Комментарии

Суверенная наука и «университет вне политики»

Как российские гуманитарии реагируют на политический террор

Фото: Андрей Гордеев / Ведомости / ТАСС

Этот материал вышел в № 94 от 26 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Армен АрамянСпециально для «Новой»

7
 

На прошлой неделе было опубликовано заявление Американской ассоциации славистов в связи с арестом студентов московских вузов и массовыми задержаниями участников мирных протестов. Сотрудники американских университетов выразили обеспокоенность в связи с задержаниями студента Высшей школы экономики Егора Жукова и студента Бауманки Даниила Конона.

«Университет является местом, где учат критически мыслить, свободно говорить и задавать вопросы, а мирное выражение мнений не может быть основанием для уголовного преследования в демократического обществе, основанном на принципе уважения прав человека», — отмечается в обращении.

В письме отмечается недопустимость преследований студентов за политические взгляды со стороны руководства университетов. Это явный ответ на заявления ректоров РГГУ и МПГУ, которые накануне акций 3 августа заявили, что за участие в несанкционированных акциях студентам может грозить отчисление из университета.

Заявление стало довольно беспрецедентной акцией солидарности сотрудников иностранных университетов с российским университетским сообществом. Раньше такая поддержка высказывалась только при давлении на сами университеты — как в известном случае с отнятием лицензии у Европейского университета в Санкт-Петербурге, когда свою поддержку наряду с российскими университетами выразили десятки престижных зарубежных институций.

В письме делается особый акцент на «рейтингах»: американские коллеги заявляют, что получить желанное место в международных рейтингах российским университетам не удастся, ведь «в это понятие входят не только количество и качество публикаций в рецензируемых изданиях, но и рейтинг академической свободы, степень обеспечения политического нейтралитета и активной общественной позиции всех тех, кто аффилирован с данной институцией».

В программах развития ключевых российских университетов повышение позиции в международных рейтингах является ключевым элементом. Когда публикуются международные рейтинги университетов, это активно освещается в федеральных СМИ и широко обсуждается в самих университетах. В конце концов, от этого зависит возможность получения дополнительного финансирования.

При этом российские ученые неоднозначно восприняли обращение американских коллег. В основном сотрудники российских вузов отреагировали положительно, но также звучало мнение, что интонация «шантажа» непозволительна. Это реакция на утверждение, что российское академическое сообщество может оказаться в положении «изгоя в глобальной научной среде», если не «продемонстрирует приверженность демократическим принципам и гражданским свободам».

В этом фрагменте содержится неверное допущение составителей письма. Письмо обращено к руководителям и сотрудникам университетов, как если бы в российских университетах было реализовано самоуправление.

На исходе второго путинского десятилетия, когда ректоры назначаются сверху, точно так же, как и губернаторы, интонация «защищайте демократию», обращенная к сотрудникам университетов, кажется им странной.

Сотрудники даже самых престижных российских университетов воспринимают себя скорее как наемных работников. Попрекание рейтингами только усугубляет ситуацию — сначала их внедрило «начальство» и подчинило всю деятельность сотрудников повышению места в рейтингах, а теперь о них говорят и зарубежные коллеги.

На следующий день после публикации письма стало известно о приказе Министерства высшего образования и науки, который регламентирует связи отечественных ученых с зарубежными. Согласно приказу, если научные сотрудники захотят провести встречу с иностранными коллегами, они должны будут уведомить об этом министерство за пять дней и отправить список участников, а неформальное общение станет возможно только с разрешения директора учреждения.

Ситуация показалась особенно абсурдной тем из сотрудников российских университетов, у кого нет российского гражданства: «Объявляю конкурс на две позиции ученых, которые будут сопровождать меня круглосуточно на территории России, записывать все мои разговоры с российскими коллегами и пересылать их расшифровки с необходимой документацией в нужные ведомства. Условия приличные: удобная квартира, надувной матрас, полезные завтраки и обеды, интересные дискуссии. Интим не предлагать», — опубликовал в своем фейсбуке Ян Сурман, историк польского происхождения, который перешел на работу в Высшую школу экономики после того, как построил карьеру в немецких университетах.

Возможно, публикация приказа случайно совпала по времени с публикацией письма, но конфликт между двумя образами науки оказался достаточно явным. С одной стороны, «суверенная» наука министерства, которая существует в условиях «научно-промышленного шпионажа», который происходит «24 часа в сутки семь дней в неделю» (комментарий Пескова о приказе Минобрнауки). С другой стороны, американские слависты, которые намекают на то, что производством научного знания (особенно в гуманитарных и социальных науках) невозможно заниматься в изоляции.

Оба заявления не нашли особого отражения в публичной сфере российских академиков, которые предпочли посвятить себя обсуждению концепции «университет вне политики» и вопросам о том, какая политическая деятельность допустима на кампусе, а какая нет. По этому вопросу в медиа и социальных сетях можно найти комментарии уже нескольких десятков российских академиков — от ректора МГУ до сотрудников Вышки.

В одной из публикаций, автором которой выступил политолог Леонид Поляков, комментируется заявление славистов: «Комментировать этот беспрецедентный по наглости шантаж смысла не вижу. <...> [Среди американских славистов] есть очень разные люди — творческие, невероятно образованные и бесконечно влюбленные в русский язык, русскую литературу, культуру и философию. И есть «начальство», которое решает совсем иные задачи. Но тем не менее для всех американских славистов вы будете интересны не в качестве бегающих по улицам с «кричалками» типа «Жулики и воры — пять минут на сборы!», а только как профессионалы в выбранных вами научных отраслях».

Таким образом, схема «начальство решает все» переносится из опыта российской академической жизни на американские независимые исследовательские ассоциации, в которых реализована выборность руководителей.

А университетское сообщество узнает, что даже в ВШЭ есть «спящие» профессора-консерваторы, которые готовы в решающий момент проснуться и продемонстрировать свою лояльность.

В конечном счете главное, что можно подхватить из письма, — это то, что для американских коллег как защита Егора Жукова, так и защита демократических свобод в университете не является чем-то чуждым и внешним по отношению к университету. Пока российские ученые на разный лад пытались сформулировать более точную формулировку идеи «университет вне политики», для авторов письма защита своего студента и своих свобод — не вопрос «политики», а вопрос здравого смысла, этики и сохранения университета как сообщества.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera