Расследования

Отрасль взяли в клешни

Аукционы на вылов краба приведут к монополизации, а не расцвету конкуренции

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Этот материал вышел в № 99 от 6 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

 

Росрыболовство обнародовало извещение о проведении аукционов по продаже квот на вылов краба. Первые аукционы будут проведены 7 октября. И этот день можно смело вносить в календарь памятных дат России как день рождения монополиста на российском крабовом рынке. Дело в том, что на аукцион выставлен 41 лот. Стартовая цена большей части лотов — 3–4 млрд рублей, и всего по нескольким лотам торги стартуют с цены в 785 млн рублей.

Очевидно, что подать заявки об участии в аукционах смогут лишь бизнесмены, имеющие возможность получить многомиллиардные банковские кредиты.

Но ни один банк не рискнет выдать такие кредиты новичку, не знающему специфику и особенности рыбной отрасли. И, следовательно, не может быть и речи о приходе в рыбопромышленную отрасль новых участников. Хотя именно этот аргумент был основным у лоббистов изменения правил работы отрасли, которые и были-то приняты совсем недавно — в 2016 году. А год назад, 16 августа 2018-го, вышло распоряжение правительства № 1697-р, которым была утверждена «дорожная карта» по развитию конкуренции на 2018–2020 годы в рыбной отрасли, ключевым условием которого было названо изменение правил работы отрасли. По этой «дорожной карте» предполагалось изъятие 20% квот, сейчас подготовлен проект изменений, предусматривающий изъятия до 50% всех рыбных ресурсов.

Обреченные на победу

Не претендуя на лавры Нострадамуса, предполагаю, что по большинству лотов аукционов, которые начнутся 7 октября, победу нокаутом одержат кампании, аффилированные с «Русской рыбопромышленной компанией» (РРПК), начавшей работать в рыбной отрасли в 2011 году, но до 2014 года действовавшей под названием «Русское море — Добыча». Сегодня РРПК контролирует Глеб Франк. И еще в прошлом году участникам рынка стало очевидно, что основным бенефициаром новых правил работы отрасли будет именно РРПК.

справка «новой»

Глеб Франк — сын гендиректора судоходной компании «Совкомфлот» Сергея Франка, бывшего министра транспорта. Женат на дочери бизнесмена Геннадия Тимченко Ксении.

Сергей Шойгу, Геннадий Тимченко и Глеб Франк (в первом ряду справа). Фото: Михаил Терещенко/TASS

У РРПК нет проблем с кредитами. Банки раскрывают перед компанией свои закрома, даже если показатели финансово-хозяйственной деятельности конкретных получателей кредитов оставляют желать лучшего.

К примеру, в мае 2017 года на аукционе по продаже крабовых квот интегрированная в РРПК владивостокская компания ОАО «Турниф» приобрела шесть лотов на право вылова 2,4 тысячи тонн трех видов краба, выложив 10,3 млрд рублей. И это при том, что, судя по финансовой отчетности ОАО «Турниф», свободных денег у компании не было. К моменту участия в аукционе в бухгалтерском балансе компании за 2016 год была зафиксирована огромная долговая нагрузка — 5,3 млрд руб­лей долгосрочных кредитов и 1,6 млрд руб­лей — краткосрочных. И 10,3 млрд руб­лей, выложенных на квотном аукционе, — это явно не деньги, которые «Турниф» наскреб по сусекам, а такие же кредитные.

Как Путин стабилизировал рыбную отрасль

Напомним. Рыбную отрасль долгие годы лихорадило. В прибрежных водах России орудовали целые флотилии браконьеров и полулегальных добытчиков. Большей частью иностранных.

19 октября 2015 года в ходе заседания президиума Госсовета России по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса Владимир Путин, казалось бы, поставил точку в этом вопросе, когда заявил, что страну не устраивает, когда «в рыбной отрасли расплодились разного рода рантье, использующие наши биоресурсы».

По итогам этого заседания президиума Госсовета президент поручил внести в Госдуму необходимые поправки в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», закрепив так называемый «исторический принцип» распределения квот на вылов рыбы, краба и других видов биоресурсов.

Путинскую инициативу Госдума реализовала стремительно. И уже летом 2016 го­да рыбопромысловые компании получили возможность спокойно работать, один раз приобретя на аукционе квоты, не беспокоясь, что их могут лишить права выходить в море на промысел. Это дало возможность предприятиям отрасли планировать развитие на многие годы вперед, брать долгосрочные кредиты на строительство заводов и рыболовных судов.

Президент «Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров» Герман Зверев в письме на имя руководителя ФАС Игоря Артемьева привел конкретные данные динамичного развития отрасли после реализации путинских инициатив.

К примеру, с 2013 по 2018 год, по данным Росстата и налоговиков, финансовый результат рыбной отрасли увеличился с 23 миллиардов рублей до 341 миллиарда, а объем налоговых отчислений увеличился в период с 2015 по 2018 год с 31,7 до 45,8 миллиарда рублей. Полученную прибыль предприниматели по договорам об инвестиционных квотах вложили в строительство 33 судов и 21 берегового рыбзавода.

Фото: PA Images\TASS

Но стабильность на рынке продержалась недолго. Уже осенью 2017 го­да началось лоббирование отмены исторического принципа распределения квот и установление новых правил игры. Но поскольку инициатором правил, установленных в 2016 году, был лично Путин, лоббистам пришлось убеждать именно президента, что он ошибся, что его детище изначально родилось ущербным, что России необходимы новые правила работы рыбной отрасли. И судя по документам, которые просочились в публичное пространство еще в 2017 году, у лоббистов была возможность довести до президента свои аргументы напрямую.

В итоге 1 мая этого года президент подписал спешно принятый Госдумой закон, де-факто предусматривающий отзыв квот, приобретенных на аукционах всего несколько лет назад. Это как если бы у ЛУКОЙЛа отобрать, к примеру, лицензию на добычу нефти в Баяндынском месторождении, а у «Роснефти» — лицензию на разработку Эргинского месторождения. И эти лицензии выставить на новые аукционы…

Форсаж аукционов

Когда вступил в силу закон об изменении правил работы рыбной отрасли, началась подготовка новых аукционов. Но скорость этой работы явно не устраивала инициаторов перемен. И снова анонимные, но влиятельные граждане передали челобитную на имя президента. В которой обвинили в волоките ФСБ, ФАС, Минпромторг, Министерство развития Дальнего Востока.

Дословно:

«По состоянию на 2 августа 2019 года не приняты нормативно-правовые акты... Предложенные Минсельхозом проекты документов до сих пор находятся в стадии «проработки»; со стороны каждого из причастных ведомств — ФАС, ФСБ, Минпромторг, Министерство развития Дальнего Востока и др. имеются существенные неурегулированные разногласия». «С учетом «сырого» статуса документов и разногласий по ним, а также отпускного периода в правительстве РФ существует высокий риск невозможности проведения аукционов в 2019 г. Соответственно в бюджет РФ не поступит запланированный доход в виде аукционных платежей, держатели «исторических» крабовых квот продолжат добычу краба в 2020 г., а государственная реформа будет сорвана».

Хотя о каком срыве может идти речь, если доходы, полученные в ходе аукционов, все равно поступят в бюджет. И именно в 2019 году.

7 августа 2019 года Владимир Путин нанес резолюцию на никем не подписанное ходатайство: «Белоусову А.Р. (то есть помощнику президента по вопросам экономики. Ред.). Прошу разобраться с заинтересованными ведомствами и доложить».

«Сырые» документы стремительно «подсушили», и в первую рабочую неделю осени Росрыболовство объявило дату начала аукционов — 7 октября.

Кому закон не писан

Отмена исторического принципа распределения квот вроде бы должна распространяться на всех участников рынка. Но инициаторы перемен добились сохранения прежних правил для нескольких «более равных» предприятий. Таких как ООО «Монерон», РК «Приморец», ООО «Краб-ДФБ», ООО «ДВ-Флот», ПАО «ПБТФ», ООО «Аквариус», ООО «Паладин», ООО «Амуррыбпорм», ООО «Амарамба», ЗАО «Восток-Джапан».

Есть в перечне «более равных» и компании, бенефициары которых хорошо известны не только рыбопромышленникам. Это ООО «Восход», ПАО «Наход­кинская база активного морского рыбо­ловства» (НБАМР) и уже упомянутое ОАО «Турниф».

Чем примечательны предприятия, которым оставили квоты?

  • ООО «Восход» контролируется сыном губернатора Приморского края Никитой Кожемяко.
  • ПАО «НБАМР» — ключевой актив семьи экс-губернатора Приморья Сергея Дарькина.
  • «Турниф» известен на рынке не только тем, что входит в РРПК, но и тем, что вскоре после приобретения на аукционе за 10,3 млрд рублей квот на вылов краба, переуступил эти квоты ООО «Примкраб», в котором по 47% долей принадлежат Глебу Франку и Максиму Воробьеву, сыну сенатора, экс-замминистра МЧС Юрию Воробьеву и брату губернатора Московской области Андрею Воробьевю.

«Новая» продолжает следить за развитием событий.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera