Расследования

Служу Отечеству! Дорого

Легализация частных военных компаний освобождает государство от ответственности за гибель своих граждан на чужой земле

Фото: PhotoXPress

Этот материал вышел в № 6 от 22 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

34
 
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Во вторник 23 января широко обсуждаемый проект закона о легализации частных военных компаний (ЧВК) будет направлен в правительство для получения экспертного заключения. Процесс может занять несколько недель. В случае положительного заключения правительства во второй половине февраля проект может быть внесен на рассмотрение Госдумы. О процедуре и предполагаемых сроках прохождения закона «Новой» рассказал заместитель председателя Комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов.

Емельянов подтвердил «Новой», что текст законопроекта уже готов, но не стал раскрывать базовые принципы документа — по всей видимости, опасаясь активизации противников закона. Как это уже произошло в конце 2014 года, когда Госдума отклонила проект закона «О частных военно-охранных компаниях», внесенный через думский комитет по обороне депутатами Горовцовым, Шеиным, Носовко. Если бы он был принят в начале 2015 года, то российские ЧВК были бы легализованы, и России не пришлось бы делать вид, что в сирийской военной кампании не участвуют вооруженные подразделения, известные как «ЧВК Вагнера».

В 2014 году в пояснительной записке к проекту закона было подчеркнуто, что ЧВК работают более чем в 110 странах мира, при этом в Великобритании, Израиле, ЮАР и Бельгии в 2011—2012 годах произошел резкий рост количества частных военных компаний. Общее же количество ЧВК в мире — несколько сотен, а суммарная численность их сотрудников — более 5 миллионов человек.

Несмотря на то, что в России до сих пор нет правовой базы, регулирующей деятельность военных компаний, российские ЧВК работают на мировом рынке военно-охранных услуг с середины 90-х годов.

Опрошенные «Новой» эксперты оценили «емкость» российского рынка кадров, посчитав, что в разные годы в российских и иностранных ЧВК работали более ста тысяч россиян.

— Россия — хорошая кузница кадров для военных компаний, — заявил один из наших экспертов. — Вот конкретный пример. Только в России сейчас живут более 3,5 тысячи наших соотечественников, отслуживших во французском Иностранном легионе, а тех, кто получил французское гражданство и остался на Западе, — в разы больше

— Россия может поставить на мировой рынок военных услуг 100—150 тысяч специалистов, прошедших превосходную подготовку, — такую оценку дал еще один мой собеседник, работающий на мировом рынке военных услуг с конца прошлого века.

Но все российские ЧВК, оказывающие военно-охранные услуги за пределами страны, в России пока остаются на полулегальном положении, и над бойцами этих структур постоянно висит дамоклов меч привлечения к уголовной ответственности по статье 359 УК («Наемничество»).

Наемники по-российски

«Новая» уже рассказывала, как в октябре 2013 года сразу 267 россиян одномоментно могли получить тюремные сроки за наемничество. Напомню, зарегистрированная в Гонконге и работающая в Москве компания Slavonic Corps Limited («Славянский корпус») рекрутировала 267 добровольцев по контракту с министерством нефти и минеральных ресурсов Сирии для охраны «объектов добычи, транспортировки и переработки нефти». И только добравшись до Сирии, люди узнали, что эти объекты еще предстояло отбить у боевиков.

17 октября 2013 года в провинции Хомс «Славянский корпус» попал в засаду. Бойцы рассредоточились, заняли круговую оборону, даже успели окопаться и несколько часов отбивались от яростной атаки нескольких тысяч боевиков. После боя выяснилось, что один из добровольцев потерял планшет с документами, и боевики раструбили на весь мир о том, что в Сирии воюют русские.

«Славянский корпус» экстренно вывезли в Россию. Два самолета, которые приземлились во Внуково, окружили бойцы спецподразделения ФСБ «Альфа», всех добровольцев задержали. Так появилось 267 ДОУ — «дел оперативного учета» — с копиями личных документов и с объяснительными каждого из добровольцев. 265 человек отпустили, ограничившись профилактическими беседами. А для руководителей «Славянского корпуса» Вадима Гусева и Евгения Сидорова «контакт» с ФСБ завершился уголовными делами, приговорами и реальными сроками по статье 359 УК.

Но и для тех, кого отпустили по домам без уголовных дел, «контакт» с ФСБ не прошел бесследно. Возможно, это случайное совпадение, но о добровольцах вспомнили летом 2014 года. И почти все они оказались в учебном центре, развернутом близ хутора Молькино Краснодарского края. Вскоре их перебросили на Донбасс. Да, были и такие, кто хотел отказаться от этого сомнительного вояжа, но «добрые люди» напомнили им о судьбах Гусева с Сидоровым и о «явках с повинной», собственноручно написанных после возращения из Сирии.

Когда же началась операция ВКС России в Сирии, многих «добровольцев» перебросили из Донбасса на Ближний Восток, где они стали основным костяком вооруженных формирований, которые в России получили название «ЧВК Вагнера».

Как министр обороны обиделся на «повара»

В Сирии воевало несколько тысяч бойцов «ЧВК Вагнера». Воевали в составе четырех разведывательно-штурмовых бригад, артдивизиона, танковой роты, диверсионно-разведывательной, инженерно-саперной рот, роты связи, штабных и вспомогательных подразделений.

Финансирование бойцов осуществляется через российское ООО «Евро Полис», которое, как писала «Фонтанка» еще в июне 2017 года, якобы аффилирована с известным петербургским бизнесменом Евгением Пригожиным, которого в околокремлевских кругах называют не иначе как «поваром».

Боевой техникой, оружием и боеприпасами «ЧВК Вагнера» обеспечивает Министерство обороны. Боевые задачи вагнеровцам также ставили офицеры и генералы военного ведомства России. Они же осуществляли координацию взаимодействия «частников» с авиацией и подразделениями сирийской армии.

Читайте также

Их просто нет. Сирийская кампания загадочной «ЧВК Вагнера»: численный состав и вооружение, ключевые операции и конфликт в верхушке Минобороны

После освобождения Пальмиры, где решающую роль сыграли именно вагнеровцы, министр обороны Сергей Шойгу доложил Верховному главнокомандующему президенту России об успехе. Но оказалось, что Сергея Шойгу опередил Евгений Пригожин — Путин уже был в курсе подробностей освобождения древнего города.

9 декабря 2015 года министр обороны получил еще один «удар» от «повара». В этот день в Георгиевском зале Кремля прошел торжественный прием, посвященный чествованию Героев России. Среди приглашенных оказался и Дмитрий Валерьевич Уткин — руководитель «ЧВК Вагнера». А вместе с ним — как минимум трое ближайших его сподвижников. Причем, как нам рассказали сразу несколько источников, в военном ведомстве вообще не знали о приглашении «вагнеровцев» в Кремль.

Возможно, это случайное совпадение, но после приема в Кремле, у «ЧВК Вагнера» в Сирии начались серьезные проблемы: у них отобрали тяжелую технику, начались перебои со снабжением оружием и боеприпасами. По сведениям, полученным сразу из нескольких источников, лишь минувшей осенью, перед началом наступления на Дейр-эз-Зор, снабжение нормализовалось. Вернули и технику.

Кто оставил ФСБ без частной армии?

Как уверяют наши источники, в 2014 году закон о ЧВК не был принят, потому что против него работали лоббисты Минобороны. Дело в том, что функциями лицензирования и контроля над деятельностью ЧВК предполагалось наделить ФСБ.

Именно ФСБ должна была регистрировать ЧВК и отслеживать работу компаний как на территории России, так и за рубежом. Проектом закона чекистам поручалось создание и ведение единой информационной системы, в которой должны были отражаться номера лицензий, выданных ЧВК, и подробные сведения о ведении деятельности военных компаний.

Законопроект не понравился не только генералитету Министерства обороны — у него тогда оказалось много противников и в администрации президента, и в правительстве, — у всех, кто опасался появления у и без того всесильной ФСБ еще и подконтрольной ей частной армии, численностью в несколько сот тысяч хорошо подготовленных, обученных и превосходно вооруженных бойцов.

В новом же законопроекте, который во вторник будет направлен в правительство, функции лицензирования и контроля над ЧВК предлагается передать Министерству обороны. Более того, экс-главком Военно-космических сил, а ныне глава комитета по обороне Совета Федерации Виктор Бондарев озвучил идею, которая витает во многих кабинетах военного министерства. Бондарев заявил РИА «Новости», что если в правовом поле России появятся ЧВК, они должны быть встроены в вертикальную военную систему и подчиняться Минобороны — только в этом случае ЧВК якобы смогут стать реальной помощью регулярным войскам.

Закон будет работать только в России

Опрошенные нами эксперты скептически оценили предложение главы комитета по обороне Совета Федерации.

— Генерал Бондарев просто не понимает сути ЧВК, — сказал один из наших собеседников. — Его представление о ЧВК базируется на сирийском опыте привлечения к участию в боевых действиях «частников». А это в корне неправильно. Главная задача закона о ЧВК, кроме защиты бойцов от уголовного преследования за наемничество, — это допуск российских компаний к рынку военно-охранных услуг, заказчиком которых выступают или государство, или государственные корпорации. Речь, прежде всего, о вооруженной охране объектов и персонала российских компаний, работающих за рубежом.

Уже сегодня такие госкорпорации, как Газпром, Росатом, Роснефть, РЖД, имеющие контракты на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке, для охраны строек, месторождений, перевозок привлекают структуры, которые по своей сути представляют собой частные военные компании.

— Это общемировая практика. В том же Китае у всех ЧВК только один заказчик — государство. В США львиную долю заказов ЧВК получают от Госдепа, ЦРУ или минобороны. И только в России и государство, и госкомпании вынуждены придумывать какие-то обходные пути, не называя вещи своими именами.

Говоря об абсурдности интегрирования ЧВК в вертикаль военного ведомства, другой из моих собеседников привел такой пример.

— Допустим, Роснефть заключит с российской ЧВК контракт на охрану скважин. И что будет означать появление в Африке вооруженной компании, «встроенной в структуру» военного ведомства России? На языке международного права это будет означать военное вторжение.

— Нельзя игнорировать такой существенный фактор деятельности ЧВК, как законодательство «страны пребывания», — напомнил еще один собеседник.

— Российский закон о ЧВК даже после принятия не будет иметь никакой юридической силы на том же Ближнем Востоке или в Африке. Любая российская ЧВК, оказывая военно-охранные услуги за пределами России, руководствуется и будет руководствоваться законами именно той страны, в которой работает.

Правда, тут мой собеседник сделал поправку: «Если, конечно, речь не идет о «специфических» операциях, когда в случае успеха — все молодцы, а вот за провал будут отвечать только непосредственные участники. И привел конкретный пример спецоперации, которая была подготовлена, но в последний момент отменена.

«Специфическая» операция

6 марта 2008 года в Бангкоке таиландская полиция задержала россиянина Виктора Бута, которого США обвинили в поставках оружия колумбийской радикальной организации ФАРК. Больше двух лет адвокаты Бута пытались добиться его освобождения из тайской тюрьмы.

А осенью 2010 года одна из российских компаний, оказывающих военно-охранные услуги, получила заказ на похищение Бута.

Пикет у Генконсульства США в Петербурге с требованием к президенту США освободить Виктора Бута, подозреваемого в контрабанде оружием, в Россию. Фото: ТАСС / Интерпресс / Замир Усманов

Был установлен «контакт» с сотрудниками тюрьмы, которые должны были организовать вывоз Бута на судебное заседание по заранее оговоренному маршруту. В ходе поездки в одном из районов Бангкока местные жители должны были начать перестрелку друг с другом (холостыми патронами), а сопровождавшие россиянина охранники (уже получившие вознаграждение) — попрятаться. В суматохе заключенного планировали «изъять» из автозака и доставить загород, где уже ждал частный самолет, который должен был вывезти Бута из страны.

Но буквально за несколько дней до начала операции кто-то из заказчиков решил предупредить сотрудников посольства России в Таиланде, чтобы они в этот день не совались в тюрьму. Российские дипломаты заартачились, возможно, даже предупредили тайцев о готовящемся побеге. Все пришлось отменить, а участников, задействованных в подготовке «мероприятия», экстренно эвакуировать из Таиланда.

Кто ждет закон о ЧВК?

Очевидно, что катализатором дискуссии о необходимости форсирования принятия закона о ЧВК стало именно участие «вагнеровцев» в сирийской военной компании. Но «ЧВК Вагнера» — это, по разным оценкам, от 7 до 10 тысяч человек, при этом, напомню, потенциально Россия может поставить на мировой рынок военных услуг 100—150 тысяч специалистов. Даже сегодня количество россиян, уже задействованных в предоставлении военно-охранных услуг, сопоставимо с количеством участников боевых действий в Сирии.

Российские компании, оказывающие военно-охранные услуги, как правило, работают по субподрядам от американских и британских ЧВК. Самые известные — «Центр-антитеррор», «Тигр Топ-рент Секьюрити», «Редут-антитеррор» «Рускорп», «Форт Дефенс Групп». Более всего услуги российских компаний востребованы в Ираке и Афганистане.

Другая важная деятельности отечественных охранных предприятий — обеспечение безопасности судоходства в пиратоопасных районах мирового океана. В этой сфере работают VST, Muse Group, Moran Security Group.

Все эти ЧВК, готовые легализоваться в случае принятия соответствующего закона, можно условно разделить на две большие группы — «конторские» и «армейские».

«Конторские» — компании, организованные выходцами из ФСБ, служившими в подразделениях «Альфа» и «Вымпел». «Армейские» — созданы отставными офицерами ГРУ или ВДВ.

(К слову, большинство российских ЧОПов — охранные предприятия, созданные отставными офицерами МВД, им закон о ЧВК не нужен.)

В условиях правового вакуума практически все перечисленные компании — российские только по базированию головных офисов и «трудовым коллективам», а по правовой форме — структуры, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях. С другой стороны, этот же законодательный вакуум позволяет ЧВК работать на любого заказчика, а не только на Российскую Федерацию, и избегать любого пристального внимания отечественных силовых структур и спецслужб. Так что, вполне вероятно, что часть российских военных компаний из тени выходить не захотят.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera