Колумнисты

Эпоха. Эпоха. Эпоха

Ушел Олег Павлович Табаков

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Этот материал вышел в № 26 от 14 марта 2018
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

14
 

…Он почти перегнулся через стол пресс-конференции. Оперся руками,  как мальчишка: «А я сыграл?! Я — сыграл!! А говорили: ме-е-неджер, ме-е-енеджер…»

Это август 2015-го год. 80-летие Табакова. Речь  о последней великой его роли —  хрупком и бесстрашном 90-летнем лондонском ювелире, умирающем от рака. Сыграл он в мае 2015-го.

А от разговоров о себе как строителе и спасителе театров давно устал. Роль — ценнее.

Сейчас вспоминаются вспышки. 2002-й. Ноябрь. Перед премьерой «Терроризма» Табаков собирает критиков в затемненном, с зеленой лампой, кабинете в Камергерском. Представляет начинающих авторов — братьев Пресняковых. И молодого  режиссера Серебренникова. Чуть волнуется: он не так давно принял  МХАТ (и не в добром порядке).

У кого-то из коллег  хватает пытливости спросить: а вот если МХАТ захватят?!  Как  захватили «Норд-Ост» десять дней назад? Что вы будете делать, Олег Павлович?

— Я думал об этом, конечно. Сейчас во всех театрах об этом думают. Я выйду на сцену. Скажу: «Отпустите их. Возьмите меня. Это я виноват в том, что все пришли сюда…»

Он прожил на сцене и экране страны много эпох: от «Вечно живых» 1956 года на сцене «Современника» (реж. Олег Ефремов) — до «Дракона» 2017 года (реж. — Константин Богомолов). Он был директором «Современника» после ухода Олега Ефремова. И строителем «Табакерки» — от бывшего угольного подвала на ул. Чаплыгина в конце 1970-х до нынешнего здания и статуса.

Он возглавил МХАТ в 2000-м — и именно с ним тяжелый шехтелевский корабль выплыл из водоворота тех лет. Он дал пример и модель: как стать успешным (вполне по-новому, на деловой и даже буржуазный манер) — не теряя достоинства и художественного качества.

И это была важнейшая модель: Табаков первым показал, что можно сочетать звонкие блокбастеры на большой сцене с бесстрашным поисковым театром на двух малых.

Бутусов, Женовач, Рыжаков, Серебренников, Карбаускис, Богомолов (и многие другие) — начали ставить в Камергерском переулке в его эпоху.

Среди его учеников-актеров — Евгений Миронов, Владимир Машков, Андрей Смоляков, Евдокия Германова (и еще десятки имен). Он создал в Москве четыре новых сценических пространства. Но главным делом своей жизни Олег Павлович называл в поздних интервью Московскую театральную школу Табакова. Ту, педагоги которой сами колесят по России, собирая одаренных 15-летних в здание на Чистых прудах, на двухлетний казенный кошт.

…А еще в ролях последнего, «мхатовского» периода — будь то промышленник Прибытков или Нильс Бор — он выполнял долг старшего перед молодыми. И хорошо знал это.

Долг — фактурно и внятно показать со сцены образец достойного человека.

…Вот — еще в сентябре 2016-го! — под гром оркестра, в блеске эстрадных звезд (Олег Павлович отлично умел использовать правила новой эпохи, но играл в ней по своим правилам) — открывают новое здание его Театра-студии на Сухаревке (строили его 20 лет).

— Папа, — звонко говорит со сцены его младшая дочь, 10-летняя Маша, — мы забыли пустить в новый дом кошку на счастье!

— Я никогда ничего не забываю… — железно и вальяжно откликается Олег Павлович. Из-за кулис выводят на цепи приличествующую ему кошку — дрессированного тигра из цирка на Цветном.

…А вот — осенью 2001-го, еще в полухаосе, когда никто не уверен ни в себе, ни в почве, на которой мы все стоим, кто-то говорит ему на открытии сезона во МХАТе:

— Какие цветы на столе красивые…

   — Да! — откликается Табаков. — Я нашел флериста ( у него это звучит по-старинному), достойного работать для Московского Художественного театра.

И становится понятно на годы вперед: Это театр. Это здание. Эта почва.

— Лучший спектакль, который я в жизни видел, — это были «Три сестры» Немировича-Данченко, — скажет он в 2016-м. Он и стал живым мостом между МХАТом чеховских мировых премьер — и Москвой 2018 года. Прочным мостом школы, предания, традиции — и жизни.

…Мы всегда вздыхаем: людей, по-настоящему больших, давно нет. И осознаем подлинный масштаб каждого при его уходе.

Олег Табаков был одной из главных — и к тому ж, самых сильных, разумных и созидательных — фигур русского театра последнего столетия.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera