Сюжеты

«Яндекс.Избиратели»

Кремль хочет получить контроль над IT-компанией к выборам в Госдуму

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 116 от 16 октября 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

8
 

На прошлой неделе акции «Яндекса» упали на 20% на фоне обсуждения в Госдуме законопроекта об ограничении иностранного капитала в интернет-компаниях. Это уже третий раз за последний год, когда действия российских властей обрушивают стоимость самой высокотехнологичной компании России. И сейчас власти серьезно настроены на сценарии «мягкой национализации» «Яндекса», считают эксперты.

Депутат Антон Горелкин в Госдуме. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Одиозный законопроект в Госдуму еще в июле внес депутат от «Единой России» и член комитета по информационной политике, IT и связи Антон Горелкин, заявив, что в таких «значимых, стратегических предприятиях для российского IT-рынка», как «Яндекс» или Mail.ru Group, необходимо ограничить иностранное владение 20% долей или акций.

До этого момента законодательной активности по сравнению с другими депутатами Горелкин практически не проявлял: за два года в Госдуме он вносил и поддерживал проекты только 12 раз, последние два раза в июле этого года и в декабре прошлого.

В основном Горелкин занимается вопросами информационной безопасности и защиты персональных данных, поддерживая правительственные инициативы в этой области.

В частности, он был автором законопроекта о запрете обработки персональных данных несовершеннолетних без согласия родителей, совместно с Мариной Мукобеновой внес законопроект, в котором предлагал увеличить лимит продолжительности рекламы в телепрограммах, поддерживал запрет Telegram, а также вносил законопроект об ограничении доли иностранного капитала в новостных агрегаторах, который также направлен против «Яндекса».

«Горелкин работает в Госдуме только первый созыв, до этого он был, по сути, пресс-секретарем главы Кемеровской области Амана Тулеева и высказывал свою лояльность администрации области и лично губернатору. Его связи имеют региональный, а не федеральный вес. Поэтому он всячески пытается поддержать федеральную повестку и получить поддержку более влиятельных групп интересов», — отмечает руководитель Западно-Сибирского антикоррупционного центра Transparency International Светлана Тельнова.

IT-эксперт Михаил Климарев согласен с тем, что сам Горелкин вряд ли смог бы придумать такую хитрую схему:

«Это провинциальный депутат, я читаю его телеграм-канал с пафосным названием «Душитель интернета». И по тому, что он там пишет, видно, что человек явно не разбирается в проблеме».

На рынке есть разные версии о том, чьим почерком написан законопроект против «Яндекса». Например, аппетит к поглощению компании давно приписывают Сбербанку. «Захват «Яндекса» был бы на руку Герману Грефу, у которого есть амбиции, но собственные интернет-проекты, за исключением Сбербанк-онлайн, проваливались», — рассуждает Климарев. А если бы «Яндекс» перешел в собственность Mail.ru Group, которая принадлежит Алишеру Усманову, это позволило бы холдингу заполучить около 85% рекламного рынка в российском интернете.

В обоих случаях речь идет о том, чтобы передать «Яндекс» максимально близким к государству компаниям, которые смогут оградить IT-компанию от «иностранного влияния». Как отмечали аналитики «Ренессанс Капитала»,

не имеет значения, кого именно назначат партнером поисковика со стороны государства: «Газпром», ВТБ, РФПИ, Сбербанк или кого-то еще — вольные дни для «Яндекса» будут сочтены.

Примечательно, что сразу после появления законопроект Горелкина раскритиковал министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Константин Носков. Об инициативе даже на время забыли, пока в августе первый замруководителя фракции «Единой России» Андрей Исаев не заявил, что партия поддерживает предложение Горелкина. По словам Исаева, сначала законопроект приняли «не горячо», но ситуация изменилась после того, как новость о запрете эксплуатации старых автомобилей попала в топ новостных и поисковых агрегаторов, в том числе «Яндекса».

Речь идет о тексте «Коммерсанта», в котором говорилось, что комитет Госдумы по экономической политике и промышленности предложил законодательно запретить эксплуатацию старых автомобилей. С большим опозданием отреагировав на появление публикации, в Госдуме заявили, что категорически против подобных запретов для частных лиц, а всю вину переложили на новостную политику агрегатора, который якобы «намеренно нагнетают социально-политическую ситуацию в стране». При этом в «Яндексе» заявили, что все новости собираются автоматически из сообщений СМИ с лицензией, а их заголовки и фрагменты отображаются в топе в неизменном виде.

Между правительством и реальными авторами инициативы в июле случился коммуникационный сбой — в профильных ведомствах ничего не знали о законопроекте до момента его внесения в Госдуму, говорит «Новой» собеседник, знакомый с ходом обсуждений.

«По сути, закон Горелкина — это официальная позиция администрации президента. Это способ шантажа, чтобы снизить капитализацию компании и выкупить за бесценок», — говорит он.

Появление такого законопроекта сейчас вполне логично, считает Тельнова. «Еще в 2012 году был задан вектор на то, чтобы взять под контроль интернет как СМИ, и этот тренд продолжается. А «Яндекс» — самая большая интернет-корпорация, которая до сих пор находится не в тех руках. Борьба за «Яндекс» — это попытка монополизировать рынок, чтобы выжать из него как можно больше денег», — согласен Климарев.

С другой стороны, в охоте на «Яндекс» есть еще более важный мотив.

Искусственным интеллектом всерьез увлеклись российские политические менеджеры, которым интересна не бизнес-составляющая, а технологический потенциал IT-платформ во внутренней политике.

Стать крупным акционером «Яндекса» пытался «Сбербанк». Это тоже обрушило стоимость IT-компании, в итоге Греф отказался от этой идеи. Фото: РИА Новости

Главная задача внутриполитического блока АП, который выступил основным «заказчиком» законопроекта Горелкина — это подготовка к выборам в Госдуму в 2021 году, говорит источник «Новой». «Смысл в том, чтобы не просто забрать алгоритмы «Яндекса», но и научиться ими пользоваться, чего сейчас Кремль не умеет. Причем для того чтобы на этих выборах «Яндекс» работал на Кремль, вопрос с покупкой нужно решить до конца этого года, в крайнем случае — в начале следующего», — говорит он.

Администрацию президента в первую очередь интересуют возможности более эффективного таргетирования политической рекламы по модели Cambridge Analytica.

Эта технология позволяет создавать типологизированные профили потенциальных избирателей, которые еще не определились с кандидатом, и показывать им нужные сообщения. Причем данные «Яндекса» выходят за рамки социально-демографических признаков, которые работают недостаточно эффективно. При помощи более сложных критериев можно, например, манипулировать показателями явки.

«Чтобы понять, что это за группы людей, какое кино они смотрят, какую музыку слушают, какой формат сообщений для них подходит, Кремлю нужна платформа, которая этих людей уже знает, — говорит собеседник «Новой». — Таких платформ в России не так много. Это Mail.ru и «ВКонтакте», с которыми у Кремля и так все хорошо. Но «Яндекс» в этом плане лучший, первый и самый умный».

Что при этом будет с инвестиционным климатом и российским хай-теком, администрацию президента не волнует.

В 2017-м году поздравить «Яндекс» с 20-летием приехал Владимир Путин. Экскурсию ему провел основатель компании Аркадий Волож. Фото: РИА Новости

Сейчас на биржах, в основном на американском NASDAQ, находится 40–45% акций «Яндекса». «В основном это большие институциональные инвесторы, поэтому в случае принятия законопроекта цены за акцию дойдут до 10 долларов, а то и до 5», — уверен Климарев. Со времени внесения законопроекта акции «Яндекса» на NASDAQ упали уже на 10 долларов — с 39 долларов за акцию в июле до 29 долларов за акцию в октябре.

Президент инвестиционной группы «Московские партнеры» Евгений Коган согласен, что законопроект наносит «фатальный удар» «Яндексу» и другим компаниям, акции которых торгуются на иностранных биржах. Компания по капитализации может упасть и вдвое, и втрое, считает эксперт.

По его мнению, пока этот закон привел к тому, что произошла массовая продажа нерезидентами акций российских компаний. «В итоге это ударило по капитализации, показало всем еще раз, что наш фондовый рынок обладает повышенными, экстремальными рисками. Поэтому сегодня любой иностранный инвестор будет думать, стоит ли приобретать российские активы. Причем мы бьем по рукам не только иностранцев, но и самих себя», — уверен эксперт.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera