

Потому очень важен вопрос: с какой мотивацией человек поступает в университет. В множестве случаев — с внешней (потому что так хотят родители или все друзья тоже поступают), и это нормально. С внутренней мотивацией (осознанием того, что дальше хочется заниматься именно психологией или физикой) приходят единицы. А дальше вопрос в том, превратится ли внешняя мотивация во внутреннюю.

Уходят обычно тогда, когда мотивация внешняя не изменяется — типичный случай: поступил, куда сказали родители, и ушел туда, где самому интересно. Проблема же в том, что большинство даже взрослых людей не всегда осознают свои мотивы и ориентируются на эмоции: скучно или интересно, утомительно или вполне выносимо. И только в процессе обучения человек реально может понять, насколько ему интересно то, что он пришел изучать. Но в случае внешней мотивации риск ухода из вуза выше.

У первокурсников желание уйти возникает, когда человек понимает, что пришел не туда. Вот у нас девочка только что ушла с первого курса психфака в ветеринарную академию. Принципиально другой случай — выпускники спецшкол и лицеев, где заранее накачивают вузовской программой, — и в вузе им скучно. Департамент психологии, например, сотрудничает с лицеем «Вышки», и старшеклассники раз в неделю приходят учиться к нам. Для меня это страшная проблема: как мне не давать этим школьникам то, что мы будем давать потом на первом и втором курсах? Они станут студентами и будут зевать…. А потом перестанут нормально учиться, поскольку вводные курсы структурируют все дальнейшее обучение. И это тоже может стать стимулом для ухода. Поэтому я говорю: «Дайте мне человека с хорошей биологией и математикой. Психологии я его научу. А если еще есть русский язык, чтобы он мог формулировать свои мысли, — совсем замечательно. А уж если английский».

Со старших курсов нередко уходят работать. Человек начинает работать и понимает, что ему диплом не нужен: он получает зарплату, может расти, развиваться. И принимает решение диплом не защищать, потому не доучивается.

В этом нет ничего страшного. Если у человека есть возможность изменить траекторию развития и если он осознал необходимость такого изменения, почему бы этого не сделать? Траектория в профессиональном мире меняется часто: в магистратуру приходит меньше половины людей с профильным высшим образованием. Психолог приходит на экономический факультет, экономист — на психологический. И это нормально.

Наконец, и в вузовском образовании есть свои проблемы: учебные курсы не обновляются, преподаватели читают по старым программам и не соответствуют запросам и требованиям сегодняшнего дня. В системе образования присутствует огромная инерция, что тоже может подталкивать к решению об уходе.

Научиться можно везде

Михаил Эдельштейн
преподаватель факультета журналистики МГУ:

— Многие вузы — и более престижные, и менее престижные — на самом деле не отвечают условным ожиданиям абитуриентов. Знаю, что многие студенты разных вузов в самом деле жалуются, что не получили того, чего ожидали. Но при этом проблема двусторонняя. Вуз — это не школа. Из класса в 20 человек вчерашний школьник попадает в поток, где их 200. В вузе — разнородная среда, это уже не «все свои». Придется сталкиваться с разными людьми. Я не верю в идеальный вуз. В любом вузе много преподавателей, они разные, и в них можно разочаровываться. Но не верю и в вуз, в котором нельзя ничему научиться.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera