Репортажи

Выборы блокадного времени

Репортаж из Кыргызстана — последней демократии в Центральной Азии

Фото: РИА Новости

Политика

1

В Кыргызстане существует поговорка «У развитых стран много путешественников, а у бедных — политиков». В кыргызском языке слова «путешествие» и «политика» похожи по написанию, и таким образом жители государства c населением в пять миллионов человек иронизируют, в первую очередь, над собой. За считанные часы до начала выборов президента в стране ситуация напряжена настолько, что почти каждый человек в Кыргызстане может рассказать все о потенциальных победителях и последствиях выборов 15 октября.

Что будет со страной после этой даты, предсказывать трудно. Количество кандидатов на президентских выборах 2017 года уменьшилось до десяти (один из них — Азимбек Бекназаров — вообще снялся с гонки прямо в эфире национальных дебатов), далеко впереди по опросам по-прежнему двое — поддерживаемый админресурсом экс-премьер Сооронбай Жээнбеков и всячески дискредитируемый этим админресурсом другой экс-премьер Омурбек Бабанов. Война кандидатов и компроматов продолжалась до самого последнего дня, и очевидно, что, кто бы ни победил, спокойной жизни ему ждать не нужно.

Напряжение 220 машин

Фото: Алмаз Супатаев, специально для «Новой»

В справедливости поговорки про политиков убеждаешься уже по дороге из аэропорта: таксист больше 40 минут подряд рассказывал мне, сколько недостатков у каждого из кандидатов. Но больше всего досталось действующему президенту Алмазбеку Атамбаеву, из-за высказываний которого «страдает весь народ». Речь об эмоциональном спиче 7 октября, когда Атамбаев вылил ушат критики на соседний Казахстан, попытавшись тем самым снизить уровень доверия к кандидату от оппозиции, которого, как ему кажется, поддерживает Астана.

Читайте также

Уходя, гасите всех. Президент Кыргызстана перед уходом с поста спровоцировал крупнейший в регионе дипломатический скандал

Астана обиделась: на границе с Кыргызстаном тут же возникли блокпосты из автоматчиков и сотрудников Комитета национальной безопасности, а количество проходящих за сутки машин только на посте «Ак жол» снизилось до 48 в сутки (данные от 13 октября — В.П.) вместо стандартных пяти тысяч. Хуже всего на посту «Ак Тилек»: это единственное место, где в Казахстан из Кыргызстана может проехать грузовой автомобиль, и для дальнобойщиков здесь устроен настоящий ад.

Утром в субботу, 14 октября, на четвертый день после начала «блокады», в четырехкилометровой пробке стояло 220 машин. Люди из начала очереди уже третий день томились без видимых перспектив.

— У нас досмотр полный идет, — рассказывает водитель из Караганды, который мог бы проехать без очереди, но стоит, поскольку «как я брата-кыргыза объеду». — Вчера ходили на пост разговаривать [с пограничниками]. Сказали — поступила команда сверху каждую машину по два часа досматривать. Мы попросили хотя бы по 40-50 машин в сутки пропускать, а мне в ответ — не можем!

На третий день многие водители, похоже, смирились со своей участью: кто-то из местных привез удочку для рыбалки в соседнем пруду, на пост периодически приезжают торговцы едой. Еще одно развлечение — считать убытки.

По словам водителей, они теряют в день до 1000 долларов.

Фото: Алмаз Супатаев, специально для «Новой»

У одного из водителей в машине товар на 200 тысяч долларов — кыргызская одежда для России. Но он хотя бы может не волноваться за сохранность груза: примерно в половине фур скоропортящиеся продукты — фрукты и овощи. У тех, кто стоит третий день, есть еще максимум двое суток в запасе, чтобы довезти хотя бы часть груза. Но больших иллюзий никто не строит: ночью количество пропускаемых машин резко снижается, а вообще вся ситуация, по словам водителей, будет «до 25-го числа».

На соседнем посту, где ездят все подряд, машин поменьше, но ждать тоже приходится в среднем по 12-14 часов. В интернете широко распространено видео, на котором люди пытаются прорваться через заградительный отряд пограничников: кому-то удается, кого-то останавливают дубинками. Но 14 октября ничего подобного уже не было — правда, уже во многом потому, что люди просто перестали ехать через границу без сильной надобности.

Вообще, полноценная приграничная «блокада» со стороны Казахстана удивительна: в самом Кыргызстане говорят, что это личная обида Нурсултана Назарбаева на выпад Атамбаева в его адрес.

На неделе два президента могли встретиться в Сочи на форуме глав СНГ, но Атамбаев туда не поехал, сославшись на большое количество проблем перед выборами. Вместо президента с Назарбаевым пересекся премьер Сапар Исаков, после чего в его фейсбуке появилась запись о том, что «после переговоров президент Нурсултан Назарбаев дал поручение Правительству Казахстана снять все образовавшиеся вопросы на границе». На следующий день, правда, пресс-служба казахстанского правительства официально опровергла факт каких-либо переговоров, но в Кыргызстане сказали, что Назарбаев обещал помочь, а не переговариваться. К вечеру 14 октября это по-прежнему было незаметно: переходящие границу люди сообщили, что в некоторых пунктах пропуска приходится стоять по пять часов — и сознательно тормозят процесс, в первую очередь, казахстанские пограничники.

13 октября на пункте «Ак Тилек» после пяти часов ожидания умерла 70-летняя женщина, которая с супругом сама ехала на похороны.

«Ведется плановая работа. Усилен контроль по всему периметру государственной границы Казахстана. Средствами массовой информации сделан акцент на казахстанско-кыргызском участке из-за высказываний Атамбаева. Насколько мне известно, в связи с президентскими выборами аналогичные меры предприняты и другими сопредельными государствами. Это нормальная практика», — казахстанские сайты приводят ответ министра информации и коммуникаций Казахстана Даурена Абаева по ситуации на границе. Мол, слишком много нарушений: за три дня 78 машин из 447 ехали с перевесом, неправильными габаритами и так далее; а еще на штрафстоянку поставили семь автобусов, у водителей которых не было лицензии на перевозки. К чему было держать всех остальных и выставлять автоматчиков — министр не объяснил.

Помолчим об этом

Взаимоотношения с Казахстаном — одна из главных тем в Кыргызстане, и тем удивительнее, что в своих предвыборных речах последних дней кандидаты ее старательно обходят.

В четверг состоялся очередной раунд общенациональных дебатов на местном телевидении (12 на момент распределения жребия кандидатов поделились на три четверки), и о ситуации на границе не было сказано ни слова. Зато много говорилось про коррупцию, про необходимость повышать зарплаты судьям, про отделение правоохранительных структур от политики. За ходом дебатов кыргызские журналисты могли следить в баре в центре Бишкека — политически подкованное руководство заведения организовало специальный показ. Постоянно перебиваемые звуками с местной дискотеки

кандидаты вызвали откровенное разочарование своей однотипностью (доходило до того, что один кандидат почти дословно повторял все за предыдущим),

и единственным интересным моментом стал лишь самоотвод Азимбека Бекназарова в прямом эфире.

Про проблему с Казахстаном некоторые кандидаты поговорили с «Новой» уже на следующий день — но без особой охоты. Один из фаворитов гонки Омурбек Бабанов отметил, что «мы должны четко осознавать, что не можем выстраивать отношения на взаимных упреках с соседними странами».

Омурбек Бабанов. Фото: Алмаз Супатаев, специально для «Новой»

— Все, что творится внутри страны — это их (Казахстана — В. П.) дело, — заявил Бабанов. — Вы же видели упреки [со стороны Атамбаева], и это вызвало адекватную реакцию. Я ездил встречаться с Назарбаевым — и все было нормально. А тут Атамбаев высказался — и все сразу закрылось.

Собственно, с поездки Бабанова все и началось: Алмазбек Атамбаев почти открыто заявляет, что эта поездка — попытка Казахстана повлиять на выборы в Кыргызстане, поставив выгодного им кандидата на пост. «Народ с трехтысячелетней историей никогда не испугается трехдневной блокады и никогда ни за деньги, ни под давлением и угрозами не изберет зарубежных “шестерок”», — заявил президент Кыргызстана 13 октября. Сам Бабанов не говорит, кто инициировал злосчастную встречу («Я на этот вопрос отвечу после 15-го числа»), но не видит ничего страшного в том, что кандидат не от власти поехал встречаться с лидером соседней страны. А кому это не нормально — посмотрите на США и Европу.

— Я хочу сказать, что я с большим уважением отношусь к Назарбаеву, к Мирзиееву и к Путину. Пусть народ сам судит, какой он президент. Но то, какие Назарбаев проводит экономические реформы, я вижу. Я восхищаюсь им! — говорит Бабанов.

Другой кандидат — Таалатбек Масадыков (его в разных опросах можно увидеть на четвертом или пятом месте по потенциальному набору голосов) — тоже кивает на Атамбаева как главного раздражителя конфликта, но считает, что здравый смысл возьмет верх, и все снова помирятся.

Таалатбек Масадыков. Фото: Алмаз Супатаев, специально для «Новой»

— Думаю, появятся люди уровня президентов, которые решат этот вопрос. Та же Россия [может помочь] — почему нет, — говорит Масадыков. — Глава государства мог бы сказать, что народы должны жить мирно, нельзя же рабочие моменты [превращать в конфликт].

К слову, Путин, кажется, пытался что-то по этому поводу сказать Назарбаеву в кулуарах сочинского форума — по крайней мере, на это надеются и в Казахстане, и в Кыргызстане. Но еще один кандидат — тоже бывший премьер-министр Темир Сариев — уверен, что решить эту проблему будет тяжело в любом случае.

Темир Сариев. Фото: Алмаз Супатаев, специально для «Новой»

— Если выиграет провластный кандидат, казахстанская сторона будет воспринимать его как преемника действующей власти, — уверен Сариев. — Тогда ему придется прикладывать огромные усилия, чтобы снять напряженность. Я не знаю, в какой форме. Если же победит кандидат от оппозиции, отношения отрегулируются намного быстрее.

Очень странные внутренние дела

Вообще, у кандидатов в президенты, вероятно, просто нет времени заниматься раздачей заявлений по внешней политике. Нынешняя избирательная кампания некоторыми из них называется самой грязной за все время существования независимого Кыргызстана.

Война компроматов идет на нескольких уровнях.

Главный уровень — силовой. Тут хотелось бы сказать, что игра идет против всех, но объективность такова, что под раздачу попадает исключительно кандидат от оппозиции Омурбек Бабанов. В пятницу, 13 октября, Комитет национальной безопасности Кыргызстана передал в Генпрокуратуру материалы по скандальному выступлению Бабанова на юге страны, где он якобы призывал узбекское меньшинство «умереть стоя, чем жить на коленях». Но Бабанов утверждает, что он имел в виду, что не надо голосовать за навязываемого кандидата, а надо выбирать сердцем. Местные чекисты, за которыми отчетливо виден профиль Алмазбека Атамбаева, считают, что Бабанов разжигал рознь своими словами против власти и силовых структур, и даже неважно, был там монтаж или нет.

Ставленник власти Сооронбай Жээнбеков таких забот лишен, поэтому позволяет себе больше остальных. Во время теледебатов с Бабановым он открытым текстом заявил, что будет бороться с коррупцией и как раз начнет со своего оппонента. Здесь Жээнбеков полностью повторяет Атамбаева, который обещает разобраться с Бабановым до 1 декабря. Речь, в первую очередь, о внезапно возникшем деле о планировании госпереворота после выборов: якобы сторонник оппозиционера раздавал деньги местным бандитам, чтобы они устроили беспорядки сразу после выборов. Бабанов называет это «неожиданным» масштабом «грязи».

— За что меня сажать? — возмущается он. — За то, что я на выборы пошел? Или за то, что против меня по надуманным обвинениям высказываются люди, которых я никогда в жизни не видел? Они (власти В. П.) приписывают мне межнациональную рознь. С меня не получится националиста. До этого меня критиковали, что я не кыргыз, теперь я вдруг стал националистом. Завтра на телевидении могут повесить мой портрет и сказать: это, оказывается, не Бабанов, а Петров. И ничего не сделаешь: в стране абсолютное беззаконие!

Другие кандидаты тоже оказались в числе «пострадавших» от информационных войн: имя Темира Сариева, которого называют претендентом на «бронзу» в предвыборной гонке, оказалось связано с аудиозаписью, на которой он разговаривает с казахстанским бизнесменом, приближенным к Назарбаеву, Булатом Утемуратовым. Речь на записи идет о неких совершенно непонятных договоренностях и о том, что Утемуратов «забыл брата» и «не помогает ему». В штабе Сариева официально сказали: это нарезка из разных не связанных между собой разговоров, но и то — ничего страшного в ней нет, «очернить» кандидата не получилось.

. Фото: Алмаз Супатаев, специально для «Новой»

Другой уровень — медиа-война. Здесь у кандидата от партии власти тоже есть определенное преимущество, но оно не определяющее. За Сооронбая Жээнбекова открыто выступают государственные и аффилированные с ним газеты и телеканалы. Работают они по принципу «чем хуже про противника, тем лучше»: газета «Вечерний Бишкек», например, в номере перед выборами посвятила сразу две полосы «разоблачительным» материалам про Бабанова. Это, правда, не помешало ей же дать на первой полосе место под крупное фото того же Бабанова с его агитацией — деньги есть деньги.

У самого Бабанова также есть свои медиа-ресурсы — телеканал, газета, несколько сайтов. Там тактика несколько другая: Бабанова стараются выставить в более выгодном свете по сравнению с остальными, но выглядит это как попытка реагировать на выпады от конкурентов. Зато последние обвинения, скорее, добавили Бабанову популярности: из нескольких опрошенных на улице жителей Бишкека за кандидата от оппозиции было большинство. «Надоело это стабильное болото», — заявил один из опрошенных. Но тут надо уточнить: эффект популярности Бабанова — это не только «заслуга» самой власти, которая добилась ровно обратного результата попытками дискредитации, но и следствие беспрецедентной по масштабам наглядной агитации в пользу оппозиционера

(в народе за это он получил прозвище «Бабаннер»).

. Фото: Алмаз Супатаев, специально для «Новой»

Наконец, третья война идет в социологии. Службы опроса общественного мнения, подконтрольные государству, пророчат Сооронбаю Жээнбекову победу в первом туре, а у Бабанова — всего 20% поддержки. Сам Бабанов говорит о 65% своей популярности — но, как и его идеологические оппоненты, никаких доказательств этому не приводит.

Оба хуже

Подобную скандальность кандидаты объясняют «детской болезнью роста», а также отсутствием сформировавшейся политической культуры и молодостью демократии. Но уже совершенно очевидно: эти выборы будут очень странными. Огромное количество проблем — низкий ВВП на душу населения (1300 долларов), разбитые дороги, огромная безработица, безумная коррупция. Темир Сариев рассказал, например, что места в парламенте страны просто покупаются — отсюда пошел термин «партийная коррупция». А образцом коррупции на низовом уровне являются гаишники: они просят взятку в любом случае — даже если ты ничего не нарушил. Ничего удивительного: при зарплате в 15 тысяч сомов — 12500 рублей — это очевидный способ заработка.

И даже с учетом этого вороха проблем все равно не покидает ощущение, что основные кандидаты страшно далеки от народа и думают исключительно о кресле, а не о конкретных решениях для политики или экономики страны. Тот же Бабанов заявил о необходимости разрушения «коррупционных схем», однако конкретных действий не предложил. Одно решение, впрочем, есть: это полный перевод на компьютеризацию и в онлайн всей деятельности государства. Для кандидатов это своеобразный фетиш, потому что об этом говорят все. Но попытка подменить этим разговоры о средней зарплате в 200-300 долларов даже в столице выглядит издевательством.

Результат выборов 15 октября абсолютно непредсказуем. Очевидно только, что победу любого кандидата в первом туре точно не признает его главный соперник.

Поэтому многие надеются на второй тур, хотя это только отсрочит проблему: борьба пойдет за голоса обладателей третьего и четвертого мест, а это Сариев и Масадыков, которые еще не определились со своими предпочтениями. Тк что любой результат и во втором туре проигравшей стороной будет восприниматься как нелегитимный.

Но это все равно лучше, чем если бы кандидат был один много лет подряд, оговариваются мои собеседники.

В Кыргызстане очень любят Россию и откровенно ностальгируют по Советскому Союзу, когда кыргыз и русский были братьями. Но в политике предпочитают постоянную смену людей во власти — и, желательно, ненасильственную. На случай последнего варианта на центральных улицах Бишкека уже в субботу через каждые 50 метров был расставлен сотрудник ОМОНа.

Алмаз Супатаев, специально для «Новой»

Бишкек

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera