Интервью

Ромео Кастеллуччи: «То, как мы уходим, — самое важное»

Знаменитый режиссер — о Небытие, тоске, любви и своем Шуберте

Этот материал вышел в № 125 от 8 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

 
Ромео Кастеллуччи. Фото: Алексей Филиппов / ТАСС

Живого классика европейского театра, худрука театральной программы Венецианской биеннале —2005 и Авиньонского фестиваля — 2008 не нужно представлять российскому зрителю. Многие спектакли Кастеллуччи были у нас на гастролях. Весной 2019 года его «Жанна на костре» (Пермский театр оперы и балета) получила «Золотую маску» как лучшая оперная постановка сезона. Сам Кастеллуччи был награжден «Маской» как сценограф пермской «Жанны…»

11–13 ноября на фестивале «Сезон Станиславского» — спектакль Ромео Кастеллуччи «Лебединая песня D744» (московская площадка гастролей — ТКЗ «Дворец на Яузе»).

В «Лебединой песне D744» — поздние Lieder Франца Шуберта — одушевлены сопрано Керстин Авемо (Швеция). Помимо главных партий, на оперных сценах Стокгольма, Цюриха, Парижа, Франкфурта, фестиваля в Экс-ан-Прованс она исполняла и записывала Баха, Генделя, Моцарта, Грига, Бриттена.

Керстин Авемо. Сцена из спектакля «Лебединая песня D744». Фото: Christophe Raynaud de Lage 

Вторая участница — французская актриса Валери Древиль. Ученица Антуана Витеза играла у лучших мастеров Европы: от Хайнера Мюллера до Томаса Остермайера. А Москва хорошо помнит ее в спектакле Анатолия Васильева «Медея-материал».

Перед гастролями Ромео Кастеллуччи рассказал «Новой» о своем спектакле и планах.

— Синьор Кастеллуччи, вы писали об этом спектакле: «Откуда растет ее музыка? Почему так глубоко задевает мои собственные основы? И в чем причина слез? Не сентиментальных: сантименты я ненавижу». Так в чем же?

— Тема этого цикла — Небытие. Тоска о том, чем мы не являемся, чем не смогли стать, чем могли бы быть. О любви, которую могли бы подарить и не подарили, о любви, которую хотели бы получить и не получили. Одним словом, Шуберт.

— Кто прощается с миром этой песней?

— Это мы сами «уходим со сцены». То, как мы уходим, — самое важное. Намного важнее, чем то, как мы приходим и остаемся.

Певица хотела бы уйти, сбежать из этого места, ставшего мучительным, невыносимым. Сбежать со сцены. Но сцена не отпускает. Героиня привязана к своей роли и к своей судьбе. Она стремится уйти в забвение. Предпочла бы, чтобы за нее говорила пустота. Чтобы пустота играла ее роль. В финале пустая сцена становится призывом ко всем нам.

— Керстин Авемо — европейская оперная звезда. Но ее героиня в спектакле похожа на беззащитную перед жизнью учительницу пения. На монахиню из монастыря культуры, если можно так сказать. Почему?

— Она сама музыка, даже Музыка с большой буквы. Перефразируя Флобера, его слова о «Госпоже Бовари», я могу сказать: «Эта певица и есть я».

— На сцене — две женщины. И очень разные. Одна уходит кротко, другая яростно бунтует. Расскажите, пожалуйста, о героине Валери Древиль.

— Певица и актриса. Музыка и театр. Дух и тело. Дух воспаряет в ариях. Тело и голос актрисы воплощаются на подмостках, они буквально рвут сцену криками боли. Актриса показывает нам пропасть, открытую Музыкой. Пропасть, которая зовет заглянуть в нее. Что это за пропасть? Я не могу вам сказать, но она связана со словом «бытие».

Валери Древиль. Сцена из спектакля «Лебединая песня D744». Фото: Christophe Raynaud de Lage 

— Вы впервые работали с этой блестящей актрисой?

— Мы познакомились в 2008 году на Авиньонском фестивале. И там у нас зародилась замечательная дружба. В 2013 году тоже в Авиньоне, когда создавался Schwanengesang, я впервые работал с Валери Древиль. Надеюсь, у нас еще будут общие проекты.

— Их контраст — словно контраст эпох. Героиня Керстин Авемо похожа на прекрасный, но уходящий образ классической европейской культуры. А за героиней Валери Древиль — мятежное, дисгармоничное, полное страха и борьбы будущее.

— Это тоже хорошее прочтение. Важно, чтобы зритель задавался вопросом о том, что связывает эти две фигуры. Движения этих двух женщин похожи, но задачи различаются. Актриса как бы допрашивает зрителя, общается с ним, ставит сложные вопросы. Зрителю приходится осознать, что смотреть — это тоже действие, имеющее свои последствия.

— На Парижском осеннем фестивале «Лебединая песня D744» вошла в вашу личную ретроспективу — вместе с Go down, Moses и «Весной Священной». Почему нежный камерный спектакль на двоих выбран вами для этой престижной авторской программы — вместе с двумя эпическими работами?

— Эта постановка — часть моей работы в музыкальной сфере. А она в последние годы стала для меня очень важна.

Сцена из спектакля «Лебединая песня D744». Фото: Christophe Raynaud de Lage

— Вашу «Весну Священную», сделанную в сотворчестве с Теодором Курентзисом и его российским оркестром Musica Aeterna, очень ждали на Дягилевском фестивале в Перми. К сожалению, в 2015 году гастроли не состоялись. Есть ли надежда у российского зрителя увидеть этот спектакль у нас?

— Все еще надеюсь, что да. Проблема в технической стороне. В постановке участвуют 48 машин. Ими управляет компьютерная программа. 48 агрегатов запрограммированы определенным образом «взвивать в воздух» костную муку. Ее вихри, ее снегопады, потоки света и исполняют у нас балет Стравинского. Но, чтобы установить эту систему за сценой, нужно много дней монтажа и работа множества техников. Это сложно.

— Ваша оратория «Жанна на костре» на музыку Артура Онеггера (Пермский театр оперы и балета) стала событием театральной жизни России. Постановка награждена двумя «Золотыми масками» — 2019. Есть ли у вас новые проекты сотрудничества с театрами России?

— Планируется привезти в Москву «Реквием» Моцарта и театральный перфоманс «Новая жизнь».

Перевод с итальянского Веры Анисимовой

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera