Сюжеты

Немыслимое убийство

Начальника Центра «Э» — неприкасаемого ведомства на Кавказе — застрелили в Москве. Как такое могло произойти?

Этот материал вышел в № 124 от 6 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

49
 

В субботу, 2 ноября, на улице Академика Анохина в Москве неизвестный в упор расстрелял главу ингушского Центра по противодействию экстремизму (Центр «Э», ЦПЭ), одного из самых могущественных силовых ведомств в республике, 36-летнего Ибрагима Эльджаркиева и его младшего брата, 31-летнего Абдулахмеда Эльджаркиева. Сегодня в Назрани прошли похороны братьев.

Место убийства. Фото: Максим Григорьев / ТАСС

Широко разошлась «служебная» версия причин убийства начальника ЦПЭ, однако многие в республике рассматривают и другую, связанную не с официальной работой, а с исполнением иных — деликатных — поручений, которыми мог заниматься Эльджаркиев.

На видео с камеры наблюдения дома, где снимал квартиру Абдулахмед Эльджаркиев, видно, как вечером 2 ноября около 18.00 во двор заезжает внедорожник «Мерседес». Из передней двери выходит мужчина, отступает на пару метров в центр парковочной площадки и ждет, пока автомобиль припаркуется. В это время слева появляется человек в красной куртке и черной шапке, он резко выхватывает пистолет и расстреливает мужчину в упор, тот падает на асфальт. Из автомобиля выскакивает водитель и еще один человек. Водитель оказывается ближе к киллеру и пытается остановить его. Киллер расстреливает и водителя — так же, в упор. Затем поворачивается, чтобы убежать, однако возвращается и контрольными выстрелами добивает обеих жертв.

После убийства третий пассажир (позднее стало известно, что это друг Ибрагима Эльджаркиева, бизнесмен Гурсман Сапралиев) выходит из-за открытой двери, за которой он укрывался, секунду стоит в растерянности, а затем начинает звонить по мобильному телефону.

Видео: Baza


Судя по видеокадрам, киллер поджидал именно Ибрагима Эльджаркиева и знал, как он выглядит.

Задачи убивать кого-либо еще у киллера не было. Вторая жертва оказалась случайной.

Младший брат Эльджаркиева к силовым структурам никакого отношения не имел, по образованию он врач-нейрохирург, пару лет назад перебрался в Москву и работал анестезиологом-реаниматологом в Первой градской больнице.

По сообщению Следственного комитета, киллер выпустил не менее 10 пуль, оба брата скончались на месте. Предположительно, у киллера был один или несколько сообщников, вместе с которыми он скрылся на машине с места преступления.

Сразу же после убийства московская полиция ввела в городе планы «Перехват» и «Вулкан», в распоряжении оперативников были номера автомобиля BMW X7, на котором, как они считали, скрылись  подозреваемые. Однако после того, как машину нашли в районе станции метро «Молодежная», выяснилось, что ее владелец никакого отношения к убийству не имеет.

Стало ясно: преступники заранее сделали поддельный дубликат госномеров BMW и прикрепили их на свою машину. То есть первые и самые важные часы для поиска убийц полиция шла по ложному следу.

Машина же преступников, предположительно, Mazda CX7, — была обнаружена позже  во дворе соседнего дома по улице Академика Анохина. Планы «Перехват» и «Вулкан» результатов не дали.

По факту убийства «двух и более лиц» было возбуждено уголовное дело и сразу же передано в центральный аппарат СК РФ. 

Ибрагим Эльджаркиев. Фото: мвд.рф

В органы внутренних дел Ибрагим Эльджаркиев пришел из управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков республики Ингушетия, где служил с 2004 года. Центр по противодействию экстремизму он возглавил в 2016 году, после того как предыдущий начальник ЦПЭ, Тимур Хамхоев, стал фигурантом уголовного дела, — был отстранен от должности, а затем уволен. 

Напомню, уголовное дело против Тимура Хамхоева и пятерых его подчиненных было возбуждено в 2016 году. Во время расследования выяснилось, что

сотрудники ЦПЭ в ходе допросов систематически пытали задержанных током, часто подобные «допросы» заканчивались реанимацией, а в одном из случаев — смертью подозреваемого.

В итоге, летом 2018 года Тимур Хамхоев был осужден на семь лет лишения свободы, его подчиненные также были приговорены к различным тюремным срокам. Уголовный процесс и суд над сотрудниками ЦПЭ, до этого считавшимся неприкосновенным ведомством, гремел на весь Кавказ. А в самой Ингушетии обвинительный приговор вселял в людей надежду на то, что с приходом нового начальства пытки и издевательства прекратятся.

Однако время показало, что надежды были напрасны. После прихода Эльджаркиева система допросов не претерпела серьезных изменений, жалобы на пытки продолжали поступать. Так, на пытки жаловался задержанный Абдул-Малик Албогачиев, а также боксер Альберт Хамхоев. Это были громкие уголовные дела, задержанные в мельчайших подробностях описывали изощренные методы пыток, называли людей, пытавших их, в том числе и Ибрагима Эльджаркиева, однако их жалобы в следственные органы и прокуратуру по сей день никакого действия не возымели.

По информации от источников «Новой» в Ингушетии, у Ибрагима Эльджаркиева был конфликт с влиятельным ингушским кланом баталхаджинцев.

Баталхаджинцы — религиозно-общинная группа (вирд) последователей суфийского шейха Батал-Хаджи Белхароева, который возглавлял одно из течений ислама в Ингушетии в XIX — начале XX века.

Этот вирд — один из самых закрытых: чужакам вход воспрещен настолько, что даже браки вне клана под строжайшим запретом. По приблизительным оценкам, его численность сейчас составляет около пяти тысяч мужчин, если добавить к ним матерей, сестер и дочерей (женщинам не дается права голоса), то фактическое количество членов вирда вырастает в разы. 

Ядром клана, основанного на строгой иерархии и беспрекословном подчинении, являются члены семьи Белхароевых, прямые потомки Батал-Хаджи. Всего — около 30 человек.

У баталхаджинцев традиционно дружеские отношения с Кадыровыми. Дело в том, что Батал-хаджи был другом и последователем одного из самых почитаемых святых в Чечне — Кунта-хаджи Кишиева. К вирду его последователей относится семья Кадыровых, а также большинство чиновников и религиозных деятелей Чеченской республики. 

Баталхаджинцы имеют колоссальное политическое и экономическое влияние в Ингушетии, они — мощнейший фактор, формирующий республиканскую действительность. Этот фактор принимают во внимание и глава республики, и любой ингушский силовик.

С новым начальником ЦПЭ выходцы из клана баталхаджинцев никак не могли нащупать пути взаимодействия. По слухам, Эльджаркиев выдвигал собственные правила игры и демонстративно не желал сотрудничать.

31 декабря 2018 года в Ингушетии был убит один из лидеров баталхаджинцев Ибрагим Белхароев — его машину обстреляли неизвестные, он скончался на месте. 

На тот момент республика бурлила — не утихало возмущение по поводу закрепления административной границы между Чечней и Ингушетией. Ингуши были уверены — их обманули власти, они намеревались «митинговать до последнего». Большую, инспирирующую роль в этих протестах играли баталхаджинцы. В республике назревала взрывоопасная ситуация, на которую весьма нервозно начинал смотреть центр.

(К слову, вскоре именно за неспособность сгладить неукротимый всенародный протест и поплатился своим постом тогдашний глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.) И вот в этот момент и был расстрелян Ибрагим Белхароев. Главное подозрение пало на силовиков, в том числе и на начальника Центра «Э».

Спустя около двух недель, 12 января 2019 года на Ибрагима Эльджаркиева было совершено покушение. Он возвращался в Ингушетию из Чеченской республики после встречи со спикером чеченского парламента Магомедом Даудовым, который как раз и отвечал за вопрос границ с чеченской стороны. О чем высокопоставленный представитель ингушских силовиков разговаривал с Даудовым, неизвестно, визит был неофициальный. 

На пути домой, после того как «Мерседес» начальника ЦПЭ миновал пост «Кавказ», разделяющий Чечню и Ингушетию, неизвестные из автомобиля «Лада Гранта» открыли автоматный огонь по автомобилю Эльджаркиева. Трое охранников, получили тяжелые ранения, один позже скончался в больнице. Сам Эльджаркиев не пострадал. 

За десять месяцев после покушения на Эльджаркиева, дело так и не было раскрыто, не появилось даже подозреваемых. Впрочем, как и в деле об убийстве Ибрагима Белхароева. Баталхаджинцы объявили награду в 30 миллионов рублей за любую информацию об убийстве. А начальник ЦПЭ усилил свою охрану и по республике передвигался только на бронированных машинах.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera