Сюжеты

В Европе еще один теракт. После Санкт-Петербурга жертвой стал соседний Стокгольм

Фото: Aftonbladet/IBL

Общество

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Около трех часов дня в пятницу грузовик неожиданно врывается на пешеходную торговую улицу, наезжая на прохожих, и врезается в витрину торгового центра. Сначала в твиттере — первые свидетельства очевидцев. Сумбурные, неопределенные. Кто-то пишет о взрыве, столбе пламени и черном дыме. Кто-то об окровавленной мостовой и усеявших ее трупах и раненых. И даже о мертвой собаке среди человеческих тел.

Шеф местной полиции Дан Эльяссон на первой пресс-конференции призывает не множить слухи, а ждать официальной информации. Но тревога тем сильнее, когда вам говорят, что преступник на свободе.

Террорист выбрал вторую половину дня пятницы, когда многие предприятия и учреждения раньше заканчивают работу, а люди идут в магазины за покупками на выходные. И, конечно, весной в Стокгольме много туристов и просто гуляющих.

Еще неизвестна личность нападавшего. Полиция продолжает поиски. Известно только, что грузовик угнан, когда рутинно приехал в ресторан, доставляя продукцию местного пивзавода.

Представитель пивоварни рассказывает по радио, что шофер подъехал к ресторану, вышел и увидел, что в кабину его машины кто-то запрыгнул. Шофер якобы пытался остановить злоумышленника, но тщетно.

В половине четвертого шведские СМИ начинают выдавать более или менее связную информацию. На фото на сайте таблоида Aftonbladet виден грузовик, врезавшийся в витрину торгового центра Аленс на пешеходной Дроттнинггатан. Телеканал SVT сообщает, что в центре города были слышны выстрелы. Ни полиция, ни другие СМИ этого не подтверждают, телевидение показывает картинку бегущих по улице людей: подальше от проклятого места.

Не то чтобы паника — рассказчики спокойны, хотя и удивлены. Из сбивчивых интервью с очевидцами в прямом эфире ясно лишь, что грузовик въехал на пешеходную улицу и стал давить прохожих, что они видели на мостовой несколько окровавленных тел и что кого-то на их глазах грузили в «скорую».

На центральном вокзале Стокгольма пассажиры спешат впрыгнуть в свой поезд, но, увы, он стоит без движения час, другой. Тысячи людей вынуждены добираться домой пешком. Ну, чем не Санкт-Петербург в начале недели, где мой друг, пенсионер, четыре часа добирался пешком от площади Александра Невского до улицы Дыбенко?

Премьер-министр Стефан Левен говорит по телевизору о террористическом нападении на Швецию. Он был на пути в Гетеборг, куда ехал на съезд своей социал-демократической партии, но вернулся в столицу, узнав о происшедшем. Король Карл XVI Густав сказал, что «шокирован» случившимся, сообщает пресс-служба Двора.

Около семи вечера власти объявили, что метро проверено и работает, но поезда не останавливаются на двух центральных станциях. Автобусы в центре Стокгольма стоят. Полиция откровенно признала, что центр Стокгольма — это не самое безопасное место.

Почерк теракта (а это сразу было квалифицировано как теракт) тот же, что в Ницце, Берлине, Лондоне. Транспортное средство в качестве оружия. Из-за принятых в Европе мер безопасности террористам стало труднее взрывать. Проще использовать бытовые средства: автомобиль, нож. Может быть, не тот масштаб, но главное не число жертв, а атмосфера страха. Правда, в субботу появляются неподтвержденные сообщения, что в грузовике якобы все же нашли взрывчатку.

Долго было неясно число жертв. Несколько шведских СМИ сообщали, что погибли четверо. Потом появляется цифра 15 раненых, из них 9 в тяжелом состоянии. Представитель полиции Тове Хагг сначала затрудняется подтвердить или опровергнуть гуляющие цифры, но в девять вечера на пресс-конференции подтверждает их и, разведя руками, признает, что шофера-убийцу пока ищут. Вроде бы один подозреваемый задержан, правда, без подробностей. Телевидение продолжает прокручивать хронику дня.

Только наутро полиция сообщает, что накануне вечером в городке Марста к северу от столицы арестован предполагаемый шофер-убийца. По данным шведских СМИ, им оказался 39-летний узбек, симпатизирующий Исламскому государству (запрещенной в России организации). В субботу ему предъявлено обвинение. В тот же день в предместье Стокгольма задержан еще один подозреваемый в причастности к теракту. Полицейские источники телеканала SVT предполагают возможную связь между двумя этими людьми.

Спокойная и безопасная Швеция в шоке. Да, там убивали политиков — премьера Улофа Пальме, министра иностранных дел Анну Линд. На этот раз жертвами стали просто люди с улицы. Правда, на той же Дроттнинггатан в декабре 2010 года взорвался автомобиль и одновременно неподалеку взорвал себя 28-летний швед иракского происхождения, никого больше не убив.

Источник террористической опасности — уже не только заложеннная бомба или захват заложников. Когда оружием становится грузовик, нельзя предвидеть и предотвратить теракт. Он может произойти в любой момент и везде. С этим, видимо, в обозримом будущем придется жить, минимизируя ущерб.

«Мы не можем гарантировать, что такое никогда больше не произойдет», — заявил премьер Левен на вечерней пресс-конференции, в то время как в СМИ и социальный сетях шведы, получившие холодный душ, рассуждали о новой реальности.

«Когда мы завтра проснемся, мир во многом будет другим», — говорит комментатор шведского телевидения. Европа — уже не совсем рай, хотя и остается раем для миллиардов людей.

По мнению большинства европейских экспертов, цель террористов — посеять страх и расшатать либеральные общественные системы Запада, где люди привыкли к личной свободе, видят ее данностью, не хотят ходить строем и считать силовиков солью земли, даже под угрозой террора. Здесь еще не забыли попыток ввести единый для континента «новый порядок».

В какой-то степени террористам это удается. Европейские «государственники» (которых в прошлом считали просто нацистами) набирают очки. Только смогут ли они обеспечить обещаемую безопасность за счет урезания свободы? Хотят ли европейцы отказаться от рожденных в муках свобод и прав человека, испуганные жертвами терроризма, которых, как это ни цинично звучит, в разы меньше погибших на дорогах? Конщунственно сравнивать эти две вещи, но в буднях разница между ними теряется.

Со Швецией солидарен цивилизованный мир. Заявления солидарности прозвучали из Брюсселя (глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предложил Швеции всемерную помощь Брюсселя), из Лондона, Парижа, Берлина, Москвы.

Мэр Парижа Анн Идальго сказала, что Эйфелева башня в полночь погаснет в память о погибших в Стокгольме. А вот берлинский сенат сообщил, что Бранденбургские ворота не будут окрашены вечером в шведские цвета. Есть свои закрепленные правила, когда зажигать подсветку, а когда нет. Европейцы не заморачиваются показушными жестами. Каждый выражает сочувствие так, как у него принято. Это сугубо интимно.

Все люди здравого смысла — против терроризма, никто его не оправдывает. Но дальше сложнее. Мнение Москвы о борьбе против террористов в Сирии, отличается от мнения других вышеназванных столиц. Впереди — широкое поле для выяснения отношений.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera