Репортажи

«Этот синяк не Вы мне поставили?»

Репортаж из Тверского суда Москвы, где судят задержанных 12 июня

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 63 от 16 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

17

Сутки после акции против коррупции на Тверской площади. Дела задержанных начинает конвейером рассматривать суд по месту преступления — Тверской районный, только-только отошедший от акции 26 марта. С самого утра здесь уже дежурят волонтеры проекта «ОВД-Инфо» и адвокаты, привлеченные «Открытой Россией», «Русью сидящей», ФБК и в первую очередь тем же «ОВД-Инфо» (задержанным оказывается бесплатная юридическая помощь).

Волонтеры — среди них как пожилые, так и молодежь — с полными пакетами продуктов. Приставы стояли молча, и раздражались, когда кто-то из активистов фотографировал их.

— Мужчина, вы из прессы? Уберите телефон! — требовал пристав.

— Он не мужчина, а гражданин Российской Федерации, — ерничали активисты, – а Вы кто?

— А не видно?... Хватит тут устраивать не пойми, что…

…У зала №40 ожидал решения по своему делу задержанный Илья Яшин. Всю ночь с 12 на 13 июня он провел в ОВД и был привезен в суд под конвоем. По его словам, он оказался в одном автозаке с главой патриотического движения SERB Гошей Тарасевичем, где у них произошла потасовка. В окружении сторонников политик то и дело отписывался о том, что с ним происходит в данный момент, в социальные сети и бодро рассказывает собравшимся о том, как встретил знакомого на митинге.

«Стук в окно. «О Илюха! Жив, Здоров! Вот так встреча ... Сейчас маме позвоню! Алло, мам, привет, помнишь Илюху нашего? …. Ну вот он тут напротив меня в автозаке сидит…. Нееет! Нормально всё! Не бьют пока». В коридоре смех.

Судья Алеся Орехова, открыв заседание утром, сразу же перенесла его на 14 часов, отказавшись допрашивать всех свидетелей защиты и ограничившись допросом одного полицейского, того, кто участвовал в задержании Яшина.

— На приговор проходите! — в третьем часу позвала всех секретарь судебного заседания.

Незаметно тихо в зал прошла судья Орехова. Быстро зачитала резолютивную часть приговора: 15 суток за «Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции» (ст.19.3 КоАП). Так же быстро ушла, закрыв за собой дверь. Публика скандировала ей вслед «позор». Приставы грозились выгнать всех из зала. Выкрики не прекращались до самого выхода сторонников Яшина из суда. Троих активистов — двух женщин-пенсионерок и одного пожилого мужчину — приставы все же затащили в свое помещение, откуда вскоре послышались крики и ругань. Присутствовавшие при инциденте искали адвоката для задержанных, но через несколько минут открылась дверь и все трое вышли с улыбками на лицах. Приставы их пожалели и никаких протоколов за оскорбление суда не составили.

«Мы объяснили приставу, что просто выразили свое мнение после оглашения приговора, в итоге пристав сказал нам «идите все отсюда», — поделилась одна из пенсионерок. Вместе с другой женщиной, выйдя на улицу, она угощала всех принесенными с собой домашними пирогами с повидлом.

Илью Яшина увезли в спецприемник №1 на Симферопольском бульваре. В соцсетях он сетовал, что тем самым его на две недели выключили из муниципальной кампании «Солидарности» в Красносельском районе.

…Далее рассматривалось еще одно дело — на студента МЭИ Андрея Филимошкина все по той же статье — 19.3 КоАП.

«Мы стояли на аллее, это даже не сама Тверская была, там люди гуляли, — объяснял он судье. — Подошли полицейские, посмотрели на нас, кто-то махнул на меня рукой и меня задержали».

В протоколе, как говорил Андрей, указан не подлинный адрес задержания. А его друзей, на глазах которых и произошло задержание, суд отказался допросить как свидетелей. Итог: 10 суток ареста.

Также 13 июня по статье 19.3 КоАП осудили Марка Гальперина — 15 суток (судья Мария Москаленко), Александра Баранова и Сергея Подлесного — по 10 суток. Все слушания проходили по одному и тому же сценарию: свидетелей защиты не допрашивали, вызывали лишь полицейских.

14 июня судили в том числе и тех, кто после акции 12 июня провел в ОВД две ночи подряд. Среди них оказался 42-летний Орест Черчесов, представившийся «независимым блогером».

«Меня единственного не отпустили домой — только потому, что отказался подписывать протокол», — возмущался в коридорах суда Черчесов. Его защитник, Эдуард Рудык из «Комитета за гражданские права» пояснял: протокол был оформлен с грубыми нарушениями. «Непонятно, какой орган дознания начал вести дело», - объяснял Рудык судье Любови Виноградовой. Ко всему прочему, и подпись под протоколом задержания почему-то поставил участковый Рязанского района Москвы, т.е. сотрудник, обязанный отвечать за правопорядок явно не на  Пушкинской площади.

Историю своего задержания Черчесов рассказал так: 12 июня он планировал встретиться с другом у станции метро «Пушкинская», однако на выходе из метро обнаружил плотную толпу людей. Чтобы записать происходящее на видео, Орест поднялся на большую бетонную кадку с деревом и открыл планшет. Но в какой-то момент из-за наплыва толпы держаться стало невозможно. «Я схватился за дерево, чтобы не упасть на землю – давка была. Я держался. А тут подошли полицейские… Мой островок безопасности превратился в островок опасности», - рассказывал Черчесов. По его словам, полицейские его сняли с кадки с деревом, в момент задержания нанесли ему несколько ударов в области почек, сломали планшет и погнули очки, после чего потащили в автозак.

Группу задержанных, в которой оказался Черчесов, позже разделили на две. Из 13 человек, оказавшихся в ОМВД Рязанского района, задержанным оставался только Черчесов.

Слушание дела Черчесова мало отличалось от процессов других задержанных. Из свидетелей выступили двое полицейских: в одном из них Черчесов опознал сотрудника ОМОН, сидевшего за рулем автозака. «Как вы можете давать показания, если вы меня даже не задерживали?» — возмущался блогер. Ему не отвечали.

Показания полицейских – двух сержантов полиции из Второго оперполка МВД – были практически одинаковы. По их словам, Черчесов находился вовсе не в кадке с деревом, а «стоял на обочине дороги», выкрикивал лозунги, при задержании «толкался, оказывал легкое сопротивление задержанию».

- Это я вас толкал? — не выдержал Черчесов, глядя на второго полицейского. – Толкал вас, значит? А вот это синяк кто мне оставил, не Вы?

Ранее он рассказал, что нанесенные травмы просто не успел засвидетельствовать в травмпункте.

Между показаниями полицейских, выступавшими отдельно, нашлось, впрочем, одно расхождение — первый обнаружил у Черчесова плакат, а второй никакого плаката «не видел». Однако в своем итоговом постановлении судья Виноградова отметила, что никаких противоречий между показаниями свидетелей «не обнаружено»…

Итог: 10 суток ареста по статье 19.3 КоАП РФ.

В это время в соседних залах Тверского суда продолжались слушаться дела; по коридору сновали полицейские, адвокаты, приставы. Ближе к двум часам дня в суде в сопровождении приставов неожиданно появился Ильдар Дадин, которого накануне разыскивали правозащитники. Оказалось, Дадина держали в Нижегородском ОВД и лишь сегодня привезли в суд. По словам самого активиста, недавно получившего премию имени Бориса Немцова, ему вменяют нарушение по все той же статье 19.3 КоАП, а также части восьмой статьи 20.2 КоАП («повторное нарушение установленного порядка проведения митинга»). Максимальным наказанием по этой статьей является штраф до 300 тысяч рублей либо арест до 30 суток.

В суде продолжают дежурить активисты «ОВД-Инфо» и других правозащитных организаций. Новые суды ожидаются уже завтра, 15 июня.

Никита ВСЕСВЯТСКИЙ, Сергей ЛЕБЕДЕНКО

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera