Интервью

Выходи к памятнику

Человеку в погонах трудно понять, что стихией никто не управляет

Фото: Павел Подурский

Этот материал вышел в № 115 от 14 октября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Зачем читать стихи на площади, первокурснице журфака МГУ Екатерине Александровой рассказывает Артем Камардин, координатор ежемесячных «Маяковских чтений» на Триумфальной площади и сооснователь панк-зина (самиздатовского журнала) «Лирика».

— Когда интернет-среда только начинала формироваться, в ней видели пространство, свободное от цензуры. Казалось, чтобы тебя услышали, уже не надо ходить к памятнику Маяковскому: можно выложить все в Сеть. Как же получилось, что улица стала свободнее интернета?

— Честно говоря, мне никогда не казалось, что «не придется выходить к памятнику». Всегда, наоборот, хотелось быть как можно ближе к публике. Живой фидбэк от слушателей дороже лайков. И неважно, положительный он или отрицательный. Важен модуль и прямое взаимодействие. И интернет все еще не стал местом менее свободным, чем улица. Вспомнить хотя бы, как недавно на московских улицах гасили дубинками, не разбирая, протестующий ты или просто мимо проходил. Все стало менее свободным.

— Где сложнее быть политизированным: на странице в «ВКонтакте», куда могут прийти с 280-й наперевес, или на улице, где приходится без микрофона перекрикивать машины (в том числе омоновские) и стройтехнику?

— В «ВК» страшнее, а перекрикивать стройтехнику весело. Кстати, омоновские машины перекрикивать не приходилось. Они обычно вставали тихо поодаль, к толпе подходили несколько скучающих ментов. Они спрашивали, когда все это закончится, кто, мол, главный, а мы даже не знали, что им ответить ведь «Маяки» — это стихия, которой никто не управляет. Культурной традиции не нужны лидеры, а тем более начальники. Это сложно понять человеку в погонах, а мы так уже 10 лет живем. Вот 25 августа юбилей отпраздновали. Останавливаться не собираемся.

Артем Камардин. Фото: Павел Подурский

— Что в интернете больше мешает поэту: цензура и государственное вмешательство или привычка читателя искать развлечения?

— За всех поэтов не отвечу. Мне больше мешает второе, наверное. Внимание рассеивается и частенько просто уходишь в скроллинг лент. Но в последнее время я чаще стал задумываться и о первом аспекте: а стоит ли постить это в «ВК»? Может, лучше телега (мессенджер Telegram.Прим. автора), а страницу в «ВК» оставить технической? Это одна из причин, почему у «Лирики» появился телеграм-канал (t.me/lirika_project) и никогда не появится паблика в «ВК». Сама понимаешь, волна дел за репосты не прошла незамеченной.

— Мешает ли самому поэту система условного «мгновенного вознаграждения», когда сразу видны просмотры, лайки и комментарии?

— Мне лично не мешает. Мне приятно, когда лайков много, но не более. А если их совсем мало, то по фигу вообще. Я сам себе судья и подстраиваться под аудиторию не хочу, не умею и вообще считаю вредным. Подстраиваться нужно под время, под повестку. Даже не подстраиваться, а не выпадать. Важно быть актуальным, а не чтобы тебя одобряли.

— Многое из того, что ты делаешь, — это вещи «на стыке»: с акционизмом в случае «Маяков», с визуальным искусством в случае «Лирики». С чем тебе интереснее всего работать?

— Очень интересен синтез искусств, смешение жанров, стилей, эклектика. Хочу, чтобы крыло по всем фронтам восприятия. Всегда интересно пробовать себя в чем-то новом. Еще недавно у нас была арт-группа, в рамках которой мы сознательно решили дистанцироваться от поэзии — устраивали крутые перформансы по галереям. Сейчас проект заморожен — все силы уходят на «Лирику». Очень затянуло в эту самиздатовскую историю, в концептуальное книгопечатание.

Фото: Павел Подурский

— «Лирика» отсылает и к советскому самиздатовскому прошлому, и к андеграундным панковским зинам. Насколько тебе интересна и важна эта преемственность и насколько она зависит от офлайн-формата?

— Преемственность, безусловно, важна. Она особенно актуальна на фоне того, как наша страна скатывается в темное советское прошлое с цензурой и нелепыми запретами. Но важно не «косплеить» предшественников, а искать новые возможности, новые способы взаимодействия с миром. Именно поэтому, кстати, онлайн-формат никуда не денется. Даже если нам полностью отцензурят интернет,  уйдем в дип («глубокую Сеть», от англ. deepweb. — Прим. автора). Возможно, потеряем в количестве аудитории, зато улучшится ее качество, вовлеченность, заинтересованность.

— Откуда на «Маяковские чтения» приходит аудитория? 

— Пересматривал я тут фотки 2011–2012 годов и заметил, что людей стало раза в два больше, если не в три. Появляются, разными способами: кто-то увидел нас на улице, кто-то в интернете наткнулся на группу, кого-то друзья привели. И вот новый человек уже ходит на Триумфалку почти каждое последнее воскресенье месяца.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera