Колумнисты

Кнопка «выкл.» не работает

Почему идея заблокировать мобильную связь в колониях обречена на провал

Этот материал вышел в № 125 от 8 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

8
 

Не получилось у ФСИН, не получится и у МВД. Это по поводу инициативы коллегии Министерства внутренних дел, состоявшейся 1 ноября: к 30 июля 2020 года полиции совместно с ФСИН, ФСБ и Роскомнадзором проработать вопрос об установке блокираторов сигнала сотовой связи на территории исправительных учреждений.

Смартфоны, изъятые сотрудниками ФСИН в СИЗО №1 по Петербургу. Фото: пресс-служба ФСИН.

Любопытная деталь: блокировать мобильники в колониях и тюрьмах предложено не потому, что сотовая связь в исправительных учреждениях запрещена. МВД видит в этом один из способов борьбы с телефонным мошенничеством: треть телефонных жуликов «работают» именно в колониях — в нелегальных call-центрах.

У депутата Госдумы от «Единой России» и заместителя председателя Комитета по безопасности и противодействию коррупции Александра Хинштейна, оказывается, уже готовы и поправки в законы, ограничивающие использования сотовой связи в колониях. Хинштейн предлагает обязать сотовых операторов прекратить оказание услуг для номеров определенных абонентов после появления заявления от руководителя исправительного учреждения.

Депутат объяснил: «С помощью мобильных телефонов осужденные могут не только совершать мошенничество, но и давить на свидетелей, координировать преступные группировки и т.д.».

И привел такую цифру: ежегодно в колониях изымается порядка 60 тысяч мобильных телефонов.

И у МВД, и у Хинштейна намерения, конечно, благие. Но боюсь, что все эти меры бессмысленны. «Антимобильные» законы просто не будут работать. Потому что пока начальник колонии установит номера телефонов, с которых осуществляются звонки на волю, пока напишет письмо сотовому оператору, у арестантов уже появятся новые сим-карты. 60 тысяч мобильников, изъятых в колониях, — лучшее тому подтверждение. Ведь перед тем как эти мобильники были изъяты, они как-то попали на территорию режимного учреждения. Не ошибусь, если предположу, что львиную долю телефонов на территорию колоний пронесли сами их сотрудники.

Когда я отбывал наказание по ст. 282 УК за разжигание социальной розни по отношению к социальной группе «региональная власть» в ИК-10 в Менделеевске, в нашем отряде все активисты (так называемые красные — те, кто обслуживает интересы администрации) ходили с мобильниками. И пользовались сотовой связью, даже не сильно скрываясь. Периодически в барак наведывались с внезапными проверками (шмонами) офицеры оперчасти. И уходили с уловом запрещенки — десятком мобильников. Но проходило всего несколько дней, как у всех «красных» снова появлялись телефоны. Часто — те же самые трубки, которые всего несколько дней назад были изъяты. И этот круговорот мобильников никого не удивлял, потому что считался одним из элементов арестантских будней.

Предложение МВД блокировать сотовую связь в колониях из-за нелегальных call-центров выглядит признанием того факта, что вычислить место, откуда идут массовые звонки, на очень локальной территории, ограниченной колючей проволокой и вышками, сложнее, чем вообще отключить сотовую связь в колонии. Видимо, МВД решилось выйти с такой инициативой, прекрасно отдавая себе отчет в том, что

все очаги телефонного мошенничества работают под покровительством руководства колоний.

В принципе, блокировать мобильную связь на территории зоны, думаю, несложно. Потому что еще десять лет назад в ИК-10 сам был свидетелем того, как там несколько недель не работали мобильники — ни у «красных», ни у сотрудников. А произошло это после того, как на пульт дежурного местного управления ФСБ поступил звонок о минировании химзавода им. Карпова, который в те годы занимался утилизацией химического оружия и очисткой промышленных отходов, содержащих радиоактивные вещества.

Химзавод расположен в окрестностях Менделеевска — через забор от ИК-10. Правоохранительные органы быстро вычислили, что звонок с угрозой поступил именно из колонии. Туда нагрянули оперативники ФСБ и очень быстро вычислили и точное место нахождения мобильника, и конкретного телефонного террориста. А еще технические службы ФСБ установили «глушилку», которая и заблокировала мобильную связь. Офицеры колонии рассказывали, что

«глушилка» была размером с чемоданчик, и поговаривали о том, что решать вопрос об ее отключении пришлось на уровне руководства регионального управления ФСБ.

Говорит это об одном: техническая возможность отключать мобильную связь на территории колоний была еще десять лет назад. Только руководству исправительных учреждений это, видимо, не нужно.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera