Колумнисты

Ракетные игры нанайских мальчиков

Колесо конфронтации между Россией и Западом совершило еще один полный оборот. И что в итоге?

Этот материал вышел в № 44 от 25 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Липскийзам. главного редактора

48
 
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Все стало еще хуже, чем было совсем недавно. Безопасности заметно поубавилось. Доверие испарилось почти досуха. Конструкция согласования интересов и поиска путей сотрудничества России и Запада, которую с таким трудом и упорством выстраивали тридцать с лишним лет, на глазах разваливается.

Зато всерьез заговорили о войне — не только холодной (в ее втором издании все меньше сомневающихся), но и о вполне горячей, к вероятности которой мы, по мнению многих политиков и экспертов, придвинулись почти вплотную.

Заметим, что еще до последнего, «ядо-химического», витка конфронтации (со взаимными массовыми высылками дипломатов, новыми жесткими санкциями, ракетными ударами и пропагандистской перебранкой с сопутствующими фейками и шулерскими версиями случившегося в Солсбери и Думе) многие уже заявляли, что отношения России и США/России и Запада достигли дна. Ну как тут не вспомнить великого насмешника Станислава Ежи Леца с его «Когда я достиг дна, снизу постучали»! И ведь нет никаких гарантий, что этот стук прекратится — запас того, что еще можно ломать, пока не исчерпан.

Вопрос только, есть ли смысл его исчерпывать. Колесо конфронтации крутится исправно, но КПД этого механизма ниже, чем у паровоза. Кто-то кому-то что-то доказал? Кто-то сдрейфил и пошел на попятную? Санкции и антисанкции кого-то к чему-то склонили? Мир стал безопаснее?

Рискну предположить, что главные стороны конфликта — Россия и США, — показав друг другу серьезность намерений, решили взять паузу, осмотреться и попытаться все более опасное противостояние, грозящее потерей контроля над ним, несколько рационализировать и ввести хоть в какое-то согласованное русло, несмотря на продолжающийся боевой клекот ястребов с обеих сторон.

Вот несколько последних фактов. Наш Сергей Лавров вдруг заявил, что лидеры и военные РФ и США «на 100%» не допустят военного противостояния наших стран. И напомнил о готовности Путина к встрече с Трампом.

Советник президента США по нацбезопасности Джон Болтон встретился с российским послом Анатолием Антоновым и перечислил «американские обеспокоенности», снятие которых может привести к улучшению российско-американских отношений, что, как он отметил, в интересах обеих стран.

Новая — «сирийская» — порция санкций американцами пока придержана. Рассмотрение российских антисанкций перенесено Госдумой на середину мая.

Вряд ли этот набор фактов случаен. Похоже, стороны почувствовали, что опасно приблизились к «красной черте». За ней — неконтролируемое развитие событий, чреватое роковой ошибкой (не важно, рукотворной или случайной), которая может стать смертельной. Кому это нужно? Кто готов к коллективному самоубийству?

К тому же главные актеры этой международной драмы своих целей на данном этапе в общем добились. Причем настолько схожих, что трудно избавиться от аналогии со знаменитой «борьбой нанайских мальчиков». Эти «мальчики» борются, пугая весь мир, одновременно добиваясь совместной борьбой полезных для себя результатов, причем одинаковыми приемами.

Во-первых, они по-пацански «померялись» своими «Сарматами» и «умными ракетами», демонстрируя друг другу свою мощь, качество оружия и решимость нанести неприемлемый ущерб. Его крайняя точка — это гарантированное взаимное уничтожение, которое в годы холодной войны было главным, что удерживало от ядерной катастрофы. Ну вот и вспомнили. Теперь пришла пора вставлять в механизм конфронтации хоть какие-то предохранители. И вряд ли кто-то, кто в своем уме, будет считать это сдачей позиций.

Во-вторых, они удовлетворили аппетиты своих военных и изготовителей вооружений, оправдывая перед своими народами необходимость дорогостоящего перевооружения агрессивными происками другой стороны. Здесь мы наблюдаем трогательное «сотрудничество» сторон, обеспечивающих бесперебойное снабжение военно-политическими «пугалками» своих оппонентов, заинтересованных по обе стороны океана в увеличении бюджетных ассигнований.

В-третьих, они продемонстрировали внутренним аудиториям свою невероятную крутизну и готовность отстаивать свои национальные интересы любыми средствами. Трампу необходимо постоянно доказывать разными способами, что «Америка превыше всего» — это не предвыборное пустозвонство, а его главный политический ориентир. Что его «российское досье» — это фейк на фейке, а на самом деле его отпор зарвавшимся русским гораздо жестче и эффективнее, чем у его демократического предшественника. Нашему президенту конфронтация с США и Западом, которую ему фактически помогает поддерживать его американский «партнер», тоже приносит бонусы. Когда «партнер» своими действиями берет на себя труд по дальнейшему укреплению российского конструкта «осажденной крепости», столь удобного для мобилизации населения вокруг политики Кремля и маргинализации всяческой «прозападной» оппозиции, отпадает необходимость в консолидирующих путинское большинство гибридных акциях на российских границах. Акциях, доказавших свою чрезмерную стоимость и неприемлемые внешнеполитические издержки.

Итак, логика нынешнего российско-западного обострения нам представляется следующей. Накрутить ситуацию до «красной черты», но не переходить ее. Продемонстрировать серьезность своих намерений и готовность к отпору. Напугать мировое сообщество, друг друга и своих внутренних оппонентов по «самое не могу» угрозой вооруженного противостояния, а затем устроить очередную «разрядку напряженности». С торговлей по некоторым конкретным пунктам актуальной повестки дня и вынесением за скобки того, о чем договориться невозможно — на сегодняшний день или вообще никогда. Без мифического «стратегического партнерства», но и без выскальзывающей из-под контроля конфронтации. Причем без обвинений со стороны внутренних оппонентов (кроме самых яростно упорных) в предательстве национальных интересов и прогибании перед соперником.

Метод конфронтации как способа подготовки к переговорам с сильных позиций входит в арсенал как нынешних российских, так и американских политиков. Последний пример — начало диалога США и Северной Кореи после взаимных оскорблений и угроз. Демонстрация Кремлем границ российской сферы интересов на пространствах бывшего СССР и возвращения России в большую мировую политику — из этой же категории.

В принципе если Кремль и Белый дом не будут делать заведомо опрометчивых и рискованных шагов, то приостановка или для начала хотя бы существенное замедление вращения колеса конфронтации вполне возможно. Посмотрим.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera