Расследования

«Да хоть удавитесь!»

Как выселяют из квартир в Петрозаводске людей, взявших займ у предпринимателей с высокопоставленными родственниками

Двор дома на улице Правды, 40 А. Фото: Николай Смирнов

Этот материал вышел в № 45 от 27 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алиса Кустиковакорреспондент

40
 

Игорь Везин покончил с собой 21 января 2018 года. Незадолго до этого Петрозаводский городской суд постановил выселить семью Везиных с четырьмя детьми из их единственной квартиры. За то, что они просрочили выплаты по валютному займу.

— В тот день он был у друга, не ночевал дома, — рассказывает Елена, вдова Игоря. — Друг пришел с работы в десять часов вечера и звонит мне: «Я не могу попасть в квартиру, дверь закрыта на внутренний замок». У меня целый день болело сердце. Я как предчувствовала. Что с ним: или спит, или не слышит? Я вызвала такси и полетела туда. Дверь была закрыта изнутри. Когда ее взломали, меня откинули назад. Сказали: «Все, дальше не идешь». Я смотрю: на двери намотана веревка.

«Пил три дня, ушел к другу и покончил с собой», — говорит Елена, сжимая в руке платок. Везины растили четырех детей. Младшие, дочь-школьница и пятилетний сын, живут с Еленой в одной квартире. В той единственной, из которой выселяют семью. Орган опеки суд проигнорировали, говорит Елена.

Елена Везина. Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

Предсмертная записка

Перед смертью муж оставил записку. Ее нашли на холодильнике уже когда приехала полиция. Нашли, но так и не отдали жене. Елена считает, что в записке муж мог упомянуть о кредиторе, который выселил семью на улицу.

— Эту записку я читала до этого, он ее мне показал в порыве гнева. Прочитала две-три строчки: «Прости меня за все, за то, что я не сумел справиться со всеми проблемами. Я вас очень люблю». Я дальше читать не стала, психанула и сказала ему: «Выкини, не делай только глупостей». Дальше я не читала, и следователь не дал ее мне прочитать. Ее в руки не дали, просто показали — мол, она вам не принадлежит. Я говорила, дайте почитать хотя бы, она же мне! Он [следователь] сидит упрямый: зачем она вам?

Сотни пострадавших

В 2013 году семья Везиных взяла два займа в у.е. на сумму, эквивалентную 1,1 млн рублей, у «Первой ипотечной компании» («ПИК») под залог единственной квартиры. «Не спорю, мы сами виноваты — дураки», — говорит Елена Везина о договоре. Когда подскочил евро, Везины перекредитовались в рублях. Но Игорь потерял работу, начались невыплаты. «ПИК» подала иск в суд. Квартиру Везиных выставили на торги, а долг перед кредитором достиг трех миллионов.

«ПИК» входит в группу из 18 компаний, связанных друг с другом общими учредителями: «группа компаний «САНА» — эта формулировка из уголовного дела, возбужденного в июле 2016 года Следственным управлением СК по Карелии по факту «мошенничества в особо крупном размере при реализации объектов недвижимости и предоставлении займов». Потерпевшими, помимо семьи Везиных, были признаны несколько десятков заемщиков, но в июле 2017 года дело было прекращено — «в связи с отсутствием состава преступления».

Заемщики «САНА+» вышли на улицы после «черного вторника» — сокрушительного падения рубля в декабре 2014 года. Но митинги ни к чему не привели. Сегодня несколько сотен человек в Петрозаводске имеют проблемы с возвратом займов «группе компаний «САНА».

Заемщики стараются поддерживать друг друга: многие из них помогали Елене Везиной хоронить супруга. «Девочки собрали на похороны 24 тысячи рублей, — говорит она. — А так хоть поверх земли оставляй. А что делать?»

«Я была признана потерпевшей, но уголовное дело закрыли, всем плевать, — говорит она. — Квартиру заберут — и что? Там долгов еще будет выше крыши. Там столько понавешано, что — я умру, а правнуки будут платить».

Встреча на улице Правды

У каждой компании есть свое лицо. Лицо «САНА+» для заемщиков — Виктор Шмаеник. Именно он как директор этой компании с 2008 по 2011 год по доверенности раздавал займы сотням семей. Его брат Анатолий Шмаеник вместе со своим давним бизнес-партнером Андреем Свидским в свое время учредили ряд компаний, которые сегодня известны под брендом «САНА». Один из домов, построенных ими в Петрозаводске, находится на улице Правды, 40A.

Дом на улице Правды, 40A. Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

У подъезда на сход собираются усталые люди. Короткие приветствия, быстрые кивки — так встречаются хорошие знакомые, чтобы обсудить плохие вести. Для заемщиков «САНА+» хороших новостей и правда — нет.

Чтобы получить квартиры в этом доме, петрозаводские семьи несколько лет назад брали у крупной строительной компании займы под залог собственного жилья, а теперь оказались в долговой яме.

«САНА+» и связанные с ней структуры возводят дома по всему Петрозаводску — ежегодно в эксплуатацию вводится от 10 до 15 тысяч кв. м жилья, сообщает о себе компания.

Подъезд на улице Правды — не место встречи, а зона бедствия. Выселение на улицу семьей с детьми, выставление на продажу квартиры со стариками — все это заемщики «САНА+» уже переживали. Но это еще не конец. После выселения за людьми остаются миллионные долги, а значит, компания может подавать новые иски в суд. Что она и делает.

Стихийный сход заемщиков в подъезде дома на улице Правды, 40А. Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

Влиятельные родственники

Штаб-квартирой «САНА+» можно считать мрачное здание в центре Петрозаводска. На верхних этажах находится офис руководства, но простым смертным туда не попасть. Об этом напоминает надпись в лифте: «Доступ на 8 и 9 этажи заблокирован». Четыре большие бронзовые буквы «САНА» на фасаде здания видны с улицы — по легенде, это первые буквы фамилий и имен руководителей компании.

Андрею Свидскому — учредителю большинства компаний, которые относятся к «САНА», повезло с родственниками. Анита Свидская работает председателем судебного состава карельского Арбитража. Ее сестра Янина — замминистра экономического развития и промышленности Карелии, а в прошлом — зам руководителя управления карельского Росреестра. Отметим, что заемщики неоднократно обращались в Росреестр по поводу корректности оформления сделок со стороны займодавца.

— У этой семьи везде свои люди: в Арбитражном суде, в Росреестре, в парламенте, в администрации города. Одни и те же фамилии, — говорит о союзе Шмаеники–Свидские один из заемщиков.

Под одной «крышей»

Первый зампред ЗакСа Ольга Шмаеник (слева). Фото: «7х7»

Нельзя сказать, что заемщики «САНА+» удивились тому, что в июле 2017 года уголовное дело, возбужденное Следственным управлением СК по Карелии, было прекращено. Андрей Свидский и братья Шмаеники и до того проходили по делу в статусе свидетелей.

В городе Виктора Шмаеника знают как мужа заместителя председателя Законодательного собрания Карелии, члена «Единой России» Ольги Шмаеник. С 2011 по 2016 год, когда «САНА+» вовсю раздавала займы, член фракции «Единая Россия» Ольга Шмаеник была председателем комитета по законности и правопорядку карельского парламента. Сейчас полномочия Шмаеник простираются куда дальше — она занимает пост первого зампреда Законодательного собрания, в ее ведении все восемь комитетов карельского парламента, включая комитет по бюджету и налогам, а также — экономической и социальной политике.

Семья Шмаеников живет в том самом доме на улице Правды, построенном группой компаний «САНА». Об этом заемщики узнали благодаря необычной истории.

Осенью 2017 года Шмаеники оставили без отопления других обитателей дома. Они отказались дать доступ сантехникам в свою квартиру, чтобы выпустить воздух из радиаторов перед началом отопительного сезона. Это не удалось сделать даже по решению суда. Чтобы справиться с коммунальной драмой, одной из мерзнущих пенсионерок дома по улице Правды пришлось объявить голодовку.

Квартира одной из заемщиц на Правды 40А – после дождя начинается потоп, воду собирают в тазы. Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

Дети «черного вторника»

В группу компаний «САНА» обращались те, кому отказывали банки: индивидуальные предприниматели; те, кто не мог подтвердить официальный доход или имел плохую кредитную историю. От клиентов требовали минимум документов и времени.

Ирина Макарова, к примеру, заключила «договор купли-продажи с рассрочкой платежа» с одной из компаний «группы». В 2011 году она выбрала квартиру площадью 36 кв. м за 1,6 млн рублей. По словам Макаровой, она узнала о том, что стала валютной заемщицей, только когда подписывала основной договор — в предварительном у.е. не фигурировали. Но отступать было поздно: Ирина с мамой и дочкой уже продали старую квартиру и сделали в новой ремонт. К тому же в компании успокоили: «Менеджер сказал: у нас хозяева — американцы, поэтому все в условных единицах. Вы на это внимания не обращайте», — вспоминает Ирина.

Ирина Макарова. Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

Когда рухнул рубль, Макарова просрочила платеж, а потом — попыталась выкупить жилье. Но выяснилось, что в долг за квартиру Ирине включили проценты, которые она заплатила бы за все десять лет рассрочки. Ирина пыталась выйти из кабалы, но безуспешно. «В договоре есть пункт о том, что в случае просрочки платежа продавец, интересы которого представляет «САНА+», вправе расторгнуть договор, — говорит она. — Ты должен вернуть квартиру, а тебе возвращают заплаченные деньги за минусом 15% неустойки».

«Но мне господин Шмаеник прямо сказал: «Да, мы вправе. Но мы не хотим этим правом пользоваться», — говорит она. Вместо этого продавец, ИП Свидский, подал против Ирины иск и выиграл. Петрозаводский городской суд принял решение о том, что Ирина должна выплатить более 3 млн рублей и покинуть квартиру. Но к этому времени она уже выплатила около 1,5 млн рублей — фактически изначальную стоимость квартиры. Квартиру выставили на торги, но Ирина успела подать документы на процедуру банкротства.

— Достаточно несколько раз не заплатить, потом начинают расти проценты, — объясняет она. — Три-четыре месяца достаточно для того, чтобы попасть в ситуацию, из которой нет никакого выхода.

Ирина Макарова держит пачку обращений заемщиков в разные инстанции. Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

С другими заемщиками заключали «договора найма». Фактически люди приобретали квартиру, но по документам с ними заключался договор аренды на несколько лет. «Арендная плата» за квартиру, по сути, включает в себя «основной долг и проценты за найм», которые выплачиваются ежемесячно. Если человек перестал платить, его легко отправить на улицу — ведь по факту он лишь снимает квартиру. Так случилось с семьей Евгения Куликова — после обвала рубля стоимость жилья поднялась с 4,7 млн рублей до 10 млн. В какой-то момент ежемесячные платежи перешагнули за 100 тыс. рублей. Из квартиры семью с двумя детьми выселили приставы по решению суда.

Одной из семей, которой пришлось расстаться с отданной под залог квартирой, стали и Гордеевы. Очередная аффилированная компания из «группы «САНА» забрала себе квартиру с прописанной в ней пенсионеркой — по закону женщину было невозможно выписать. «Квартира с обременением — с пожизненным проживанием человека — это бабушка, приличный, адекватный человек, которому не повезло с родственниками» — такое появилось объявление. Под ним указан телефон службы поддержки строительной компании «САНА».

Объявление о продаже квартиры с «обременением». Телефон для связи — служба поддержки строительной компании «САНА»

Вся элита в одном доме

Дом на улице Правды — не единственный проект «группы компаний «САНА». 17-этажный элитный ЖК «Гранд» появился в центре Петрозаводска в 2012 году. Трехметровые потолки и подземная стоянка, — таких домов в городе немного. Застройщиком выступила аффилированная с «группой «САНА» компания «Энигма», а владельцами квартир, как обнаружила «Новая газета», по интересному совпадению стали карельские чиновники, которые в том числе отвечают в городе за строительную сферу.

К примеру, 95-метровой квартирой на девятом этаже комплекса «Гранд» с января 2013 года владеет семейство Ченжеевых. Марина Ченжеева в 2012 году занимала в Государственной жилищной инспекции Карелии должность инспектора отдела государственного надзора. Другой совладелец квартиры, Андрей Ченжеев, в 2013 году трудился заместителем начальника Центра спецсвязи ФСО по Карелии. Стоимость подобных квартир — больше 6 миллионов, что по петрозаводским меркам немало. Ченжеевы на запрос «Новой газеты» не ответили. А в жилищной инспекции нам пояснили, что Ченжеева уволилась к 2013 году.

Квартирой еще большего метража (110 кв. м) в этом же доме владеет Юрий Ефименко. Он занимает пост заместителя руководителя Северо-Западного управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Карелии. Интересно, что именно это подразделение Ростехнадзора не раз проводило проверки на объектах «группы «САНА».

Ефименко подтвердил «Новой газете», что ему принадлежит эта квартира, отметив, что стоимость жилья составила около 5 млн рублей. «Я не был заемщиком — у меня были накопленные деньги, я продал [другую] квартиру», — сообщил он. На вопрос о том, проводило ли управление проверки «группы компаний «САНА», Ефименко ответил утвердительно: «Какие-то объекты они нам сдавали. С плановой проверкой мы их не проверяли, в том числе в связи с надзорными каникулами, а допуска на их объекты, конечно, же, давали». Чиновник также подтвердил, что знаком с Анатолием Шмаеником и родственником учредителя группы компаний Николаем Свидским. «Он мой сосед по дому, — пояснил он. — Конечно, знакомы. Маленький город».

Анатолий Шмаеник. Фото: «7х7»

На восьмом этаже элитной многоэтажки находится 95-метровая квартира, которая принадлежит Анне Погосян, судье Арбитражного суда Карелии.

В апреле 2010 года 30-летняя Погосян стала судьей, а спустя четыре года — собственницей квартиры в «Гранде». К слову, по странному стечению обстоятельств в июне 2011 года Анна Погосян отказала в иске предпринимателю, который пытался взыскать деньги с «САНА+». Квартира такой площади есть в декларации о доходах судьи Погосян, однако отвечать на вопрос об источниках средств для приобретения элитного жилья она не стала, указав лишь, что информация может быть получена из открытых источников. Аналогичным образом судья ответила на вопрос о решении, вынесенном в пользу «САНА+».

По данным «Новой газеты», Анна Погосян — дочь судьи Верховного суда Карелии Ашота Погосяна и Татьяны Игнатьевой, руководителя администрации главы республики. С главой Карелии Артуром Парфенчиковым Игнатьеву связывает прошлая работа в Федеральной службе судебных приставов (ФССП). Пока Парфенчиков возглавлял ФССП, Игнатьева была его заместителем.

День пристава

— Поймите, это маленький город, — объясняет заемщик Сергей Кривошлык. — Я давно предлагаю Верховному суду Республики Карелия присвоить имя Свидского, а Петрозаводскому городскому — имя Шмаеника. Шесть судебных заседаний в день, и из них пять — он [Шмаеник] выигрывает. Как так может быть?

Сергей Кривошлык. Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

Судебные приставы начали массово выселять из квартир заемщиков «САНА+» в 2016 году. С тех пор процесс не останавливается. Сейчас Петрозаводский городской суд завален исками к клиентам компаний «группы «САНА», а полки в кабинетах службы судебных приставов ломятся от исполнительных производств по заемщикам.

— У приставов в кабинете стоят шкафы по каждой улице, — рассказывает Ирина Макарова. — По большинству улиц небольшие такие папки. А потом идет улица Правды, и это целый ряд полок, заставленных документами. Это как раз и есть дома «группы компаний «САНА».

При выселении с заемщиками не церемонятся.

— Вырубали свет!

— Приходили мужики, обрезали провода, ломились в дверь.

— А нам — сломали дверь.

— Меня доставляли к приставам в наручниках, — перебивая друг друга, рассказывают заемщики.

С Сергеем Кривошлыком обошлись особенно жестко. «Жил в гараже полгода, сейчас съехал в другие «апартаменты», — рассказывает он. В феврале 2017 года Кривошлыка вместе с котом по решению суда выселили из квартиры, которую тот купил у «САНА+» двенадцать лет назад за 1,1 млн рублей. По предварительному договору был внесен аванс в размере 890 тысяч рублей. И тем не менее по решению суда Кривошлык остался должен застройщику еще более 2 млн рублей. Кривошлык рассказывает: его силой задержали приставы и объявили, что он находится в федеральном розыске. Сергей успел попросить убежище в соседней Финляндии, но кредитор внезапно одумался и отозвал иск.

У семьи Леси Степановой тоже отобрали квартиру и выгнали на улицу. Она одна воспитывает 8-летнего внука Гришу.

Леся Степанова с внуком Гришей. Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

— Взяли займ под залог квартиры — у меня хрущевка была. Дочь на почве долгов с ума сошла, трижды в «Матросах» (Республиканская психиатрическая больница в п. Матросы.А.К.) лежала. Работать не могу: внуку поставили инвалидность, надо его поднимать. Я не знаю, как выкарабкаться, — продолжает она. — Они просто… уничтожили нас. Дочь с ума сошла. Случись что, ей — психбольница, этому [внуку] — детдом. Органы опеки не принимают никакого участия, они от нас отказались. Мне не пошли навстречу — добивали, добивали… Сейчас я без долгов, но и без квартиры.

Прокурорский договор с рассрочкой

Прокурор республики Карелия Карен Габриелян представляет прокурора Петрозаводска — Елену Аскерову. Фото: прокуратура Карелии

Такая печальная судьба не у каждого заемщика. Согласно выписке из Росреестра, 33-метровая квартира в доме на улице Правды принадлежит Елене Алексеевне Аскеровой, чье имя полностью совпадает с именем прокурора Петрозаводска.

Заемщик «группы «САНА» Сергей Кривошлык рассказал в интервью «Новой газете», что в 2016 году прокурор города во время приема делилась с ним и адвокатом впечатлениями от сделки с «САНА».

— Елена Аскерова рассказала, что попала с «САНА» впросак. «Мне выдали договор, я не прочитала, подмахнула, а когда пришла домой, разобралась, побежала в «САНА», — припоминает Кривошлык слова, якобы сказанные прокурором.

— Я эти слова подтвержу перед присягой и перед Богом, — говорит он. — Аскерова рассказала, что с «САНА» «вопрос решила». Каким образом — она не рассказала. Ее, видимо, тоже хотели шваркнуть под проценты, но, видимо, вовремя опомнились. Ведь Аскерова — это вам не Иванова какая-то.

Имя прокурора Петрозаводска упоминается и в материалах уголовного дела. Следователю представители «САНА» сообщают, что с заемщиками обращались по-людски. Компания приводит список из 97 фамилий заемщиков, которым «САНА» уменьшила стоимость квартиры и срок рассрочки. Под пунктом №23 в списке — Аскерова Е.А.

Аскерова Е.А. — в списке заемщиков

Из материалов уголовного дела следует, что договор купли-продажи с однофамилицей прокурора Петрозаводска был заключен в ноябре 2008 года. Стоимость квартиры по договору составляла 77,6 тыс. у.е. В сентябре 2012 года было заключено дополнительное соглашение: и несмотря на рост курса, квартира стоила уже меньше прежнего — 72,8 тыс. у.е.

О таком соглашении мечтали и Сергей Кривошлык, который подался от приставов в бега, и Елена Везина, чей муж покончил жизнь самоубийством. Но им навстречу не пошли.

Все способы борьбы исчерпаны

Петрозаводский юрист Владимир Шилик считает, что единственный выход для многочисленных заемщиков — определить статус того, чем занимается строительная компания.

— «САНА» позиционирует себя на рынке как строительная компания и не является финансовой организацией. Продажей денег в рост по закону могут заниматься либо банки, либо некредитные финансовые организации. Банки как кредитные организации нам хорошо известны, а вот исчерпывающий перечень видов некредитных финансовых организаций указан в ст. 76.1 Закона «О банках и банковской деятельности». Это, в частности, кредитно-потребительские кооперативы и микрофинансовые организации. Чтобы стать некредитной финансовой организацией, нужно войти в реестр, который ведет Центробанк РФ. Только после этого можно заниматься потребительским кредитованием.

Один из заемщиков показывает смс от «САНА». Фото: Николай Смирнов/специально для «Новой»

— Ни тем, ни другим «САНА», насколько мне известно, не является, — размышляет Шилик. — Тогда возникает вопрос: кто их контролирует на предмет раздачи денег в рост и еще с обязательным предоставлением квартиры в качестве залогового обеспечения? Никто!

В законе «О потребительском кредитовании» говорится, что если компания выдает кредит более четырех раз в год, то это называется профессиональной деятельностью, замечает Владимир Шилик. Судя по документам, заемщиков у «группы компаний «САНА» за годы работы было куда больше.

Заемщики говорят, что все способы борьбы исчерпаны. Сначала были митинги и пикеты. Пострадавшие прошли колонной на первомайском шествии с плакатом: «САНА — верни нам наши деньги!» Выходили с митингом — за честную строительную политику. Дважды обратились к главе Карелии Артуру Парфенчикову, дважды — в Генпрокуратуру, Роспотребнадзор. Писали в карельское отделение Центробанка, стучались в местную прокуратуру. Бесполезно — отовсюду приходили отписки.

Реакция

На вопросы «Новой газеты» от лица «группы компаний «САНА» ответил Анатолий Шмаеник. Комментируя ситуацию, с которой столкнулись заемщики, он заметил: «Когда граждане брали займы, они не предоставляли информацию о том, что они многодетные семьи, инвалиды или просто неплатежеспособны. Компания исходила из того, что заемщик имеет желание и возможность исполнять принятые на себя обязательства». Также Анатолий Шмаеник добавил, что с момента наступления валютного кризиса в 2014 году компания рефинансировала в рубли более 300 договоров. «Такая возможность была предоставлена всем заемщикам, которые обратились в «САНА» за помощью, имели желание выполнять свои обязательства, а также не имели на период обращения длительной просроченной задолженности», — заверил он.

Комментируя правовой статус группы компаний, Анатолий Шмаеник заявил, что «выдачей займов занимаются отдельные организации, и их деятельность не противоречит действиям законодательства, займы выдаются в соответствии с Гражданским кодексом РФ».
Отвечая на вопрос, оказывает ли поддержку бизнес-структурам Ольга Шмаеник, а также родственники Андрея Свидского, сообщил:
«Ответ — нет. Более того, за последние 10 лет нам никто из государственных муниципальных структур не оказывает никакой поддержки».

Зампред карельского парламента Ольга Шмаеник, замминистра экономического развития и промышленности Карелии Янина Свидская, а также прокурор Петрозаводска Елена Аскерова проигнорировали запросы «Новой газеты».

Хотя именно они могли бы помочь многим оказавшимся в беде семьям Петрозаводска. Но последние надежды заемщиков на помощь от региональных властей исчезли после того, как 85-летняя пенсионерка Надежда Меснянкина написала письмо Ольге Шмаеник, депутату «Единой России» и зампреду Заксобрания. Пенсионерка просила не забирать часть ее пенсии в счет долгов перед аффилированной компанией из «группы «САНА». В итоге письмо, адресованное депутату, очутилось у мужа депутата — предпринимателя Виктора Шмаеника, одного из совладельцев «группы «САНА». На судебном заседании по взысканию долга с пенсионерки он попросил приобщить письмо к материалам дела.

Меснянкина суд проиграла, из квартиры ее выселили. Ее адвокат говорит, что письмо, приобщенное к делу, на решение судьи вряд ли повлияло. Удивил цинизм. А исход процесса и так был понятен.

Алиса Кустикова, «Новая», Сергей Маркелов, специально для «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera