Колумнисты

«Сенсация сенсации рознь, но эта — просто шок»

Жизнь и смерть знаменитостей под прицелом телекамер

Этот материал вышел в № 108 от 27 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

12
 
Петр Саруханов / «Новая газета»

Актер Александр Числов, снявшийся во множестве эпизодических ролей, умер через три дня после выхода в эфир программы Андрея Малахова. В студию его ввезли на инвалидном кресле, а до этого съемочная группа побывала в квартире, где актер в нечеловеческих условиях доживал последние (как оказалось) дни своей жизни. По словам Малахова, съемочной группе все же удалось уговорить его лечь в больницу. Это плюс. Но телевизионщики не удержались от демонстрации ужасающего состояния своего героя. Это, разумеется, минус. Безжалостная камера даже залезла под одеяло к беспомощному больному человеку: покопалась в грязных тряпках, на которых он лежал, зачем-то показала его исхудавшее полуобнаженное тело, постель, по которой ползали мухи…

Прошло немного времени после смерти Числова — и «Прямой эфир», снова и снова возвращаясь к шокирующим кадрам, принялся обсуждать версии его ухода. Вспомнили, как он сам опасался, что его могут убить из-за московской квартиры, наметили подозреваемых из числа близких ему людей.

Прошло еще полмесяца — и подоспела новая серия: «Истинная причина смерти известного артиста». Чтобы выяснить, отчего умер сын, в больницу, где он лежал, отправили его престарелую маму с диктофоном, которая записала слова неназванного врача: что-де у их пациента, поступившего с двусторонней пневмонией, был диагностирован СПИД.

Родственники в студии припомнили, что он говорил им о неизлечимой болезни, а эксперты, которые всегда всё обо всем знают, предположили, что артист стыдился ее, поэтому скрывал диагноз даже от самых близких.

И что в итоге получается? Сам человек предпочел огласке мучительную смерть, а ушлые телевизионщики после его ухода исключительно из добрых побуждений разгласили врачебную тайну, полученную тайком старенькой мамой, не представлявшей, чем болел сын.

В сущности, какая уже разница, отчего ушел из жизни человек (если только это не криминал, но тогда в обстоятельствах смерти должны разбираться компетентные органы). Ан — нет. Случай-то нетривиальный. Умер пусть и не самый знаменитый, но все же известный человек. А стало быть, телевидению до всего есть дело: кому подарил квартиру, почему не хотел ложиться в больницу, зачем сдавал комнату сомнительным личностям и даже почему наследница-племянница не стригла ему ногти (крупный план ногтей прилагается)? Частная жизнь известного человека — коту под хвост. Воля умиравшего — туда же.

«И опять они набежали, налетели как мухи. Вначале цинично сочувствуют, а потом пишут вранье и небылицы — ради цитируемости и рейтингов… Каждая тяжелая болезнь знаменитого человека неизменно становится у нас темой номер один. Слухи, версии, диагнозы, прогнозы», — это ведущий программы «Человек и закон» Алексей Пиманов, сурово насупив брови, осудил коллег, падких на нездоровые (в прямом и переносном смысле) сенсации.

И тут же уточнил: «Сенсация сенсации рознь, но эта, про омоложение и экстракорпоральное оплодотворение — просто шок».

Сюжет «Человека и закона», которым открылась программа, — это вам не налетевшие на сенсацию «мухи». Это расследование — у кого надо расследование, которое, отталкиваясь от слухов о тяжелой болезни Анастасии Заворотнюк, задается вопросами: «На что идут женщины в погоне за вечной молодостью? Почему нельзя обмануть природу? В случае с Анастасией Заворотнюк на повестке дня оказались сразу две темы: ЭКО и омоложение с помощью стволовых клеток».

Замечу, что никто из родных и близких актрисы никому и ничего не комментирует. Лечащие врачи тоже хранят молчание. Болеет ли она, что привело к болезни — никому доподлинно неизвестно. И все это только раззадоривает производителей «сенсационных расследований», и вот уже сюжеты и ток-шоу о состоянии здоровья Заворотнюк распространяются по всем каналам, как эпидемия, а сами авторы лицемерно говорят о сочувствии актрисе и желании ей помочь, нагромождая все новые и новые страшные подробности, полученные невесть откуда.

Открывая спецвыпуск ток-шоу «Пусть говорят», ведущий Дмитрий Борисов с тревогой на лице вводит зрителей в тему: «Почему Анастасия Заворотнюк перестала выходить на сцену и вообще появляться на публике? Правда ли, что она борется с тем же недугом, от которого умерли Жанна Фриске, Михаил Задорнов, Вера Глаголева, Дмитрий Хворостовский? А главное — как помочь актрисе?»

Да не просят родные актрисы помощи у телевидения. Если о чем и просят, так это отстать от семьи, не мешать, не вредить, не хоронить Анастасию раньше времени, не лезть в ее частную жизнь, на которую она, так же как остальные люди, имеет полное право.

Но не тут-то было. Ведущий программы «Центральное телевидение» Вадим Такменев интересуется у своей напарницы, есть ли какие-то новые сведения о болезни любимой актрисы? «Информации из первых уст до сих пор нет, — честно признается журналистка. — Но худшие опасения поклонников, похоже, подтвердились. Скорее всего, жизнь спасти уже невозможно». Следуют ссылки на запись в одной из соцсетей музыкального продюсера Андрея Разина, на компетентное мнение какого-то врача. В конце сюжета Такменев возглашает с пафосом: «Мы все будем надеяться на лучшее, и если Настя вдруг услышит нас или слышит сейчас, Настя, мы с тобой!»

А если Настя в сознании и действительно слышит, как ее в прямом эфире практически приговорили к смерти? А если, например, диагноз скрывают от мамы или детей? Ну и что? Народ волнуется.

Народ хочет знать. Новости — наша профессия.

А посему в следующем выпуске «ЦТ» тему развивают, беспардонно вторгаясь в деликатнейшую сферу: ЭКО, рождение позднего ребенка, омоложение, скоропостижные смерти других звезд, «диагноз звучит как приговор».

Но и этого телевизионщикам показалось мало — и в воскресном ток-шоу «Звезды сошлись» опять обмусоливаются страшные подробности болезни, «столь стремительного развития которой не ожидал никто». За неимением достоверной информации пользуются свидетельствами некоей пациентки, которая якобы лежит в той же больнице, скрытой съемкой сотрудницы регистратуры, озвучивающей расценки пребывания и лечения в этой клинике, компетентным мнением отца Жанны Фриске, вновь ставшего желанным гостем на всех ток-шоу: «Это неизлечимо!»

После одного из таких эфиров мне позвонил знакомый телевизионщик, который рассказал, что на ТВ уже заранее монтируют поминальные передачи. В названиях предсказуемо обыгрывается «Моя прекрасная няня» — сериал, который прославил Анастасию Заворотнюк.

Пошлость, аморальность и цинизм — неизменные составляющие нынешнего ТВ, готового «ради цитируемости и рейтингов» (прав Пиманов-то) закопать живого еще человека. Совсем как у Высоцкого: «Сон мне снится — вот те на — / Гроб среди квартиры, / На мои похорона / Съехались вампиры… / Кровожадно вопия, / Высунули жалы…»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera