Сюжеты

Смотрины на главного и легкие закусочки

Как Сергей Пускепалис стал худруком Ярославского театра

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 91 от 19 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

Марина Токареваобозреватель

1
 

В пятницу, 16 августа, Министерство культуры опробовало новый формат.

— Все начнется в десять, а пока, пожалуйста, легкие закусочки.

Девушки при входе направляли участников мероприятия к столам. Накрыто было сдержанно: чай, кофе, пирожки. В особняке на Гоголевском, где располагается Российский фонд культуры, проходил конкурс концепций развития ФГБУК «Российский государственный академический театр драмы имени Федора Волкова». А по сути — смотрины на главного.

Смотрели девятерых. Драматургия происходящего, само собой, взывала к гоголевской «Женитьбе». Только не Никанор Иванович, Иван Кузьмич и Балтазар Балтазарович исполняли роль статистов при основном «женихе», а конкретные российские режиссеры разного возраста и опыта. Все для того, чтобы Министерство культуры могло разыграть пьесу под названием «Процедура» в жанре «демократический выбор».

Идеологически выдержанный худрук для Ярославля был выбран задолго до конкурса.

С ним, объявленным две недели назад, успели в последнюю электричку: Минюст только что согласовал новый статус Театра имени Федора Волкова как особого культурного объекта. Неудобно могло получиться: статус есть, а руководства нет. А ведь уже пора «вносить в правительство». В зале (и конкурсной комиссии) были неоспоримые «первачи»: Сергей Безруков, Алексей Бородин, Борис Любимов, Владимир Машков, Андрей Могучий, Адольф Шапиро. А также артисты Волковского театра, зампред правительства Ярославской области, Валентина Терешкова, приглашенная как эксперт, и ряд высоких чиновников — от Владимира Толстого до Павла Степанова. Заместитель министра культуры, который теперь в ответе за театр, и был председателем комиссии. Итак, начал Степанов, «у нас с вами девять концепций». Регламент — 7 минут: концепции заранее направлены всем членам комиссии, «была возможность ознакомиться».

— Возражения, замечания, протесты есть? — Собравшиеся не протестовали.

— Претендентов слушаем в алфавитном порядке.

Здание Государственного академического театра драмы имен Волкова в Ярославле. Фото: РИА Новости

В зал входит и занимает место за кафедрой первый соискатель, Денис Азаров. Он уже ставил в Ярославле, хорошо знает труппу. Ему 33 года. И он хочет, чтобы в Волковском ставили Женовач и Рыжаков, Макберни и «какой-нибудь хулиган на малой сцене». Упоминает редкие пьесы Островского, предлагает эскизы и читки, живой театр в фойе.

— Приложения в планшетах щелкнуть, листануть, и это будет про историю русского театра! Предлагает конкурс инсценировок, говорит, что театр должен быть в Авиньоне, Эдинбурге. Говорит о возобновлении работы Центра Треплева, театральном квартале, новом пространстве, интеграции с городом, общежитии для молодых артистов, лаборатории «Дебют», образовательной программе для детей, летнем театральном лагере и ремонтных работах: нужен второй репетиционный зал. И хотя его концепция свежая, разработанная, а волнение неподдельное, чиновники к молодому режиссеру строги. Степанов: «В вашей концепции доля госсубсидии 50 процентов, сейчас 70. Как достигнете?»

— Есть формула «творчество–успех–деньги–творчество», создадим попечительский совет, найдем спонсоров.

— А вы в курсе, что сцена устарела и надо не один десяток миллионов вложений, чтобы привести все в порядок? — вопрошает советник Мединского Кожемякин. Но Азаров не «ведется»: «Вся нижняя механика новая, звук в порядке, проблемы только со светом».

Потом в ходе обсуждения выяснится: его концепция профессионалам показалась самой жизнеспособной. Остальные претенденты на должность много старше.

Для режиссера Владимира Аленикова, поставившего в Ярославле «два самых посещаемых и наиболее любимых спектакля» (так он сам сказал), главное — «нравственное воспитание зрителя». А зрители, он заметил, все разные. Поэтому нужен правильный баланс между традицией и авангардом.

— Ярославль музыкальный город. И эту нишу можно закрыть, сделать театр еще более интересным, поскольку в театре масса прекрасно поющих артистов.

— Какие ошибки были допущены прежним руководством театра? — хочет узнать тактичный советник министра культуры.

— Не было стыковки между директором и худруком, — поясняет Алеников. Упомянув, что Егор Дружинин будет ставить новый мюзикл, а над его, Аленикова, спектаклями про Бомарше, а также про Федора Волкова и Парашу Жемчугову уже идет работа, претендент напомнил: «Этот театр ориентирован на нравственность, духовность!» — и покинул зал.

Режиссер Владимир Гурфинкель, много работавший в Перми, был огорчен тем, что никто не занимается русской комедией, и уверен, что талант «размазан по стране тонким слоем», а прелесть ярославского театра в том, что он дает возможность амбициозных планов.

Режиссер Олег Ефремов цитировал Черчилля и намечал для ярославцев новые пути: нужны катарсис, трагедия, драма, история про жизнь, и комедия — «просто поржать». Когда выяснилось, что у него как раз идет строительство своего театра в Подольске с труппой в 50 человек, Владимир Машков спросил: «Это ваша труппа, как вы можете решиться ее оставить в начале пути?» — «Пока не знаю», — признался соискатель.

Режиссер Алексей Казаков начал с Гете: «Чтобы создать Нацию, надо создать театр». Дальше читал по бумаге: «Охватить исполнительским процессом всю труппу; реализация любых форм; технологии в авангарде выразительности; категория 12+ недотягивает до госзадания…» И вдруг поставил диагноз: «Лицо театра сегодня пестро и обезличено».

Игорь Ларин признался: когда «отсматривал все премьеры, охватывал ужас — никто у нас в России не работает по Станиславскому!».

Роман Мархолиа предложил выход — «использовать накопленное, сформулировать, как это должно выглядеть сегодня, и повести дальше».

И вот наступил черед Сергея Пускепалиса. Его концепция — набор безнадежных трюизмов, но в них есть точно рассчитанные акценты: «Золотой запас Ярославля — Терешкова (первая женщина-космонавт сидит перед ним) и Первый Русский театр». Он начинает и заканчивает ссылкой на президента, ссылается не на Гете с Черчиллем, а на родственного сегодняшней бюрократии Андрона Кончаловского («для современного театра порой поиск новизны важнее, чем поиск сути»), — и это не наша дорога.

Он собирается создать худсовет, актерскую биржу, медиабиблиотеку, подростковый клуб. И, конечно, снабжает свои декларации всем ему присущим актерским обаянием. Честно не обещает бросить съемки: в работе «Шифр», «Сердце Пармы», еще что-то. Основная его идея маркетинговая — включить театр в туристическую систему Золотого кольца. Он выказывает уважение предшественнику: «Марчелли создал отличную труппу, богатый репертуар». И, как персонаж гоголевской пьесы, формулирует намерение: «Надо распорядиться этим приданым!» Подготовленные люди в аудитории задают ему больше всех вопросов и спрашивают как уже у назначенного:

«Первые два дня чем займетесь?» — «Обнюхаться. Осмотреться».

После него выступление режиссера Михаила Цитриняка, который «знает, как поставить 12 пьес», выглядит формальностью. И вот кода. Степанов свою роль знает: «Нам предстоит принять непростое решение. Тем более под гнетом того, что 270 лет театру в следующем году». Пресса покидает зал. Трансляция на сайте МКРФ прекращается. Совещаются около часа. Худруки, собранные, чтобы «под гнетом» легитимизировать уже состоявшееся решение Минкульта, пытаются сломать формат и заступиться за молодого претендента. Но их вдвое меньше, чем чиновников. Пятнадцать против восьми за Пускепалиса.

Так что на царство в особый культурный объект Ярославский театр имени Федора Волкова сядет хороший, востребованный артист, который иногда в жизни занимался режиссурой. В Ярославле он уже когда-то пробовал, не вышло. Больше полугода был членом команды Эдуарда Боякова во МХАТе имени Горького, но ничем блеснуть не успел. Впрочем, логикой профессиональной состоятельности в Министерстве культуры никто себя не мучает.

Пускепалис, похоже, часть проекта. Русский художественный союз отвоевывает себе площадки и территории.

К тому же, как сформулировал по итогам народный артист и один из премьеров Волковской труппы Валерий Кириллов, «художественный руководитель не обязан делать гениальные спектакли! Он должен быть брендом в бренде».

— Я приезжаю восемнадцатого, — говорит Пускепалис кому-то уже на лестнице. Билеты в Ярославль им куплены еще до обсуждения. Первый рабочий день в понедельник, 19 августа.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera