Расследования

На живца

Как генерал СКР Виктор Леденев посадил журналиста и депутата Калининградской облдумы Игоря Рудникова в СИЗО

Игорь Рудников в суде. Фото: Виталий Невар / ТАСС

Этот материал вышел в № 124 от 8 ноября 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

10
 

Гипотеза московского следователя Андрея Кошелева, будто бы главный редактор «Новых Колес» Игорь Рудников сам добровольно явился к нему на допрос в 6 часов утра 2 ноября на 3 этаж в здании УФСБ по Калининградской области в трусах и шлепанцах («Дверь была открыта»), вызвала улыбки двух десятков журналистов, пришедших 3 ноября в Центральный районный суд города Калининграда на заседание об избрании меры пресечения Рудникову. Самому Рудникову в ту ночь было не до смеха.

Жесткая посадка

1 ноября в 12.30 в кафе «Суши» напротив редакции «Новых колес» начальник Следственного управления СК РФ по Калининградской области Виктор Леденев вручил сотруднице газеты Светлане Березовской прозрачную папку-файл, в которой на просвет были видны какие-то бумаги. Сразу после этого Березовскую задержали сотрудники УФСБ, а в файле между документами было обнаружено 50 тыс. долларов. Задержавшие позволили Березовской сделать звонок Рудникову.

Рудников, который в это время находился дома после регулярно проходимых им медицинских процедур (последствия пережитого покушения), не был готов к такому повороту событий, но использовал 1 час и 20 минут, прошедшие между звонком Березовской и задержанием его самого, чтобы тоже сделать ряд звонков.

Прежде всего он перезвонил Леденеву и спросил, что это значит. Начальник следственного управления, сидевший в этот момент еще в кафе напротив Березовской, соврал, что он и сам якобы задержан при передаче ей денег:

— Я выполнил ваше требование

— Какое требование? — спросил Рудников.

— Я передал документы.

— И за это вас задержали?!

— Нет, я положил в папку еще 50 тыс. долларов.

— Это провокация, — сказал Рудников (запись, безусловно, будет в уголовном деле), — никаких денег я у вас не просил.

Виктор Леденев. Фото с сайта Следственного комитета

Возможно, позволив Березовской позвонить Рудникову, следователь ожидал, что он попытается скрыться (чтобы сразу его поймать). Уехать «на рыбалку», еще не владея ситуацией, посоветовал ему и я, так как Рудников и мне также позвонил около 13 часов 1 ноября (расшифровка этого разговора тоже должна находиться в деле). Но он поступил более благоразумно, оставшись дома и сделав еще несколько звонков в редакцию и другим журналистам.

Около 14 часов некие люди в штатском и сотрудники в форме с нашивками ФСБ приступили к «эвакуации» многоквартирного дома, где проживает Рудников, якобы по звонку о заложенной бомбе (в этот день таких звонков было несколько, и город Калининград был полупарализован). Всех жильцов дома просили срочно покинуть квартиры, а Рудникова задержали на лестнице, надели сзади наручники, в таком виде при «эвакуированных» соседях вывели во двор, посадили в машину. Наручники с него были сняты перед тем, как под прицелом вовремя оказавшейся тут камеры ВГТРК Рудникова повели по лестнице в редакцию «Новых колес». Еще одна группа следователей и сотрудников УФСБ уже некоторое время колотила в дверь редакции, из-за которой журналисты просили дождаться прихода юристов редакции.

Обыск, лукаво названный в постановлении «обследованием», походил в течение нескольких часов. Проводивших его оперативников (под руководством старшего оперуполномоченного УФСБ К. М. Тахтова) интересовали документы редакции, а также валюта, найденная в личных сейфах в кабинете Рудникова. Именно эти, а не изъятые из переданной Березовской папки доллары, были показаны на следующий день в сюжете «Вестей», посвященному задержанию Рудникова. Березовскую в это время из кафе «Суши» увезли на скорой в больницу, но потом отпустили домой: она дала показания в присутствии адвоката, скрывать ей было нечего.

Между тем Рудникову, который успел рассказать коллегам, что задержавшие по дороге его избили и жестко надели, а затем и сняли наручники, под конец обыска тоже стало плохо. В 1998 году ему проломили голову, а в марте 2016-го он получил несколько ударов ножом

(биография Рудникова подробно изложена в № 57 «Новой» от 31 мая, а история с нападением 2016 года — в № 65 от 21 июня).

Журналисты «Колес» вызвали скорую, которая, несмотря на возражения сотрудников УФСБ, увезла Рудникова в областную больницу, откуда он был госпитализирован после осмотра и рентгена в больницу скорой помощи. Там у него были констатированы ушибы, в том числе головы, и после наложен гипс на поврежденную левую руку.

Около 2 часов ночи 2 ноября сотрудники УФСБ, несмотря на возражения врачей, забрали Рудникова с каталки в больнице и повезли в трусах и носках к нему домой для производства обыска по месту жительства. Дома ему позволили надеть свитер и шлепанцы, а в 6 утра отвезли в здание УФСБ на улице Генделя (бывшее Гестапо), где он и предстал в таком виде перед следователем СУ СК РФ Кошелевым. Вскоре сюда подъехал и адвокат Олег Вышинский, до этого плохо знавший Рудникова и сначала принявший фигуру без штанов за бомжа, и Рудников дал подробные показания.

Ранее Рудников много раз участвовал в различных процессуальных процедурах и даже содержался в СИЗО (а затем был оправдан судом в 2007 году — см. биографию) и всякий раз делал это законопослушно и добровольно. И на этот раз у следователя, как подчеркнул на суде по мере пресечения адвокат Вышинский, не было оснований для его столь грубого и незаконного задержания.

Но это только процедура, а дальше — больше.

Диспозиция на 1 ноября 2017-го

Мой совет по телефону Рудникову (наверное, глупый) — спрятаться на время до моего прилета в Калининград — был вызван простым обстоятельством: понятно было, что его «закроют», но было необходимо, чтобы он успел рассказать как можно больше подробностей. Рудников поступил разумнее, а рассказать подробности, как это ни удивительно, ему позволил председатель Центрального районного суда Калининграда Сергей Котышевский, лично рассмотревший ходатайство следствия о мере пресечения Рудникову во второй половине дня 3 ноября.

Зал заседаний оказался заранее забит курсантами школы пограничников, но и всех пожелавших присутствовать журналистов в количестве не менее 20 человек тоже пустили, при этом была разрешены аудио- и почти полностью видеозапись и фотосъемка.

Страничка начальника СУ СК РФ по Калининградской области Виктора Леденева в социальных сетях. На фоне — Верхнее озеро, такой же вид — с балкона особняка, якобы безвозмездно предоставленного Леденеву для проживания коммерсантом Зелениным

Судья отклонил отвод, заявленный защитой следователю Кошелеву на том основании, что прежде чем перебраться в Москву в Главное следственное управление СК РФ, он несколько лет проработал в Калининграде под руководством генерала Леденева — потерпевшего по делу о «вымогательстве».

Потерпевший Леденев на заседание по мере пресечения не явился, предпочитая, вероятно, глядеть на озеро из окна особняка, во владении которым его разоблачили рудниковские «Новые колеса» (см. также № 82 «Новой» от 31 июля с. г.). И напрасно: здесь он мог бы многое пояснить или попытаться опровергнуть, так как судья не препятствовал адвокату и Рудникову говорить и об обстоятельствах, касавшихся существа дела.

Вот как выглядит вся картина, исходя из документов в деле о мере пресечения, которые огласил судья, из показаний Рудникова, а частично и из того, что я знаю сам и в чем косвенно участвовал.

После того как в марте 2016 года на Рудникова было совершено нападение с ножом на выходе из кафе «Солянка», дело об этом (возбужденное сначала вовсе по статье о хулиганстве и лишь затем переквалифицированное как покушение на его убийство) расследовалось ненадлежащим образом. На скамье подсудимых в том же Центральной районном суде оказался один из исполнителей Алексей Каширин, а соисполнители, прилетевшие для совершения преступления из Санкт-Петербурга, а также их известные соучастники в Калининграде остались за рамками этого дела (см. подробней в № 32 «Новой» от 28 марта с. г.).

Алексей Каширин

8 июня 2017 года судья Алиева вынесла возмутительный приговор, назначив Каширину 1,5 года лишения свободы за нанесение Рудникову телесных повреждений, однако этот приговор был отменен Калининградским областным судом, и в настоящее время другая судья того же суда как раз уже удалилась для вынесения нового приговора.

Рудников с самого начала называл заказчиком покушения главу администрации Светлогорского района Александра Ковальского, а развал дела косвенно связывал с тем, что глава СУ СК РФ по Калининградской области Леденев, переведенный сюда по службе из Чечни в 2013 году, получил во владение и для проживания роскошный с иголочки особняк на берегу Верхнего озера в самом элитном районе Калининграда примерной стоимостью от 150 до 200 млн рублей.

Домик по улице Береговой

Публикация об этом домике в «Новых колесах» весной, а затем и в «Новой» в июле 2017 года (№ 82) вызвала, по-видимому, серьезную реакцию. В Калининград для проверки приезжала специальная комиссия СК РФ, члены которой встречались и с Рудниковым и даже подтвердили ему факт использования дома семьей Леденева. Однако комиссия, как стало известно Рудникову, дала официальное заключение об отсутствии в действиях главы СУ СК РФ каких-либо правонарушений, хотя по линии неформальной руководство, возможно, продолжало требовать с него объяснения.

Операция генерала Леденева

В конце лета Леденев через посредника (о нем чуть позже) попросил Рудникова о встрече, на которой была достигнута договоренность: Рудников перестает писать об особняке, а Леденев предпримет все от него зависящее для переквалификации дела о нападении на него на ст. 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля) для надлежащего расследования и наказания всех участников, включая организаторов и заказчика. В сентябре Леденев сообщил Рудникову, что направил ходатайство в прокуратуру области о переквалификации дела на ст. 277 УК РФ и о дальнейшем его направлении по подследственности органам ФСБ (Рудников видел это ходатайство, но копии не получил).

Рудникова срочно доставляют в реанимацию после покушения

Квалификация дел о нападениях на журналистов (последний такой случай имел место на «Эхе Москвы» с Татьяной Фенгельгауэр) по ст. 277 УК РФ — вопрос очень для нас принципиальный и применительно к «делу Рудникова», на этом настаивали «Новая», Совет по правам человека и Союз журналистов России. Поэтому я тоже был в курсе договоренностей Рудникова, а 20 сентября, находясь в Калининграде по другим делам, по заданию председателя СПЧ Федотова встречался с федеральным инспектором по Калининградской области Сергеем Елисеевым, который со своей стороны обещал поддержать ходатайство о переквалификации перед прокуратурой.

30 октября Леденев сообщил Рудникову, что от прокуратуры области получен отказ в переквалификации (хотя представить себе, чтобы такой вопрос не был предварительно согласован между прокуратурой и СК, довольно трудно). Рудников спросил, нельзя ли ему получить ходатайство Леденева и этот ответ из прокуратуры для его обжалования. 31 октября по предложению Леденева они встретились в кафе «Суши» напротив редакции «Новых колес», но Леденев по какой-то причине эти документы не привез и обещал передать их только на следующий день, 1 ноября, в районе обеда. Рудников предупредил, что сам получить пакет не сможет, так в это время после нападений не него обязательно проходит медицинские процедуры, и попросит сделать это сотрудницу редакции Светлану Березовскую.

В остальном объективная картина «передачи 50 тыс. долларов вымогателю» нам уже известна, в том числе из передачи «Вестей недели», и мы можем дополнить ее разве что тем, что,

подсев за столик к обедавшей Березовской, генерал заказал себе зеленый чай, а затем уж передал и посыпанную специальным порошком папку.

«Согласие на участие в оперативном эксперименте» генерал Леденев, как стало ясно из документов, оглашенных 3 ноября судьей Котышевским, подписал в УФСБ по Калининградской области еще 18 сентября. То есть все это время Леденев под видом передачи Рудникову документов о переквалификации провоцировал его на получение денег якобы за вымогательство — при этом все их разговоры при личных встречах и по телефону, безусловно, записывались.

Но лишь 1 ноября одновременно с задержанием Рудникова в Калининграде стало известно, что в «оперативный эксперимент» Леденев втянул также бизнесмена, а в прошлом еще и заместителя полномочного представителя президента по Северо-Западному федеральному округу Александра Дацышина, который был задержан 1 ноября чуть раньше Рудникова как посредник в вымогательстве. Он «частично признал вину», и 3 ноября суд, в отличие от Рудникова, ограничился в отношении Дацышина мерой пресечения в виде домашнего ареста.

Как ясно из документов, оглашавшихся в открытом судебном заседании по делу о мере пресечения, именно Леденев сам просил Дацышина о посредничестве, и тот организовал их встречу с Рудниковым. «Прослушки» переговоров между Леденевым и Дацышиным в суде под председательством судьи Котышевского не оглашались, но, возможно, что что-то о деньгах в тех записях и есть. Зато с вероятностью 100 процентов мы можем утверждать, что в переговорах между Леденевым и Рудниковым вопрос о деньгах не поднимался — речь шла только о документах, при этом Рудников всякий раз старался уточнять, о каких именно.

Из рассекреченных материалов «оперативного эксперимента» можно сделать вывод, что единственным доказательством осведомленности Рудникова о деньгах пока являются показания Леденева:

при разговоре у него в кабинете в Следственном управлении он якобы написал на отрывном календаре за 18 сентября: «50 тыс. USD», — а Рудников в ответ якобы кивнул.

Провал операции «Новые колеса»

Судья Котышевский не рискнул отказать следователю СК РФ (а фактически и УФСБ по Калининградской области) в ходатайстве о заключении Рудникова под стражу до 1 января 2018 года, но тот факт, что он не прерывал его и защитника и позволил им рассказать все об обстоятельствах дела по существу, сам по себе уже говорит о многом. Адвокат Вышинский вступил с 20-минутной очень убедительной речью, причем повернувшись не к судье, а к журналистам (и задремавшим к этому времени курсантам школы пограничников) в зале. Он резко политизировал «дело Рудникова», обратив внимание, что его подзащитный — редактор и владелец последней оставшейся в Калининграде независимой газеты и депутат областной думы, за которого в последний раз в сентябре 2016 года по одномандатному округу проголосовали десятки тысяч избирателей.

Илья Клебанов и Александр Дацышин. Фото: Алексей Милованов / «Новый Калининград»

Между тем фигура Александра Дацышина, формально оставившего политическую карьеру 6 лет назад, а сюда втянутого как бы «технически», по своему реальному весу будет, пожалуй, и посерьезней: он товарищ по бизнесу Ильи Клебанова, друг Александра Ярошука — мэра Калининграда, часто встречался с Патриархом Кириллом в бытность того еще митрополитом Смоленским и Калининградским. Местные элиты до сих пор находятся в шоке после произошедшего с ним.

Далее нам придется высказать пока ряд предположений, разделяемых, впрочем, большинством журналистов и экспертов в Калининграде.

«Оперативный эксперимент», направленный против Рудникова, в котором роль провокатора и «живца» играл глава СУ СК РФ Леденев, провалена: Рудников так и не прикоснулся к деньгам, а других, во всяком случае прямых, доказательств его о них осведомленности в деле уже не появится.

Что заставило так спешить организаторов «эксперимента», можно только гадать: это может быть и гнев председателя СК РФ, и заблаговременный приезд в Калининград бригады московских следователей и спецназа, а может быть, и удивительное происшествие с главой администрации Светлогорска Ковальским, который 26 октября заявил о том, что в него стреляли (было сразу же возбуждено уголовное дело о покушении на его убийство), но через два дня выяснилось, что травма получена в пьяном виде у него в огороде, и уже 28-го он освободил свой пост по собственному желанию.

Спешка могла быть связана и с желанием Каширина — подсудимого по делу о нападении на Рудникова — рассказать о соучастниках перед удалением суда на приговор (до сих пор он отказывался от дачи показаний). После задержания Рудникова Каширин в своем последнем слове так ничего и не сказал (новый приговор ему будет оглашен 9 ноября).

Анатолий Каширин, ударивший Рудникова ножом, в зале суда. На первом ряду в зале сидит Рудников, выписанный из больницы после покушения

Как бы то ни было, мы будем продолжать следить и за делом о нападении на Игоря Рудникова, по-прежнему требуя его переквалификации на ст. 277 УК РФ, а теперь еще и за его собственным делом «о вымогательстве». Рудников — закаленный боец, СИЗО его не сломает, а мы (журналисты) ни минуты не верим в его вину.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera