Колумнисты

Перестройка не могла бы пойти от вождя, в семье которого не было равноправия

К 20-летию смерти Раисы Горбачевой

Reuters

Этот материал вышел в № 105 от 20 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мария АлехинаУчастница Pussy Riot

13
 
Феминизм — женское движение за уравнение женщин в правах с мужчинами в рамках буржуазного строя.
Большая советская энциклопедия

— Эй ты, пей! — сказал Сталин своей жене Надежде Аллилуевой во время застолья. Кремль. 15-я годовщина революции.

— Я тебе не «эй», — сказала она, вышла из-за стола и спустя некоторое время выстрелила себе в сердце из немецкого пистолета «Вальтер». Надежде Аллилуевой было 32 года.

Жена Брежнева — Виктория ни на что не претендовала, не вмешивалась в политику и государственные дела. Она не любила публичность. «Ты — жена, домашняя хозяйка, мать семейства, в том весь круг твоих обязанностей», — говорил о том, кем должна быть и была супруга советского вождя, бывший охранник Брежнева.

Жена Андропова сошла с ума.

Была еще Нина Хрущева, знавшая 5 языков, но советские 60-е совсем не про бодипозитив, поэтому все, что обсуждают в социальных сетях сейчас — почему на встрече с Жаклин Кеннеди «Хрущева выглядит, как бабушка, которая только что вышла из кухни, где жарила котлеты, разве что засаленный фартук успела снять». А то, что вообще-то на ней был шелковый костюм, и она была старше Кеннеди в два раза, — не бралось в расчет. Никто не мог сказать о ней «леди», никто не мог вообще сказать «первая леди» ни о ком.

«Зарплаты в СССР были настолько низкими, что женщины не могли не работать, причем из-за превратно понятого принципа равенства полов, иногда выполняли тяжелейшую физическую работу. Любой европеец, которому довелось провести в Советском Союзе хоть несколько дней, с изумлением видел этих женщин в мешковатой одежде, с покрасневшими руками и рано постаревшими лицами, которые подметают улицы или работают на стройках. На их плечи ложится и забота о семье», — писала Сессиль Вессье в книге «За нашу и вашу свободу».

А потом началась перестройка — эпоха перемен. И про Раису Горбачеву впервые сказали именно так — Первая Леди.

Внучка раскулаченных крестьян — «врагов народа» (дед расстрелян, бабушка умерла от горя и голода во время коллективизации). Дочь железнодорожного инженера с Алтая, тайно крещеная, золотая медалистка, Раиса без экзаменов поступила на философский факультет МГУ, где и познакомилась с первым и последним президентом СССР — студентом юридического факультета Михаилом Горбачевым.

Они переехали в Ставрополь, там она 4 года не могла найти работу, вместе с Михаилом Сергеевичем они жили в коммунальной квартире на 8 человек. «В той жизни политические решения принимались исключительно мужской компанией — большей частью в бане, на охоте, в дружеском застолье.

Так что чем выше поднимался советский руководитель, тем меньшую роль в его жизни играла оттесненная от главных дел жена», — рассуждает писатель Леонид Млечин.

Когда Горбачев стал членом политбюро ЦК КПСС, ему было 49 лет, средний возраст остальных членов — около 70.

«В России в отношении жен руководителей страны существовала одна традиция — отсутствие права на гласное, официальное существование. Жены главы государства как понятия вообще не было. Поэтому мое появление рядом с Горбачевым и восприняли как революцию», — сказала Раиса Максимовна в одном из интервью.

Она сломала стереотип «непубличности» жены руководителя советского государства. Она вызывала раздражение и кремлевских жен, и простых домохозяек, люди сочиняли про нее злые частушки. Очереди за водкой и колбасой и одно­временно наряды, в которых появлялась Горбачева, провоцировали большинство людей на ярость, об этом говорили журналисты, жалуясь на звонки своих слушателей, которые требовали «не показывать ее так часто в эфире». «Кто она такая?», «Выскочка!», «Она затмевает его».

Когда Михаил Сергеевич в больнице прочел ей статью «Леди достоинство» незадолго до смерти — она заплакала и сказала: «Неужели я должна умереть, чтобы ко мне изменилось отношение?»

В то же самое время за рубежом ее личность вызывала восхищение. В 1987 году британский журнал Woman’s Own назвал Раису Максимовну «Женщиной года». В 88-м международный фонд «Вместе за мир» наградил ее премией «Женщины за мир», в 91-м Раиса Горбачева удостоилась премии «Леди года».

«Первая леди СССР, которая разговаривает без переводчика», — отмечали политики. Западные модельеры говорили: первый раз первая леди одета со вкусом. При ее поддержке в СССР были напечатаны первые журналы иностранной моды.

Именно она создала первый Российский фонд культуры, который только за 7 лет привлек более ста миллионов долларов в музеи Пушкина, Цветаевой, Рерихов. Она участвовала в работе правления фонда «Помощь детям Чернобыля». И уже после августовского путча, который и нанес непоправимый удар по ее здоровью, в 1997-м — создала «Клуб Раисы Макси­мовны», миссией которого стало повышение роли женщин в общественной жизни страны, обсуждение и выработка предложений по борьбе с детской беспризорностью, ростом насилия, с гендерным неравенством.

Я думаю, что перестройка не могла бы пойти от вождя, в семье которого нет главного условия перемен — любви и равноправия.

Сейчас Россия — единственная страна в Европе, в которой нет закона о домашнем насилии, а с экранов телевизоров всерьез говорят о том, что длина юбки девушки может спровоцировать ее изнасилование, где «бить — это учить уму разуму», где «сама виновата». Где первая леди спрятана от общества под угрозой разгрома любого СМИ, которе будет о ней писать. А потом ее и вовсе нет. Где в составе Федерации есть Чечня. Чечня, в которой по-прежнему практикуются убийства чести и обрезание клитора, в которой фактически запрещены правозащитные организации, а жена президента республики никогда не скажет о правах человека ни слова, кроме слов о правах Кадырова завести себе еще пару жен: «По религии наши мужчины, мусульмане, могут жениться еще три раза. Если он захочет, решится на это, то я согласна». Но даже в этом контексте женский активизм как частная инициатива становится политическим сопротивлением, за которым — наше будущее. Активистки и общественные деятели, несмотря на хэйт, угрозы жизни и постоянную травлю задают неудобные вопросы, создают фонды, поддерживая друг друга.

XX век всякий раз помещался в три слова.

Сначала — Православие, Самодержавие, Народность.

Потом долго — Маркс, Энгельс, Ленин.

И только в конце века — Демократия, Перестройка, Гласность.

Вопрос: а по каким трем словам будут вспоминать наше время?

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera