Сюжеты

Скажите, кто будет президентом Франции?

Кто, кого и как. Весь расклад самых непредсказуемых выборов в истории страны — в обзоре собкора «Новой»

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 11 от 3 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

10

​​​​​​​Французские выборы почти всегда непредсказуемы, но всему должен быть предел. В этот раз предела не будет. В воскресенье, когда на социалистических праймериз определился, кажется, уже последний более-менее серьезный кандидат — 49-летний идеалист Бенуа Амон — ситуация не стала ни более ясной, ни менее запутанной. Просто прогнозы развязки опять изменились: с учетом вылета очередного «мастодонта» — по имени Вальс.

Главные герои президентской гонки-2017:

Ультраправая партия «Нацфронт»
 
  • Марин Ле Пен — согласно соцопросам, безоговорочный победитель первого тура (с 25%), но во втором — проигрывает
Правая партия «Республиканцы»
 
  • Николя Саркози (бывший президент) — выбыл
  • Ален Жюппе (главный фаворит до ноября 2016) — выбыл
  • Франсуа Фийон (победитель праймериз) — обещает снять кандидатуру в случае, если следователи заведут против него уголовное дело. Рейтинг — в районе 20%.
Центр
 
  • Эмманюэль Макрон — лидер собственного движения «Вперед!». Рейтинг сравнялся с фийоновским
Социалистическая партия
 
  • Франсуа Олланд (президент) — выбыл
  • Манюэль Вальс (бывший премьер) — выбыл
  • Бенуа Амон — выиграл праймериз, но мало известен избирателям.Рейтинг — 8-10%. Не участвовавший в социалистических праймериз ультра-левый Ж.-Л. Меланшон (создал собственное карманное движение «Непокорная Франция») имеет рейтинг — 13-15%

Ле Пен, Фийон и Меланшон являются активными защитниками любых решений Владимира Путина


«Силовик», подающий большие надежды

Чтобы понять, как до сих пор развивалась эта президентская гонка и кто ее главные герои, станцуем от печки.

К весне 2014 года Манюэль Вальс, 51-летний глава МВД, нагулял такой политический вес, что уже рассматривался социологами в качестве одного из главных претендентов на Елисейский дворец.

В конце марта 2014 г. «харизматичный» министр внутренних дел (напоминавший более респектабельную версию Николя Саркози) убедил президента Олланда снять «мягкотелого» премьера Эйро. К этому моменту и сам Олланд, и Соцпартия уже начали стремительно терять проценты, и появление Вальса во главе правительства на время улучшило ситуацию. Так же, как и явный разворот «тандема» Олланд-Вальс в сторону социал-либерализма. «Доверие французов к правительству выросло», — рассказывали тогда соцопросы.

Манюэль Вальс. Фото: EPA

Зато из лагеря социалистов раздались первые стоны негодования «фрондеров», требовавших «возврата к настоящим левым ценностям». (Ропот будет нарастать, и в январе-2017 это приведет к победе одного из «фрондеров» — Бенуа Амона — на социалистических праймериз).

В это же время на правом фланге в качестве альтернативы бывшему президенту Николя Саркози стала выдвигаться кандидатура скучного, зато умеренного Алена Жюппе (1945 г.р.) — мэра Бордо, бывшего премьер-министра, ближайшего «сподвижника» Жака Ширака.

Ален Жюппе — лидер правых. Фото: РИА Новости

Николя Саркози социологи тогда давали в районе 25%, Жюппе — в районе 30%.

Ну, а ультраправая Марин Ле Пен уже тогда почти «неизбежно оказывалась во втором туре». И так же неизбежно проигрывала в финале — хоть Жюппе, хоть Саркози, хоть Вальсу.

«Младореформатор» Макрон

Расклад оставался примерно таким же до весны 2016 года, когда из рядов разболтавшейся команды Олланда робко выдвинулся первый «предатель» — Эмманюэль Макрон (1977 г.р.).

Олланд собственными руками вылепил из этого симпатичного парня, показавшего успехи во время работы в банкирском доме Ротшильдов, политическую фигурку. Сначала назначил его своим экономическим советником, а в августе 2014 — министром экономики. Назначил достаточно спонтанно: нужно было показательно заткнуть рот «фрондерам» и заменить  министра Монбура, прямо из министерского кабинета обвинявшего Вальса-Олланда в предательстве «левых ценностей». «Младореформатор» Макрон для замены подходил идеально.

Эммануэль Макрон. Фото: EPA

К весне 2016, пользуясь преимуществами безвременья, парень накопил процентов 10 рейтинга и создал собственное политическое движение «En marche!» (переводится примерно как «Вперед!» или «В движении!»). А в августе ушел из правительства и поехал с агитпоездками по стране.

В итоге к началу осени 2016 политический расклад выглядел так: безоговорочным лидером оставался правый Ален Жюппе с рейтингом 35%-40%, следом шла со своими плюс-минус 30% Марин Ле Пен, потом был правый Саркози с 25%, потом «центрист» Макрон, начавший обходить Олланда (тот не набирал и 13%).

Фийона социологи в листы опросов о выборах-2017 почти не включали: какой смысл, если у правой партии «Республиканцы» есть Жюппе, который почти наверняка станет президентом. Если только ему не помешает лидер партии — Николя Саркози.

Такой вариант не исключал и Олланд, который в этом случае получал шансы сначала выцарапать у ненавистного многим политико-финансового дельца Саркози путевку во второй тур, а уж там, по традиции, «поднять народ» на борьбу с «коричневой угрозой».

Саркози и Олланд. Фото: EPA

Первый уход мамонтов со сцены: Саркози, Жюппе, Олланд…

Победа Саркози рассматривалась в качестве гипотезы только потому, что правые впервые выбирали кандидата через праймериз. Никто не знал, ни сколько избирателей на них придет, ни какие именно это будут избиратели.

В итоге праймериз принесли сюрприз, но не тот, что ждал Саркози: победителем стал «тэтчерист» (в экономике) и «викторианец» (в прочих вопросах) Франсуа Фийон.

Вторым пришел фаворит Жюппе, против которого, вероятно, сыграло и то, что в голосовании, в основном, приняли участие консервативные правые избиратели (а умеренный Жюппе для многих был «недостаточно правым») и то, что Фийон удачно разыграл карту своей «порядочности». Он, в отличие от Жюппе и Саркози, до тех пор не был замешан в коррупционных скандалах. «Кто хоть на миг может представить Шарля де Голля под следствием?» — сказал Фийон, и эта фраза стала символом его кампании.

Франсуа Фийон с супругой Пенелопой. Фото: EPA

В роль лидера президентской гонки Фийон вошел 28 ноября, а уже 1 декабря президент Олланд отказался от выдвижения на второй срок. Первый случай в современной истории Франции (начиная с де Голля). Вынудили обстоятельства: сначала неисправимый оптимист Олланд потерял соперника в виде Саркози, а потом приобрел его в лице собственного премьера Вальса.

Для Олланда это было второе «предательство», а для Вальса — рискованный шаг в предвыборную бездну: любого кандидата в президенты от социалистов к этому моменту не ставили выше четвертого-пятого места.

Раненый мамонт Фийон

Вечером 22 января на большую сцену вышел из подсобки 49-летний Бенуа Амон, неожиданно выигравший у Манюэля Вальса первый тур «социалистических праймериз» (которые вообще-то изначально готовились «под Олланда»).

Вечером 24-го произошло более интересное событие: сатирическая газета Canard enchaîné анонсировала выход материала о том, как жена правого кандидата Франсуа Фийона, домохозяйка Пенелопа, получила почти 500 тысяч евро в качестве «помощницы депутата»  и еще 100 тысяч евро в качестве «литературной советницы».

Национальная финпрокуратура открыла предварительное расследование.

«Безупречный» политик в один момент стал «как все».

Через три дня газета JDD и сайт Mediapart обвинили Фийона еще и в возможных махинациях с деньгами Сената.

Скандалы подоспели очень вовремя: на воскресенье 29 января был назначен главный предвыборный митинг Фийона.

Макрон — кандидат №1 (по состоянию на 31.01.2017)

Падение Фийона давало какой-то шанс «тяготеющему вправо» социалисту Вальсу — ему нужно было только выиграть во втором туре соц. праймериз. За «серьезного государственника» Вальса подписались почти все социалистические депутаты и сенаторы и несколько министров, за тихого «фрондера» Амона — почти никто из тех, у кого есть хоть какие-то властные рычаги. Рейтинг Вальса «по стране» тоже опережал показатели Амона.

Но судьбу социалистических праймериз решили 2 млн человек — это 5 процентов от числа всех французских избирателей (т.е. результаты оказались еще более случайными, чем у правых, у которых явка была в два с лишним раза выше). Амон выиграл.

Победа «искреннего левого» Амона — на руку «центристу» Макрону, который теперь, с уходом Вальса, остается единственной «проходной альтернативой» для всех, кто не хочет ни правого консерватора Фийона, ни ультраправую националистку Ле Пен.

Теперь Макрон в опросах догоняет Фийона (а по некоторым данным, уже опережает его). Ле Пен все так же «выигрывает первый тур» и «проигрывает второй» — при любом раскладе.

Как изменится предвыборный расклад в ближайшее время, предсказывать лучше не надо, потому что любой прилетевший неизвестно откуда шар может изменить картину этого политического боулинга. Как ее уже изменила одна газетная статья.

Вы, случайно, не в Елисейский дворец?

Главное на этих выборах: здесь нет и не будет кандидата, которого без колебаний поддерживало бы сколько-нибудь значительное число избирателей.

Фийон, Макрон, тем более — Амон — мало кто еще полгода назад собирался за них голосовать… Неожиданный фаворит Макрон никогда в жизни до этого не выдвигался ни на одних выборах.

Верного избирателя имеет разве что Марин Ле Пен — за которой, кстати, тянется целая цепочка финансовых расследований, но все это как-то к ней не прилипает.

…К слову, и против Макрона на прошлой неделе выдвинули обвинение — в том, что он потратил «на свои нужды» 120 тысяч евро из кассы министерства экономики. Обвинение появилось в книге и пока вроде не привлекло внимание следователей. Но кто знает…

Зато следить за этими выборами не скучно.

В воскресенье главным героем предвыборного митинга Франсуа Фийона стала его жена Пенелопа. 15 тысяч сторонников правых, собравшихся в парижском зале La Villette, встретили ее как героиню и жертву. Пенелопе вручили цветы, со сцены зрителей попросили встать и устроить ей овацию — зал встал… «Пенелопа! Пенелопа!» — заходились в восторге налогоплательщики.

Плакатик Je suis Penelope довершил картину абсурда.

P.S.

В среду, 1 февраля, та же газета Canard enchaîné, почти всегда предпочитающая подавать убийственный компромат порциями, рассказала о том, что Пенелопа получала деньги еще и с 1988 по 1990 гг. Так что, по последним подсчетам, ее заработок в парламенте составил не 500 тыс., а 831 440 евро. Дети Фийона заработали у него в качестве ассистентов 84 тысячи.

Узнав о новых утечках, Фийон сказал о чрезвычайно профессиональной, «невиданной в истории V Республики» (начиная с де Голля) «клеветнической кампании». О намерении кандидата подавать на газету в суд пока сообщений не поступало.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera