×
Репортажи

Сыновья винтили

3 августа москвичам запретили находиться в центре столицы

Фото: Антон Карлинер, для «Новой»

Этот материал вышел в № 85 от 5 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Татьяна Васильчуккорреспондент

18
 

Выйти в центр Москвы 3 августа и не оказаться в автозаке было почти невозможно даже для человека, который совсем ничего не знает о последних акциях протеста в столице. Центр города был полон полиции и автобусов с росгвардейцами, на выходе из метро проверяли документы и регулярно советовали «ехать домой». Телефонная связь ловила очень плохо, а где-то ее не было вообще. Вдоль бульваров закрылось несколько магазинов и кафе, например, Центральный рынок на Трубной. Неделю назад в столице было задержано более тысячи человек, сегодня, по данным ОВД-Инфо, более восьмисот.

Монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета», видео снято корреспондентками «Новой»: Лилит Саркисян, Дарьей Зеленой, Екатериной Фоминой, Викторией Микишей, Елизаветой Кирпановой, Анной Артемьевой, Юлией Минеевой, Татьяной Васильчук

Почти все независимые кандидаты в депутаты Мосгордумы сейчас отбывают административный арест за организацию несанкционированных акций. Еще девять участников митинга 27-го проходят по делу о «массовых беспорядках» — шестеро из них уже арестованы (ст. 212 УК РФ — до 8 лет лишения свободы).

Новую акцию протеста анонсировали еще в прошлые выходные, во время предыдущей: на этот раз местом сбора служила любая точка Бульварного кольца. Маршрут предполагался такой: Пречистенские ворота, Никитские ворота, Новопушкинский сквер, Трубная площадь, Тургеневская площадь и Покровские ворота.

С вечера пятницы вдоль Тверской выставили ограждения. А с утра все станции метро на территории Бульварного кольца полностью контролировались полицией. Окна автобусов росгвардейцев, припаркованных неподалеку, были закрыты занавесками, иногда они строго выглядывали оттуда на любопытных прохожих. Появлялись сообщения, что на выходе с «Чеховской» всех молодых мужчин отводят в отдел полиции. Корреспонденты «Медиазоны» также сообщали, что на выходе из метро у них требовали документы и пытались вручить предостережение против участия в акции.

Проверка содержимого рюкзака и документов. Такие проверки шли у нескольких станций метро в центре Москвы. Людей без документов задерживали. Фото: Татьяна Васильчук / «Новая газета»

В 13.30 на Тверской, по пути от Новопушкинского сквера к зданию мэрии, двое сотрудников полиции проверяют документы у молодого человека. Он показывает паспорт, открывает рюкзак. Выглядит немного испуганным, говорит, не знает, что здесь происходит. Полицейские объясняют, что остановили парня «по ориентировке», затем просят и у меня паспорт, пресс-карту, редакционное задание и интересуются неким «согласованием на работу здесь». Корреспондентов «Новой» в субботу не раз останавливали для досмотра документов.

Телефонной связи у абонентов МТС и «Билайна» в центре в этот момент практически нет — нельзя даже позвонить, не то что зайти в интернет. Пишут, что ловит «Мегафон», но тоже с перебоями. К «официальному» началу акции, в два часа дня, начинается сильный дождь. У входа на «Кропоткинскую» к этому моменту задерживают уже семерых человек, которые прятались от дождя под козырьком у метро. Полицейский настойчиво интересуется у парня: «Что он делает в этом месте?» Получает ответ, что тот ждет друга. И снова интересуется: «И через сколько друг приедет?»

Тем временем на Пушкинской площади уже около 200 человек. Они не выкрикивают лозунгов, не держат табличек, просто общаются и поглядывают друг на друга, чтобы понять, когда начнется какое-то движение.

Задержания здесь происходят конвейером: цепочкой омоновцы проникают в толпу и вылавливают оттуда человека без определенного принципа.

— Это вообще что сейчас было, простите? — спрашивает росгвардейцев девушка, которую ведут в автозак. — Здесь находиться нельзя? Запретная зона?

«Уважаемые граждане, сотрудники Росгвардии несут службу в целях обеспечения вашей безопасности. Большинство военнослужащих срочной службы сегодня здесь — это ваши сыновья. Будьте благоразумны, не нарушайте закон» — объявление про «сыновей», зачитываемое женским голосом, звучит чаще остальных.

Пушкинскую довольно быстро «зачищают»: росгвардейцы поднимают с лавочек бабушек, будят бездомного — тот ругается на полицию и отмахивается, но его берут под руки и волокут к автозаку. Хватают журналистов, на которых нет опознавательных жилетов. Тех, кому удается на ходу вытащить пресс-карту, потом буквально откидывают в сторону.

— Молодой человек, — обращается к росгвардейцу пожилая женщина, — а эти люди здесь [показывает на протестующих и обычных прохожих на площади] — не наши сыновья? Их не нужно беречь? Они чем-то от вас отличаются?

Зачистка Новопушкинского сквера. Фото: Антон Карлинер, для «Новой»

На площади не хотят оставлять никого. Оставшихся людей смещают к кинотеатру «Россия», но люди переходят к зданию «Известий». На этот момент на Пушкинской задержано несколько десятков. Только на моих глазах — больше двадцати.

С особой жестокостью реагируют на мужчину с российским флагом — притом что у людей сегодня практически не было символики, флаг вызывает очень резкую реакцию. Мужчину кладут лицом в асфальт, заламывают руки и несут в автозак за ноги.

В это время на Трубной площади людей задерживают точечно — так же рандомно выхватывают из толпы и довольно быстро «зачищают» площадь (главное место ежедневных вечерних протестов оппозиции последнее время). Кого-то удается отбить, женщина кричит, что в автозаке ее сын, и его отпускают. Практически идентичная история с задержаниями на Чистых прудах — людей там «берут» за ноги, куртки и несут — больше десяти задержанных. Рядом кто-то в это время проезжает на велосипеде. На Старом Арбате идет колонна и несет баннер «Свободу политзаключенным», их «контролируют» омоновцы. Становится известно о задержаниях в районе Цветного бульвара. В районе метро «Маяковская» за полчаса набирается три полицейских автобуса — задержанных стихийно увозят в ОВД.

Один за другим на Садовом возле метро «Маяковская» набили три автобуса задержанных всего за полчаса. Фото: источник «Новой»

Люди, которые вышли сегодня на Пушкинскую, оказываются у здания «Известий». Росгвардейцы ходят группами по 5–6 человек и высматривают, кого задержать. Журналисты идут вместе с ними, чтобы хоть чуть-чуть понять логику выбора задержанного. Росгвардеец, идущий впереди, показывает пальцем на людей, которые сидят на приступке у магазинов рядом с «Известиями» — показывает на одного, второго, советуется с росгвардейцем рядом. Сначала как будто задерживают только парней, но потом, кажется, логика чуть-чуть прорисовывается: если человек как-то реагирует после того, как на него показали пальцем (например, берет в руки рюкзак или встает, чтобы отойти подальше), — на него набрасываются.

Чуть позже, когда в голосе полиции слышно уже раздражение в просьбе «разойтись», задержания переходят в разряд «всех подряд». Забирают мужчину, который стоял спиной к колонне росгвардейцев и наблюдал за происходящим.

Ему вслед кричит пара: «Он же стоял, ничего не делал! Вы что, совсем что ли?»

Спрашиваю, знаком ли им задержанный. Они отвечают, что нет, но они возмущены, ведь человек «просто стоял». «Я, простите, не знаю, что здесь происходит», — замечает Анна. Объясняю, что это акция за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму (сегодня это приходится объяснять многим, наблюдающим за задержаниями, но чаще всего люди вообще не понимают, что такие выборы должны состояться). Спрашиваю у Анны, не страшно ли, что и их задержат. «Да господи, пусть задерживают. Ну, отпустят потом. А это сейчас нормально было, [задерживать, если] мужчина стоял просто? — Анна со своим спутником переглядываются. — Я вон слышала, что иностранца задержали, он даже паспорт свой всем показал и все равно, это что такое?»

Жесткое задержание на Пушкинской, одно из многих в этот день. Фото: Антон Карлинер, для «Новой»

Если росгвардейцы заприметили кого-то (а то и вовсе показали пальцем), а человек решается убежать, — его догоняют, даже если для этого приходится влететь в метро, сбив по пути несколько прохожих: «Дорогу, я сказал!». Парня забирают уже после рамок метро.

— Не трогайте меня, пожалуйста, я вас прошу — девушка на скамейке у «Известий» закрывает лицо руками, но сначала забирают соседа, а затем и ее. — Мы же ничего не делали, сидели просто.

К сидящим на скамейке, а также к курящим у магазинов подходят росгвардейцы и просят уйти в метро.

— А на улице уже находиться нельзя? — спрашивает мужчина у магазина цветов.

— Езжайте домой, по своим делам езжайте, — раздраженно отвечает росгвардеец и подталкивает мужчину в сторону выхода из метро.

— Да не хочу я домой, спасибо! — мужчина одергивает рукав куртки. — Вы мне будете указывать, ехать домой или нет? Нормально вообще?

Пространство у «Известий» зачищают в течение часа.

Росгвардейцам помогают сильный дождь и ветер, спасаясь от которых, люди просто уходят в подземный переход. Часто конвейер задержаний останавливается, но это значит только, что переполненный автозак только уехал, а нового пока нет. При этом рядом периодически проносятся автозаки, которые уже наполнились на Трубной.

Задержание на Трубной. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

В подземном переходе полиция объявляет, что «выхода нет», но при этом гражданам нужно разойтись. В ответ на эти противоречивые призывы многие смеются и хлопают. Хлопки в ладоши были сегодня чуть ли не единственной формой звукового протеста. Из лозунгов звучали «Допускай» и «Россия будет свободной», и то не во всех локациях. Подсчитать количество людей, вышедших сегодня на акцию, довольно сложно из-за того, что она проходила в нескольких точках Бульварного кольца, но что выделяется во всех задержаниях — явных поводов задерживать протестующие не подавали, даже ничего не выкрикивали, в том числе и из-за этого оказалось, что в автозаки поместили москвичей и туристов, которые вообще не знали, что существуют выборы в Мосгордуму.

По состоянию на 21.15 ОВД-Инфо сообщает о 828 задержанных. В некоторые ОВД приехали следователи и опрашивают людей по делу о «массовых беспорядках» на акции 27 июля. «Правозащита Открытки» опубликовала опросные листы, которые задержанным выдают в ОВД, — в них, в частности, спрашивается про «родственные связи» и «среду общения» — организация напоминает, что задержанные вправе отказаться заполнять такую бумагу, сославшись на 51-ю статью Конституции. У многих в отделениях отбирают телефоны. Борьба с людьми, которые вышли на улицу, продолжается.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera