Комментарии

Экзамен для памяти

ЕГЭ как модератор национального мифа

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 15 от 12 февраля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

2
 

В 2006 году была предпринята первая попытка «упорядочить» преподавание истории в школе. Группа авторов под руководством Александра Филиппова и Александра Данилова подготовили учебник «История России 1945—2007», в котором произошел отказ от однозначно негативной оценки тоталитарного прошлого. В 2013 году Владимир Путин предложил подготовить учебник по истории в рамках единой концепции и логики. В итоге была создана Концепция учебно-методического комплекса (УМК), в которую вошел «перечень трудных вопросов истории России». Кроме того, в том же году было инициировано обсуждение нового стандарта преподавания истории в школах. Подобные вмешательства в процесс преподавания вызывали серьезные разногласия среди историков, учителей и политиков.

Однако в потоке общественных споров о «едином учебнике истории» и на фоне происходящего государственного регулирования процесса образования мы упускали иной вариант закрепления образа прошлого — Единый государственный экзамен (ЕГЭ). Тем более что в мае 2017 года министр образования Ольга Васильева заявила, что к 2020 году вся страна будет сдавать ЕГЭ по истории.

Независимо от разнообразия учебников или системы преподавания, ЕГЭ заранее предопределяет подготовку школьника по предмету. Учителя в погоне за баллами готовят учеников, исходя из содержания экзамена, а не по учебнику. Во многом из-за того, что ЕГЭ стал своеобразным измерителем результатов преподавательской деятельности, родители уже давно выбирают образовательный центр или школу, исходя из показанных ими результатов.

Содержание ЕГЭ отражает результаты определенного отбора государством дат, фактов, событий и личностей, которые необходимо запомнить учащимся. Наиболее частое употребление одних периодов или событий повышает их шанс случайным образом попасть в итоговый вариант, следовательно, им будет уделяться повышенное внимание в процессе обучения.

В открытом банке заданий Федерального института педагогических измерений (ФИПИ) насчитывается более четырех тысяч уникальных вопросов по отечественной истории. Все они разделены на три блока: Древность и Средневековье (1040); Новое время (1880); Новейшая история (1030). Промежуток от первых союзов славянских племен вплоть до восшествия на престол династии Романовых (почти 800 лет) представлен лишь 25% от общего числа вопросов. До 2014 года этот период символизировал скорее общее прошлое Белоруссии, России и Украины, однако после известных событий в Крыму и Донбассе потребовались иные интерпретации.

Самым большим по объему оказался период Нового времени. В него вошли события, связанные со становлением российского государства, образованием империи и культурным расцветом. Примечательно, что главный упор в ЕГЭ делается на формировании позитивного образа отечественной истории, сглаживание ее спорных углов и замалчивание негативных событий. Так, реформы Петра Великого выделяются на фоне «Бунташного века» и Эпохи дворцовых переворотов. С другой стороны, вопросы о трагических страницах российской истории, таких как Первая мировая и Русско-японская войны, встречаются достаточно редко. Два этих события воспринимаются как ошибки, воспоминание о которых не вписывается в логику «славного прошлого».

Гораздо интереснее выглядит содержание заданий по Новейшей истории (от революций до рыночных реформ 90-х). Среди сбалансированной общей картины пиком вырываются вверх вопросы, посвященные событиям вокруг Второй мировой войны. На ее долю из 1030 вопросов приходится 230. Иными словами, почти четверть всех заданий ЕГЭ по данному периоду посвящена всего 6 годам XX века. При этом основная масса вопросов так или иначе посвящена именам полководцев, героям, сражениям и победам, поскольку война является отражением славного прошлого, вокруг которого строится советская и постсоветская идентичности.

Структура экзамена еще раз показывает, что победа в Великой Отечественной войне была и остается основным событием российской истории для властей и общества. Государство интегрирует в себя любую память о войне: и бессмысленные жертвы, и представления о неподготовленности, и подвиги героев, и спасение советскими войсками Европы от нацизма. Память о победе монополизируется государством в том числе посредством учебников, экзамена и законов, запрещающих пересматривать итоги Второй Мировой войны.

Однако стремление к единому, позитивному образу российской истории вкупе с неразрешенностью проблемных вопросов памяти о погибших и репрессированных продолжает раскалывать общество современной России. Недавний спор Николая Сванидзе с Максимом Шевченко, вылившийся в драку в прямом эфире, говорит о том, что раны XX века до сих пор зияют.

Youtube

Задания для Единого государственного экзамена начали составлять задолго до того, как государство стало активно вмешиваться в процесс образования. Таким образом, ЕГЭ становится некой ретроспективой политики памяти: он отражает подход к работе с прошлым, закрепленный в 2000-х годах. Попытка зафиксировать историю в качестве обязательного предмета для получения аттестата может привести к дальнейшей ревизии заданий на основе новой концепции.

Сергей Васильковский,
политолог

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera