Репортажи

«Вы слышите, что надо вам, а я — что надо мне!»

Суд по делу Никиты Белых продолжает допрос свидетелей

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 137 от 8 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Лебеденкосудебный отдел, корреспондент

3

КАРТОЧКА ПРОЦЕССА

Суд: Пресненский районный суд Москвы
Статьи: ч. 6 ст. 290 УК «Получение взятки должностным лицом»
Обвиняемый: Никита Белых
Стадия: судебное следствие
Грозит: до 15 лет лишения свободы

6 декабря зрителей в зале было мало — сенсаций не ожидалось. Никита Белых зашел в зал тяжелым шагом, лицо уставшее — по-прежнему сказывается состояние здоровья. Экс-губернатора Кировской области сопровождал громко сопевший ротвейлер кинологической службы.

— Ваша честь, я ходатайствую о назначении моей супруги Екатерины Белых в качестве моего общественного защитника, — первым делом сообщил Белых судье Наталье Васюченко.

— Протестую, ваша честь, у Белых уже есть адвокат, который оказывает ему квалифицированную помощь, — тут же поднялась с места прокурор Тарасова.

Судья отклонила ходатайство на том основании, что жена Белых – лицо заинтересованное, так как ранее давала показания в качестве свидетеля.

— Но ведь ее уже допросили… — начал было Белых, но махнул рукой и устало облокотился о решетку.

В качестве свидетелей обвинения в суд пришли Дмитрий Рыжков, бывший гендиректор УК «Лесхоз» и Надежда Кудрявцева, бывший секретарь-референт Никиты Белых на посту губернатора.

Свидетель Рыжков вошел в зал в сопровождении неизвестной женщины, представившейся его адвокатом — ранее она уже выступала в суде адвокатом других свидетелей обвинения. Мужчина рассказал, что занимал должность гендиректора «Лесхоза» с июня 2013 года по июль 2017 года. Тогдашнему владельцу «Нововятского лыжного комбината» (ООО «НЛК») и УК «Лесхоз» Юрию Зудхаймеру Рыжкова представил Борис Якубук — «доверенное лицо» Зудхаймера. Рыжков должен был решить финансовые проблемы «Лесхоза» и обеспечить выполнение инвестиционного проекта. Но перед ним, по его словам, встали «трудновыполнимые задачи». К февралю 2014 года условия инвестпроекта «Лесхозом» не выполнялись, а предложенные Рыжковым изменения были отвергнуты руководством области. Кроме того, до «Лесхоза» стали доходить «слухи об угрозах» со стороны все того же правительства.

— А кто был источником угроз? – интересовалась прокурор.

— Не знаю… Не помню, — отвечал свидетель. — Разные ходили слухи. Говорили, что чтобы не отказали в проекте, надо заручиться высокой поддержкой.

— Какой высокой поддержкой?

— Ну, губернатора, — и свидетель показал на клетку, откуда на него с блокнотом в руках смотрел Белых.

Встреча с губернатором, по словам Рыжкова, произошла по его инициативе в мае 2014 года. В кабинете Белых. Во встрече принимали участие также Зудхаймер и директор «НЛК» Василий Романюк. После того, как директора доложили о финансовом положении своих предприятий, их попросили выйти. Какое-то время Белых провел наедине с Зудхаймером. Позже, уже в машие, Зудхаймер объяснил Рыжкову, что передал губернатору деньги.

— Сумму не называл? — уточнила прокурор.

— Нет, просто сказал, что дал денег, и теперь проблем не будет.

Позже, по словам свидетеля, проблем с администрацией области у предприятия не возникало. В конце 2014 года был согласован выкуп государственной доли в предприятии, а в феврале 2015 года правительство согласовало изменение инвестиционного проекта «Лесхоза».

В том же в 2015 году «Лесхоз» оштрафовала налоговая на 12 миллионов рублей.

— А за что оштрафовали? — вступил в допрос Белых.

Рыжков рассказал, что руководители нескольких предприятий по деревообработке являлись штатными сотрудниками «Лесхоза». ФНС сочла это уклонением от уплаты налогов.

— А вот кстати насчет лесопосадок — это условия инвестпроекта или договоров аренды? — спросил Белых.

— Я не понимаю, какое отношение… — замялся Рыжков. Белых хотел дать пояснение, но его оборвала прокурор:

— Ваша честь, ну остановите уже обвиняемого!

Белых все-таки удалось вставить слово, он объяснил, что заготовка лесопосадок было условием аренды лесных участков, а не инвестпроектов, то есть инвестпроекту «Лесхоза» ничего не угрожало со стороны администрации области.

— Нам регулярно угрожали, что аннулируют инвестпроект, — настаивал Рыжков.

— А кто угрожал?

— Ежегодно приходили письма из департамента лесного хозяйства о добровольно расторжении договоров аренды. Я откладывал их в сторону.

По словам Рыжкова, расторжение договоров аренды значило бы «смерть» предприятия.

Белых, однако, вспомнил, что в июле 2014 года правительство приняло решение все же аннулировать инвестпроект. Рыжков не помнил, почему. Белых просил вспомнить.

— Ваша честь, да свидетель же на это все уже ответил! — возмутилась адвокат Рыжкова.

— Ну, понятно, — устало вздохнул экс-губернатор.

После того, как по настоянию прокурора судья Васюченко зачитала протокол совещания в правительстве Кировской области от февраля 2014 года, у Белых возник еще вопрос к свидетелю.

— В показаниях следствию вы говорите, что на совещании собственникам предприятия угрожали аннулировать инвестпроект. Но в протоколе об этом ничего не говорится. Как вы это прокомментируете?

— Меня не было на том совещании, содержание мне передал Цуканов (еще один директор УК «Лесхоз»). И я понял, что угрожали.

— А кто являлся собственником предприятия?

— Зудхаймер.

— Только Зудхаймер?

— И правительство еще, 25 процентов.

— То есть правительство угрожало аннулировать проект собственников, в том числе правительства, я так понимаю?

— Он уже все это сказал! Вы просто слышите то, что вам хочется услышать! — вскочила со стула адвокат Рыжкова.

— Да, вы слушаете то, что вам хочется, а я слышу то, что хочется мне! — разражался Белых.

После короткой перепалки между обвинением и экс-губернатором, Рыжкова отпустили.

Своего секретаря Надежду Кудрявцеву Белых встретил радостной улыбкой. Кудрявцева работала у него с 2009 по 2016 год и характеризовала экс-губернатора как «компетентного, грамотного, думающего» руководителя.

— Вас связывали только рабочие отношения? — уточняла прокурор Тарасова.

— Ну да, — удивилась свидетель.

Говоря о расписании Белых, свидетель сказала, что с Ларицким и Зудхаймером экс-губернатор виделся реже, чем с другими предпринимателями. Без секретарей Белых никого не принимал, но Кудрявцева признала, что могла отлучаться на обед или по другим нуждам.

После того, как свидетельницу отпустили, адвокат Белых Андрей Грохотов заявил ходатайство об истребовании документов оперативного учета. Как пояснил защитник, «доверенное лицо» Зудхаймера господин Якубук ранее рассказывал в суде об оперативно-розыскном мероприятии «Наблюдение», которое проводилось в отношении Белых еще в 2013 году. Эти показания не совпадали с показаниями самого Зудхаймера, утверждавшего, что в органы с заявлением против Белых он обратился самостоятельно и только в начале июня 2016 года.

— Возникает вопрос, что за мероприятия проводились в апреле 2013 года, то есть до того, как было озвучено якобы требование о взятке со стороны Белых? Это укладывается в версию Никиты Юрьевича о том, что был оговор, — отметил защитник.

Васюченко пообещала рассмотреть ходатайство на следующем заседании, как и второе ходатайство защиты — продолжение допроса Юрия Зудхаймера, спешного после допроса в суде улетевшего заграницу. Грохотов ходатайствовал о приобщении к делу номера «Новой газеты», в котором было опубликовано расследование об обстоятельствах уголовного преследования экс-губернатора Белых. Адвокат отметил, что один из героев статьи — немецкий предприниматель Зудхаймер — говорил, что с 2015 года он записывал свои разговоры с Белых по рекомендации ФСБ. Защита Никиты Белых полагает, что отдельные факты из этой публикации подтверждают версию о спланированной провокации против экс-губернатора. Судья Васюченко ходатайство о приобщении удовлетворила и обещала изучить статью к допросу Зудхаймера, который обещал прилететь в Москву в ближайшую среду, 13 декабря.

Следующее заседание — 8 декабря.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera