×
Сюжеты

Русские своих — бросают!

Предательство на конвейере. Жительнице Красноярска Наталье Коверник грозит депортация из России на Украину

Фото: photoxpress

Этот материал вышел в № 119 от 25 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

9
 

Российское государство в лице МВД упорно не хочет признавать ее «своей». И эта история сколь адовая, столь и не уникальная, уже привычная. Когда российское государство не признает своих солдат, это хотя бы вызывает всплески общественного интереса. Когда же оно «на конвейере» отказывается от россиян, по какой-то причине не имевших российской прописки на февраль 1992 года, — это вершится молча, деловито, как будто это не эксцесс, а — в порядке вещей. Как будто так и надо.

Нужна срочная помощь

История Коверник — типичная, программная, и она многое говорит не только о сути государства — для него мы, разумеется, никакие не «свои», оно сознательно культивирует приоритет своих интересов над нашими. Сюжет в другом: почему сами на это ведемся? Сами почему предаем своих, позволяем дискриминировать точно таких же, как мы, обращать их в придорожную пищу для воробьев? Почему те, кто является гражданами России по праву почвы и крови, бьются на родине рыбой об лед, чтобы получить гражданство?

О Коверник в «Новой газете» — сериал: № 131 за 2011 год; № 105134141 за 2016-й; № 1226 с.г. Простая русская женщина, Игнатова в девичестве, рожденная в 1961 году на русской земле от русских до седьмого колена родителей, выехала в 1991-м на Украину на 10 лет (замуж) — и из-за этого вдруг перестала быть гражданкой РФ. Она вот уже 16 лет живет в России без паспорта.

В курсе этого конкретного дела все государственные инстанции и ведомства. Их бомбардирует запросами президент Уральской ассоциации беженцев Людмила Лукашева (Екатеринбург). Бомбардируем и мы. Ответов полно. Например, из Управления президента РФ по обеспечению конституционных прав граждан: почти год назад оно взяло это дело на контроль, о чем газету оповестил начальник управления Д. Жуйков. И — ничего, никто не желает вникнуть. Ровным счетом ни-че-го не происходит годами.

Но сегодня все поменялось, и Коверник требуется срочная помощь. После того как и в Управлении по вопросам миграции (УВМ) ГУ МВД Красноярского края, наконец, прочитали наши публикации, работа в отношении Коверник активизировалась. Нет, перед ней не извинились и не выдали ей паспорт, а, как сейчас это обычно и практикуется, ее жизнь стали сознательно превращать в кошмар. Не так давно на нее составили один административный протокол за нарушение режима пребывания, а сейчас снова названивают и вызывают в УВМ, чтобы составить повторный.

Дальнейшее развитие событий ясно: составление протокола, суд, решение о принудительном выдворении с территории РФ. Помещение в центр временного содержания нелегальных мигрантов, ожидающих депортации.

Послушайте!

Хорошо, вынесем за скобки вопрос наличия у Коверник российского гражданства. Сейчас конкретно — о ее регистрации при возвращении в Россию в ноябре 2001 года, о том, почему она оказалась вдруг нелегалом. А произошло это исключительно из-за ошибок либо халатности сотрудников миграционного ведомства.

Послушайте, что сказала «Новой» Коверник (все ее слова подтверждаются кипами бумаг, проверено):

— В Красноярск мы с сыном вернулись 26 марта 2001 года. При обращении за регистрацией в районном ПВС фактически мне отказали в регистрации «по месту жительства», оформив ее «по месту пребывания», то есть на три месяца. И это в то время, когда еще для иностранцев из стран СНГ действовали точно такие же Правила регистрации, как и для россиян. Заявление о регистрации по месту пребывания было заполнено не мной, а неизвестным лицом.

(Это — важно. Это — отправная точка всех дальнейших преступлений государства против Коверник. Поскольку ей неоднократно отказано в российском гражданстве, сейчас ей жизненно необходим легальный статус проживающего в России иностранца, прибывшего на ее территорию до вступления в силу иммиграционного закона (ФЗ-115) в безвизовом порядке.)

В январе 2003 года я вновь обращалась за регистрацией в то же самое подразделение ПВС, и снова — нарушения. (Опущу их перечисления, важен итог.) В мае я подала иск, попросив суд обязать УВМ предоставить мне документальное подтверждение прекращения у меня российского гражданства. Еще не состоялось ни одного судебного заседания, как УВМ составило на меня протокол. Это было 7 июня. И 20 июня суд признал меня виновной в отсутствии регистрации по месту жительства и в том, что не покинула территорию России после «отведенного законом времени».

Я не в состоянии прекратить весь происходящий произвол и цинизм! Компетентные органы нарушили Правила регистрации, на свое усмотрение решили, что мне достаточно пожить у себя на родине 3 месяца, и все — убирайся из России! Они оставили меня с несовершеннолетним сыном без регистрации по месту жительства, и они же теперь привлекают к ответственности за ее отсутствие. Видимо, по мнению УВМ, я не имела права на возвращение в Россию.

Я не могу понять, каким образом в своей собственной стране можно жить нелегально?! Как можно жить незаконно в городе, где родилась, и в квартире, в которой проживаю с рождения?!

В 2013 году, когда я выяснила, что мое право на выбор места жительства и на свободу передвижения были нарушены неправомерной регистрацией в 2001 году, я обратилась к уполномоченному по правам человека по Красноярскому краю. Помощь оказана не была, лишь переслали мне ответ из ФМС края, где фактически подтверждено, что с 2000 года была прекращена регистрация иностранцев на территории РФ. При этом не указано, на основании какого нормативного акта это произошло.

Это вообще сложившаяся практика — не указывать законные основания. ПВС не указывает, на основании какого закона прекратилось гражданство РФ, которое я имела с момента рождения. Генпрокуратура договорилась до того, что «Коверник Н.В. в связи со вступлением в брак приобретено гражданство Республики Украина»… Это еще при Союзе-то?! Брак был заключен в 1988 году, и Украина была еще союзной республикой единого государства. И опять же при таких утверждениях ни одной ссылки на закон.

12 октября состоялся суд по моему иску к УВМ. Я требовала обязать УВМ предоставить решение о прекращении гражданства РФ. Мне отказано, но мотивированное решение еще не изготовлено. Еще не было апелляции, решение еще не вступило в силу, но вчера меня вновь вызвали в УВМ для составления повторного протокола об административном правонарушении. И я практически уверена: дальше — депортация. Притом что я не уклонялась от обязанности зарегистрироваться после возвращения в Россию, а добросовестно ее исполнила. Полагаю, что имею полное и законное право жить на своей родине!

УВМ не в состоянии предоставить мне доказательство прекращения гражданства, но оно в состоянии выдворить меня из страны только лишь за то, что я имею свою точку зрения, требую восстановить свои права и обращаюсь в различные инстанции. Неоднократно руководитель вместо ответов на поставленные вопросы заявляла о том, что я нахожусь на территории России незаконно и, соответственно, буду выдворена, и мне «не помогут ни журналисты, ни правозащитники». Это было сказано после того, как в «Новой газете» была опубликована очередная статья обо мне и моем утраченном гражданстве.

Дошло до того, что мне предложили стать беженкой в собственной стране: «По указанию начальника ГУВМ МВД России О.Е. Кирилловой, в связи со сложившейся ситуацией на территории Украины, Коверник Н.В. предложено обратиться с заявлением о предоставлении временного убежища на территории России. Коверник Н.В. данным правом не воспользовалась, ответив отказом». (Цитата из документа ГУ МВД по Красноярскому краю.)

Нарушили Правила регистрации и Закон РФ «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства…», которым была введена уведомительная регистрация, и по их вине я с ребенком осталась без регистрации, нарушили закон «О гражданстве РФ», до сих пор отказываясь провести установленную законом процедуру проверки наличия гражданства, и теперь готовы нарушать закон «О беженцах». Несмотря на то что я уехала с Украины в 2001 году, а события начались в 2014-м, и выехала я из региона, где никаких событий и нет — из Днепропетровской области, мне любезно предложили статус беженца.

Именно после моего отказа и был составлен Протокол об административном нарушении как на нелегала.

Государство-стена

Понятно, что всего этого бюрократического многолетнего и многотомного издевательства не случилось бы, признай чиновники за Коверник гражданство РФ сразу. За той ошибкой клерка, записавшего их навсегда, по сути, в нелегальных мигрантов, — две сломанные судьбы, матери и сына.

И за эту ошибку сейчас против Коверник стеной все государство. 14 лет (!) миграционное ведомство отказывается провести регламентированную законом административную процедуру и составить мотивированное заключение о наличии или отсутствии у Коверник гражданства РФ.

УВМ интересует исключительно одно: отсутствие у Коверник прописки на 6 февраля 1992-го в РФ. Как будто до указанной даты было запрещено покидать пределы России. Гражданство России оказалось в прямой зависимости от отсутствия прописки на эту дату, а не от места рождения и не от гражданства родителей. Как замечательно написала в официальном ответе начальник отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан прокуратуры Красноярского края Е.В.Короткова: «Факт рождения на территории Российской Федерации, а также проживание на территории Российской Федерации не порождает для Коверник Н.В. правовых последствий».

И вот что «Новой» отвечает начальник ГУВМ (Главного управления по вопросам миграции) МВД РФ Ольга Кириллова: «Поскольку на 6 февраля 1992 г. Коверник Н.В. на территории РФ не проживала, она не может быть признана приобретшей гражданство РФ в соответствии с указанной нормой Закона». Верно, Коверник гражданство не приобрела — она его и не теряла. Далее: «…она вправе обратиться с заявлением о приеме в российское гражданство». Ну да, серьезно? А куда делось ее российское гражданство, данное ей с рождения в России?

Конституционное право Коверник на изменение гражданства присвоили ПВС, потом ФМС, теперь ГУВМ МВД.

Органы против людей

О типичности дела Коверник. Из писем, полученных «Новой», явствует: в таком же положении семья Гаджиевых, уроженцев Дагестана, временно выезжавших в Узбекистан, вернувшихся в 2002 году. Правда, глава семьи добился российского гражданства в 2008-м, но его жена Китилай Гаджиева ждет того же 15 лет. Ее, инвалида I группы, ухаживающую за 90-летней ослепшей матерью, сейчас из-за просроченной регистрации гонят обратно в Узбекистан: чтобы оформить временное проживание, нужно проставить штампы на границе. То же — с их сыном Гаджи Гаджиевым.

В таком же положении семья Грецких, уроженцев Челябинской области, временно уезжавших в Казахстан. С 2014 года миграционные органы Челябинской и Ярославской областей отказываются заменить Грецких паспорта граждан СССР на российские. В таком же положении семья Степановых, переехавших в 1989 году из Магадана, где прожили 30 лет, в Молдавию.

Последним мне написал «болотный узник» Иван Непомнящих, когда освободился из Ярославской ИК-1 — там остался сидеть «дедок», которого не признают гражданином России и хотят депортировать. История Данилыча абсолютно та же, что у Коверник, осложненная только тюрьмой: Николай Данилович Березовский, рожденный в России, после армии остался в Узбекистане. Вернулся в РФ в начале нулевых. Посадили по сфабрикованному, как пишет Непомнящих, делу. В 2018-м освобождается. Подал в суд (Замоскворецкий) заявление о том, чтобы его не депортировали, но там ему в этой просьбе отказали. В Узбекистане у него никого, а здесь семья.

Вообще, депортация освободившихся — отдельная страшная история. «Нелегальных мигрантов выдворяют только по решению суда. Протокол, потом суд, обязательное присутствие иностранца в суде… А с осужденными — проще. Сооружен настоящий репрессивный каток, внесудебный: ФСИН готовит пакет документов, направляет в Минюст, Минюст выносит распоряжение и направляет в миграционную службу, а уж она выносит решение о депортации. Суда в этой цепочке нет — а человек потом бегай, подавай, обжалуй…» — говорит Коверник, она сегодня лучше остепененных юристов разбирается в теме — за прошедшие-то годы! И пытается помогать таким, как она. Впрочем, в судах обычно не усматривают в депортации нарушения прав заявителя (депортируемого) на личную и семейную жизнь. Ну да, с женой и детьми можно общаться и по скайпу.

Почему только Крым?

Коверник загубили судьбу за то, что она вынуждена была оформить на Украине паспорт (чтобы выехать из нее), однако наличие у крымского двухмиллионного населения украинских паспортов наделению его российским гражданством не помешало.

Посетив Севастополь в августе, президент утвердил 7 сентября перечень поручений, в частности до 20 ноября правительство, Верховный суд, администрация президента, региональные власти Крыма и Севастополя должны «проанализировать случаи отказа в предоставлении гражданства РФ и выдаче паспорта гражданина РФ лицам, проживающим на территориях Республики Крым и г. Севастополя, и принять меры, направленные на исключение случаев необоснованного отказа в предоставлении гражданства». Почему — только Крым? А Красноярский край или Костромская область в этом не нуждаются?

В сатирической антиутопии «Проект Сван» Троепольской и Родионова, ныне успешно идущей в Москве, а два года назад предпремьерно показанной как раз в Красноярске, для получения гражданства Лебедяни (что и есть Россия будущего), претенденты сдают экзамен на поэтическую состоятельность: в миграционной службе патриотически рифмуют лебедянский лес, косьбу одуванов у Полтавского УФМС и тоску. Если в череде казенных комнат что-то пойдет не так, на экзамене могут и срезать — причем метафора понята буквально: чиновницы срезают кандидатов в гражданство бритвой по горлу.

Стихи не помогут

Такое поведение представителей державы выглядит уж точно логичней и понятней тех кафкианских практик, что действуют в реальности.

Российское гражданство дают иностранным фиглярам-борцам-боксерам просто так, объясняя это их желанием и их теплыми чувствами к России. Дают жителям Южной Осетии и Абхазии — за их родственность и близость.

Жизнь куда сильней и мрачней фантазии. Здесь не таджики с джигитами пляшут вокруг паспортисток, а русские люди, родившиеся в России. И хоть ямбом, хоть амфибрахием… Не дадут. А чтобы не надоедал, депортируют из квартиры, где жил с рождения.

Коверник написала заявления с просьбой об экстренном вмешательстве в ее дело главе МВД Владимиру Колькольцеву, а также в Комиссию по общественному контролю за деятельностью органов внутренних дел Общественного совета при МВД России. Просит скромно: всего лишь проверить ее информацию о многочисленных нарушениях, допущенных при обращении в органы по поводу регистрации в ноябре 2001 года, в январе 2003 года и при оформлении миграционной карты. И — восстановить ей регистрацию по месту жительства в России с момента ее возвращения в Россию.

От себя добавлю.

Все, рожденные до 06.02.1992 в РСФСР и/или от родителей — граждан РСФСР, должны иметь право на безусловное, не обставляемое никакими процедурами оформление паспорта гражданина РФ.

Когда постоянно придумывают за закон, надо менять или закон, или исполнителей. Или и то и другое. Если судебная практика демонстрирует многообразие истолкования законодательства о гражданстве, если чиновники на местах сами решают, как «рационализировать» законодательство, в него необходимо вносить изменения. Исходя, прежде всего, из того, что нельзя привязывать институт гражданства к институту прописки.

Необходимо исключить избирательность и ситуативность в применении закона и в исполнении должностных обязанностей.

И главное. Исполнителям закона о гражданстве надо объяснить, что непризнание гражданства России за россиянами по крови и по рождению — это преступление. Полномочий не признавать коренных россиян гражданами РФ у территориальных органов исполнительной власти нет, и нет таких законов, на основании которых они могли бы это делать.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera