Сюжеты

Я/МЫ СПбГУ

Как администрация главного питерского вуза собирается уничтожить десятки кафедр и как студенты борются за свой университет

Фото предоставлено журналом DOXA

Этот материал вышел в № 104 от 18 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

26
 

Администрация СПбГУ втайне выпустила приказ, предписывающий не открывать курсы по выбору, если на них набирается менее десяти слушателей. Для некоторых факультетов это означает закрытие большинства кафедр и массовые сокращения преподавателей. Студенты бастуют, администрация молчит. Рассказываем, чем нынешняя ситуация угрожает СПбГУ и как первый университет Питера дошел до такой жизни.

Что произошло?

В апреле этого года в Санкт-Петербургском университете был издан приказ, согласно которому учебный курс — электив или спецкурс — может быть открыт только в том случае, если на него запишется не менее десяти студентов.

На деле это означает, что узкоспециализированные курсы просто не будут читаться, кафедры расформируют, а преподаватели лишатся работы.

Студенты, опасаясь закрытия редких специальностей, выступили против нововведения ректора Николая Кропачева и пытаются добиться отмены приказа.

Хронология

Апрель — администрация СПбГУ выпускает приказ №3773/1, незаметно и без согласования с учебно-методической комиссией и студенческими советами (позже это было объяснено «чисто техническим характером приказа»). Математики, физики, химики и биологи собираются в инициативные группы, публикуют посты, отправляют письма и идут напрямую в ректорат, где не получают внятного ответа на вопросы. Активисты за несколько дней собирают более трех тысяч «живых» подписей преподавателей и студентов (диаграмма внизу — распределение подписавшихся по факультетам). Ответ ректората — короткое письмо с выдержками из приказа и ссылками.

Распределение подписавших петицию по отмене приказа №3773/1 по факультетам/ Диаграмма предоставлена студентами СПбГУ

Июнь — администрация выпускает «разъясняющий» документ, на деле разъясняющий не очень многое: отныне действие приказа не распространяется на аспирантуру. Кроме того, учреждается комиссия для принятия решений в исключительных ситуациях, но ни о каких серьезных послаблениях речи не идет. Студсовет СПбГУ не набирает кворум, инициативу перехватывает истфак: запускает хештег #я/мыистфакспбгу, массово публикует агитационные посты, раздает комментарии МБХ и НТВ, вокруг него собираются все неравнодушные к судьбе университета.

Июль студсовет СПбГУ разрабатывает позицию за отмену приказа, которую собирается передать в администрацию, запускается и электронная петиция. Студенты истфака также запускают внутрифакультетский сбор подписей.

Почему 3773 это зло?

  1. Приказ разрушает не пару-тройку спецкурсов, но десятки направлений. Сегодня на историческом, физическом, химическом, биологическом и других факультетах существует множество узконаправленных дисциплин и курсов, которые в силу своей специфики не могут набрать более десяти слушателей, но из-за этой же специфики жизненно важны для отечественной науки. К таким относятся, например, история науки, история университетов и прочие дисциплины, преподаваемые не одну сотню лет в исторической школе. На физфаке при нынешнем наборе из семнадцати кафедр были бы доступны для студентов в лучшем случае десять, на биофаке — две. В Институте химии будет полностью уничтожена магистратура в форме индивидуальной образовательной траектории для каждого студента — ведь практически ни на один из более ста предлагаемых курсов не набирается более десяти слушателей.
  2. Приказ фактически отказывает студентам в праве выбора курсов. К примеру, обучающемуся в Институте наук о Земле студенту просто не позволят пойти на кафедру минералогии, если вдруг таких желающих окажется менее десяти, и перенаправят на любую другую популярную кафедру. Студентам истфака (несмотря на уверения декана, что 3773 — это не приказ, а проект приказа) уже не утвердили большинство предметов по выбору и просто записали на дисциплины, где набралось более десяти человек.
  3. Приказ неминуемо приведет к массовому сокращению огромного числа преподавателей (оформленному как окончание трудового договора или перевод на долю ставки) — узкоквалифицированных специалистов, — что не только ужесточит конкурс для оставшихся, но и сильно ударит по СПбГУ как академическому центру. Во время принятия решения о том, оставлять или увольнять преподавателя, формальные критерии оказываются важнее его реальной квалификации. Так, например, этой весной с истфака уволили одного из лучших отечественных специалистов-археологов Антона Мурашкина. Причина — отсутствие кандидатской диссертации.
  4. Приказ был принят без согласования со студентами. Администрация не прислала проект приказа студенческому совету перед его изданием, проигнорировав его право на управление образовательной организацией в вопросах, затрагивающих интересы и права студентов.

Если 3773 зло, то зачем он нужен?

Приказ 3773 — это не уникальная для СПбГУ реформа, а скорее одно из звеньев политики «оптимизации», последовательно проводимой администрацией ректора Кропачева на протяжении последних десяти лет. Предполагаемое снижение нагрузки на преподавателей оборачивается ростом бюрократии и административного аппарата. Демократически управляемые факультеты и кафедры постоянно упраздняются и сливаются (что, например, происходит с кафедрой ихтиологии и гидробиологии и кафедрой геоботаники), вместо них создаются институты, руководимые директорами, которых назначает ректор. Сокращается большой ученый совет. Роль ректора растет в обратной пропорции с ролью демократических институтов, и самыми бесправными оказываются даже не студенты, а преподаватели, подписывающие контракт, согласно которому они не могут давать публичные комментарии, даже не указывая свои должности в СПбГУ, без согласования с администрацией.

Ректор СПбГУ Николай Кропачев

Почему истфак?

Сокращения на истфаке СПбГУ широко освещались в СМИ: про историков говорили на Радио Свобода, в Снобе, Фонтанке и других медиа. Хотя реформа касается всего университета и в протестном движении участвуют, к примеру, и физики, и химики, и биологи, ведет всех за собой все равно истфак. Так сложилось, что истфак — колыбель студенческого управления СПбГУ: здесь появился первый факультетский студсовет, который шесть лет назад протестами отстоял свою независимость, когда истфак собирались объединить в единый факультет с философским факультетом, что не удалось сделать другим (например, объединенным в Институт наук о Земле географам и геологам). Сейчас вокруг истфака объединяются все неравнодушные, и он берет на себя ответственность за будущее приказа.

Что произошло за июль-август?

25 июля приходит ответ на обращение к ректору, направленное ему еще в июне студентами истфака. В ответе говорится, что приказ №3773/1 не будет распространяться на те направления, где в соответствующих рабочих программах учебных дисциплин будут прописаны минимальное и максимальное число обучающихся, — деканам и директорам факультетов и институтов уже поручили организовать работу по корректировке этих документов сроком до 1 октября. Кроме того, ректорат сообщил, что заседания комиссий по вопросу неоткрытия дисциплин на самом деле не были закрытыми и принять в них участие мог любой желающий, а студенты просто не пожелали там присутствовать. Стоит упомянуть, что о существовании таких заседаний студентам рассказали уже после их закрытия и принятия всех соответствующих решений.

Комментируя «слухи» об увольнении преподавателей, в письме сослались на соответствующий ответ декана факультета, оставленный на сайте виртуальной приемной СПбГУ. В нем сообщается следующее:

«В Институте истории СПбГУ регулярно проводятся конкурсы на замещение должностей профессорско-преподавательского состава, в результате которых происходит постоянное частичное обновление коллектива. Последний конкурс был объявлен 22 марта 2019 года, а его итоги были подведены 30 мая 2019 года. Так, пять человек не были допущены к участию в конкурсе из-за несоответствия минимальным квалификационным требованиям, семь человек участвовали в конкурсе, но проиграли своим конкурентам, а два человека отказались участвовать в конкурсе по личным причинам».

Нужно отметить, что в письме никак не упоминаются сокращения преподавательских ставок, носящие на факультете едва ли не поголовный характер:

за лето преподавательский состав был сокращен вдвое, а в предусмотренном количестве научных сотрудников на институт значится цифра 0,25.

Причины подобных кадровых изменений администрация предпочитает не комментировать.

26 августа пришел ответ из правительства на обращение студентов, направленное депутату Законодательного собрания Санкт-Петербурга А.А. Ковалеву и перенаправленное им лично Д.А. Медведеву, занимающему должность председателя попечительского совета СПбГУ. В письме ограничились двумя короткими абзацами о том, что обращение направили обратно в университет и что ответ на схожий текст уже поступал, — копию ответа ректората от 25 июля приложили в конце письма.

При участии Виталия Землянского и Марии Меньшиковой

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera