×
Репортажи

«Качали и шатали лодку»

Эксперты искали экстремизм в переписке участников «Нового величия», а нашли косвенные «формы побуждения к насилию»

Фото: РИА Новости

Общество

Андрей Каревкорреспондент судебного отдела

 

Люблинский суд Москвы 29 августа допросил экспертов, лингвиста и психолога, по делу «Нового величия», которые исследовали на экстремизм переписку обвиняемых. Они без запинок зачитали результаты своих заключений, но на вопросы защиты отвечали с трудом. Результаты исследования вызвали у защиты много вопросов, поэтому допрос затянулся до позднего вечера. Адвокаты были возмущены «некомпетентностью» одного из экспертов, разговор под самый конец слушаний пошел на повышенных тонах.

карточка процесса

Суд: Люблинский районный суд Москвы
Подсудимые: Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Петр Карамзин, Вячеслав Крюков, Анна Павликова, Мария Дубовик, Максим Рощин и Сергей Гаврилов
Статья: 282.1 УК РФ («Создание и участие в экстремистском сообществе»)
Стадия: допрос свидетелей обвинения
Грозит: от шести до десяти лет лишения свободы

По делу проходят восемь человек: четверо из них находятся под стражей — Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Петр Карамзин и Вячеслав Крюков, остальные — Анна Павликова, Мария Дубовик, Максим Рощин и Сергей Гаврилов — под домашним арестом.

В марте 2018 года по обвинению в создании экстремистской организации «Новое величие» были задержаны десять человек. По версии следствия, участники группы собирались захватить власть в России посредством государственного переворота. Сами фигуранты дела говорят, что идея создания именно организации принадлежала людям, внедрившимся к ним в чат в Telegram.

Ранее в суде допросили свидетельницу Юлию Куницыну, которая сдавала помещение для собраний участникам движения. Она призналась на допросе, что сотрудники ФСБ просили не говорить ей, кто оплачивал аренду офиса и каким образом ей поступали денежные переводы. Офис для собраний членов «Нового величия», указано в материалах дела, оплачивали несколько человек. Одним из них был некий Родион Зелинский, фигурирующий в материалах также как Раду Владимирович.

На слушаниях 22 августа подсудимые в рамках закрытой части заседания опознали в Зелинском того самого Руслана Данилова, которого защита считает провокатором спецслужб.

В настоящее время его местонахождение неизвестно, однако суд обязал сторону обвинения вызвать Данилова на допрос. Защита предполагает, что главный свидетель обвинения может появиться в самом конце представления доказательств прокурорами или на стадии дополнений.

Пока же прокуратура завершила стадию оглашения материалов дела. Обвинителям потребовалось четыре заседания, чтобы частично или полностью прочесть 23 тома уголовного дела. В частности, были озвучены устав, созданный, по версии обвинения, участниками движения «Новое величие», многочисленные протоколы и результаты нескольких судебных экспертиз.

29 августа первая часть заседания прошла в закрытом формате: около часа зачитывались медицинские документы. Затем заседание открыли и на допрос вызвали эксперта-лингвиста калужского Научного-исследовательского центра судебной экспертизы и криминалистики (НИЦСЭиК) Ларису Платонову. Она сообщила, что работает преподавателем английского и немецкого языков, квалификацию лингвиста получила в 2017 году, но привлекалась к судебным экспертизам с 2014 года. Адвокатов смутил такой скромный опыт Платоновой, проводившей исследование материалов дела спустя год после прохождения курсов лингвистов. В июле 2018 года она проводила экспертизу переписки обвиняемых из закрытого чата в мессенджере Telegram.

Суду эксперт рассказала, что следователя интересовал ряд вопросов: содержатся ли в представленных материалах признаки побуждения, призывы к совершению каких-либо действий, в том числе насильственных; какие фразы побуждают к этим действиям и кто произносит эти фразы; имеются ли в материалах психологические или лингвистические признаки оправдания каких-либо действий. И ни одного намека на «экстремизм».

Собственно, на все вопросы следователя эксперт ответила «положительно». Так, из переписки участников «Нового величия» следует, что они якобы поддерживали насильственные методы как средство достижения своих целей, считает эксперт. Платонова процитировала сообщение из чата, в котором Полетаев и Карамзин обсуждают видео, где «курды забрасывают полицию коктейлями Молотова»:

«Вот так их надо любить — церберов на поводке», — пишет Полетаев.

«Использована косвенная форма выражения негативной семантики побуждения к насилию. Слово «любить» использовано иронично», — говорится в заключении эксперта.

Дмитрий Полетаев. Фото: Владимир Гердо/TASS

По мнению Платоновой, в сообщении Полетаева: «Учитесь, учитесь и еще раз учитесь! Запоминайте, изучайте, применяйте! Переставайте быть баранами и берите пример с иранцев» — «содержатся лингвистические признаки призыва изучать и применять опыт насильственных антиправительственных протестов в Иране, применять насилие против полицейских».

Перечисляя обрывки фраз из переписки — «путинскую шайку долой», «освободим Россию от путинской оккупации» и другие, эксперт пришла к выводу, что в тексте «содержатся признаки косвенного призыва к смене действующей власти, в том числе и насильственной».

«Методы, которыми призывают действовать члены «Нового величия», не названы прямо, но интерпретируются в контексте представленных материалов», — пояснила эксперт.

Между тем методы исследования, применяемые во время изучения переписок, Платонова не смогла объяснить, уточнив, что пользовалась «обычными методиками». Помимо этого эксперт оговорилась, что следственные органы не предоставили ей видеоролик, который обсуждали в чате участники «Нового величия», а у нее была ссылка на видео. Причем видеозапись была плохого качества и ее невозможно было исследовать, экспертиза проводилась с помощью текстовой расшифровки этих роликов.

— Вы уверены, что расшифровки полностью соответствуют видео? — уточнил адвокат Дубовик Максим Пашков.

— Это не входит в мои обязанности, мне предоставляется материал, и я исследую, — ответила Платонова.

Защитники просили объяснить, как можно было прийти к выводу, что участники призывали к насильственной смене власти в закрытом чате, с ограниченным количеством участников.

«Есть реплики в этом чате, что нужно привлекать как можно больше людей <...> Как пишут сами участники, их основная цель — качать и шатать лодку, соответственно, переводить ситуацию в стране в максимально неблагоприятное русло, творить ужас, чтобы сместить действующую власть и самим управлять страной.

Они манипулируют людьми, которые получают их стикеры или листовки. В итоге группа имеет конкретные цели», — считает эксперт.

«Вы сделали случайную цепочку предположений!» — заявили защитники.

Пашков стал задавать уточняющие вопросы, но его перебил прокурор Рустам Иванов, одновременно к разговору подключились другие адвокаты. В зале стали кричать, накаленную обстановку пытался смягчить судья Александр Маслов:

— Спокойно!

— Я не могу слышать свидетеля, потому что эти люди не могут себя контролировать, — возмутился обвинитель, указывая на адвокатов.

— Разъясните, пожалуйста, этому человеку, что мы не «эти», а мы — защитники. Если господин капитан этого не понимает, — подколол обвинителя Пашков.

— Считаю, что защита тоже люди… — оправдывался прокурор, но его слова заглушил смех родственников обвиняемых, они захлопали в ответ на выступление Иванова.

— Сделайте всем замечание! Каждого зафиксируйте в протоколе, кто хлопал, — потребовал прокурор. В ответ председательствующий попросил корректно обращаться друг к другу в ходе процесса.

— Согласно представленным материалам, вы переписку полностью изучили, каждую фразу анализировали? Сколько раз обвиняемые упомянули экстремистские высказывания? — продолжили допрос защитники.

— Все высказывания приведены в экспертизе. Больше я не нашла.

— В экспертизе вы привели 6–7 цитат. Хотя в материалах несколько тысяч страниц, — недоумевали адвокаты.

— Да, я нашла несколько цитат, больше — это уже не моя обязанность.

Спустя три часа допросили еще одного эксперта НИЦСЭиК психолога Аллу Шихалееву, которая проводила психологический анализ переписки подсудимых. Ей предоставили аналогичный комплект материалов, которые изучила Платонова. Выводы второго эксперта полностью копируют позицию Платоновой: в тексте переписки «содержатся психологическое побуждение к насильственным действиям». На уточняющие вопросы защиты Шихалеева не смогла ответить, поскольку уже не помнила материалы. Ей также защита попыталась задать уточняющие вопросы, но прокурор снова стал вставлять свои комментарии во время допроса и пререкался с Пашковым. Защитник не выдержал и под самый конец заседания заявил отвод обвинителю. Решение судьи было ожидаемо — отклонить отвод. Следующее заседание назначили на 3 сентября.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera