Сюжеты

Квартиры как «военные трофеи»

В Абхазии многие не могут вернуть свое захваченное во время войны жилье даже после суда

Общество

 

Можно ли вернуть захваченное во время войны жилье его законным владельцам? Этот вопрос остается одним из наиболее острых в обсуждении грузино-абхазского конфликта. Точное число незаконно занятых во время войны квартир и домов неизвестно. Масштаб проблемы представить легче, если вспомнить, сколько в этой войне беженцев: из Абхазии бежали 300 тысяч этнических грузин, и каждый из них потерял дом. От войны уезжали не только грузины, но у представителей других национальностей шансов вернуть свою собственность больше — благодаря новому закону, который готовятся принять абхазские парламентарии. Журналисты независимого новостного портала JAMnews рассказывают о том, как законные владельцы недвижимости в Абхазии добиваются справедливости.

Сухум, июль 2019 г. Фото: JAMnews

Харлампию Политидису 79 лет. Он уроженец Абхазии, грек по национальности. Вот уже много лет он безуспешно борется за право вернуть свою квартиру в Сухуме, которая принадлежит ему по решению абхазского суда. Харлампий обошел практически все российские и абхазские инстанции и продолжает надеяться, что когда-нибудь вернется в свой дом.

Самовольно занятую во время войны недвижимость в Абхазии часто называют «трофейной». Вопрос о ее возврате законным владельцам время от времени всплывает в медиа, потому что до сих пор тянутся связанные с этим судебные процессы.

Но вернуть себе недвижимость удалось очень немногим.

Политидис жил в Абхазии до 1991 года, потом его перевели работать в Москву. Во время войны, которая началась двумя годами позже, квартиру захватили. Он смог ее отсудить в 2005 году, но с тех пор квартира сменила несколько «законных» владельцев, новые хозяева так и не освободили жилище.

Сейчас Харлампий живет в Греции у дочери и надеется, что ему удастся вернуть занятое жилье.

Елене Галицкой из Ростова 56 лет, многие годы она пытается вернуть родительскую квартиру в Пицунде. В 1994 году, когда мама Елены уехала на два года в Ростов помогать дочери после тяжелых родов, некто пригнал к ее дому пожарную машину, вошел в квартиру через окно, открыл входную дверь и въехал вместе с семьей. 

«Об этом нам рассказали соседи, но официальные показания они давать побоялись, — говорит Елена, — мама обращалась в милицию и в администрацию, но чиновники не хотели даже фиксировать обращение».

Мать Елены стала получать угрозы, однажды ей пришлось «поговорить» с неизвестными людьми в чужой машине. В результате она перестала обращаться за помощью к властям.

Елена Галицкая и ее сестра Ольга попытались было оформить квартиру в 2016 году. Местная администрация Пицунды организовала встречу Елены с сыном человека, который захватил квартиру, чтобы таким образом неформально «разрулить» ситуацию.

Сын захватчика пришел на встречу вместе с юристом и назвал отца Елены «пособником и агентом грузин», который, впрочем, сам уступил квартиру чеченским добровольцам. Возвращать ее «владелец» отказался наотрез и Елена обратилась в суд.

Сухум, июль 2019 г. Фото:  JAMnews

«Грузинский» закон

В рассмотрении общественной палаты Абхазии более сотни заявлений от людей, которые пытаются вернуть свою недвижимость.

«Примерно половинаот родственников граждан Грузии, воевавших против Абхазии в 1992-1993 годах», — говорит Даниил Убирия, председатель комиссии по жилищным вопросам Общественной палаты (консультативном органе при администрации президента Абхазии).

Убирия рассказал, что после войны в Абхазии был принят закон, который позволяет восстановить права собственности даже тем людям, родственники которых воевали против абхазов. Запрет на право собственности касается только тех граждан, «которые боролись против независимости и государственного суверенитета РА, участвовали в боевых действиях против Абхазии или оказывали содействие оккупационным войскам», — говорится в законе.

«Жилье тех, кто воевал против Абхазии и покинул республику, было распределено между нашими гражданами. После войны суды не принимали претензий от грузинских граждан, но с недавнего времени рассмотрели несколько дел. Решения приняты не в пользу истцов», — говорит Даниил Убирия.

Как правило, истцы живут в России или в Грузии, и документы они оформляют там же.

«Но у нас не работают документы, полученные не в Абхазии», — объясняет Убирия.

Сухум, июль 2019 г. Фото:  JAMnews

Несколько месяцев назад парламент Абхазии принял — пока в первом чтении — поправки в закон о распоряжении имуществом, которые запретят возвращение имущества не только тем, кто воевал на грузинской стороне, но и всем его родственникам. То есть наследники вернуть себе имущество не смогут.

«Это не вопрос национальности, — говорит один из инициаторов поправок депутат Рауль Лолуа. — Речь идет о тех, кто борется или боролся против независимости и территориальной целостности Абхазии. Конечно, в основном это касается лиц грузинской национальности. Это более 90%, но в законе упоминания национальности нет», — подчеркивает он.

«Нечего терять»

Юрист Валентина Корниенко, которая занимается вопросами возврата жилья собственникам, считает, что дискриминация — это большая проблема для Абхазии. 

«Законы есть, но они не исполняются в отношении русских. Нам удается возвращать жилье лишь благодаря тому, что я здесь родилась, а мои братья прошли войну, они Герои Абхазии. Но сами процессы очень сложные, длятся годами. Кому-то удается вернуть свой дом или квартиру, кому-то компенсируют — дают жилье в другом месте. Но так или иначе все дела выигрываем», — утверждает она.

На счету Валентины 44 выигранных судебных процесса. В одном из них фигурирует Станислав Белоусов, обратившийся к Валентине три года назад.

Захват квартиры Станислава был драматичным: злоумышленники влезли к нему через окно и, угрожая, увезли в психиатрическую больницу, где заперли почти на полгода.

Только благодаря счастливой случайности ему удалось оттуда выбраться.

Сухум, июль 2019 г. Фото:  JAMnews

«Однажды в больнице он встретил знакомую и рассказал ей об этом случае. Знакомая обратилась ко мне, я поехала в милицию и сказала, что по закону человека нельзя класть в больницу без согласия родственников. Станислава сразу же отпустили и сейчас он живёт спокойно», — говорит Корниенко.

Семье Елены Галицкой пока не удалось добиться справедливости. Она обращалась во все инстанции, но «на очень высоком уровне» истцам сообщили, что обеспечить законное рассмотрение в суде будет сложно, и даже при положительном решении суда, скорее всего, им не удастся вернуть квартиру.

Так и получилось — суды уклонялись от приема исков и рассмотрения их в предусмотренные законом сроки. «В Гагрском суде тринадцать раз назначались заседания, и мы приезжали из Ростова, наш адвокат из Сухума, но большая часть их срывалась. Кроме этого, мы пытаемся возбудить уголовные дела по данным в суде ложным свидетельским показаниям и фальсифицированным доказательствам, представленным стороной захватчика и способствовавшим вынесению незаконных решений. И мы будем бороться до конца. Нам уже нечего терять. Это наша квартира», — говорит Елена.

По материалу JAMnews. При поддержке «Медиасети»

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera