Сюжеты

Париж. Дакар

В Киеве ждет суда чеченец, которого обвиняют в покушении на Адама Осмаева. Его история — готовый сюжет для шпионского романа

Фото: EPA

Общество

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

8
 

17 апреля Шевченковский районный суд Киева рассматривал вопрос об избрании меры пресечения Александру Винустовичу Дакару, гражданину Украины, 1958 года рождения, уроженцу Одессы, женатому, ранее несудимому. Очередной срок его содержания под стражей истекал в полночь.

Конвой ввел Дакара в наручниках, определил в стеклянный «аквариум». Свои места в зале заняли следователь, прокурор и следственный судья. Адвокат присел на скамью возле прорези в стойке «аквариума», обращаясь к подзащитному, которому принесли памятку о правах и обязанностях, по имени-отчеству: Артур Абдуллаевич.

— Я сколько повторять должен?! По-украински не читаю и не понимаю! Чувствую себя как китаец в Гондурасе! Предупреждаю, впредь намерен говорить только по-чеченски и требовать перевода материалов на чеченский язык! И я не Дакар, не гражданин Украины, а гражданин России Кринари! И вы не в состоянии назвать мотив, который заставил бы меня убить Окуеву и Осмаева, потому что такого мотива не существовало! Почти одиннадцать месяцев продолжается бред! — выразил возмущение в сторону прокурора Александр Винустович — Артур Абдуллаевич. Но листок тем не менее подписал. Процессуальная маета была ему явно не в новинку.

Фото из соцсетей

По УПК Украины на стадии досудебного расследования подозреваемый в совершении тяжкого преступления не может находиться в изоляторе больше года. У суда для раздраженного господина, подписавшего памятку, остался последний отрезок длиной в 60 суток — меру пресечения в виде содержания под стражей ему продлевали неоднократно. Еще больше раз расследование приостанавливали и снова возобновляли, продолжая устанавливать личность этого человека.

Дай ответ! Не дает ответа…

Официальная фабула выглядит так. 1 июня 2017 года в Киеве, на улице Кирилловской, Дакар, находясь вместе с Аминой Окуевой и Адамом Осмаевым в их автомобиле «Ниссан Террано», стрелял в Осмаева, ранив последнего в грудную клетку навылет. Но не довел свой умысел до конца, поскольку Окуева ответила Дакару выстрелами из наградного пистолета, ранив его в правую плечевую кость, правую стопу, левое плечо, левую позвоночную артерию и левую ягодицу.

Фото: УНИАН

Следствие заключило, что действия злоумышленника были направлены на «прекращение демонстрации патриотической проукраинской позиции» Осмаевым и Окуевой. Другие версии не рассматривались.

Напомню: подробней о том, что произошло на Кирилловской, «Новая» рассказала в материале «Фигуранта дела о покушении на Путина ранил киллер-«журналист» 5 июня 2017 года.

О предыдущей части украинской истории ветерана-добровольца АТО Адама Осмаева, который в России признан террористом, — в материале «Пока это все, что мы можем сообщить» 28 февраля 2012 года.

Амина Окуева — жена Адама Осмаева, уроженка Одессы, принявшая ислам, активная участница Майдана, снайпер добровольческого батальона с позывным «Сура», затем лейтенант МВД Украины, удостоена звания «Народный герой Украины». Погибла 30 октября 2017 года под Киевом в результате обстрела «Ниссана Террано» неизвестными из засады.

29 сентября 2017 года Главное управление Национальной полиции в Киеве отправило в компетентные органы РФ конфиденциальный запрос о международной правовой помощи. Сообщали: допрошенный Дакар утверждает, что на самом деле является гражданином России Артуром Кринари, 1967 года рождения, урожденным Артуром Денисултановым из Гудермеса. В 2001-м Денисултанов заключил брак и взял фамилию супруги, стал Курмакаевым. В 2007-м Курмакаев женился, превратившись в Кринари… И так далее.

Капитан полиции Павел Раин, ссылаясь на Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 1993 года, просил установить местонахождение и допросить в качестве свидетелей отца и мать Денисултанова, взять копии документов, подтверждающие личность их сына, получить сведения о привлечении этого многофамильного гражданина к уголовной ответственности, а также «пробить» на предмет регистрации у него пистолета модели Glock 34 Gen Austria 9 х19, серия и номер BAGC 597 — не находится ли данное оружие в розыске на территории Российской Федерации.

Фото: УНИАН

Уверена: старший следователь столичного следственного управления полиции Раин до того, как послать запрос в Москву, мониторил Интернет и обнаружил массу дополнительных сведений о петербургском чеченце Денисултанове с прозвищами Динго и Арби, герое криминальных хроник, брачном аферисте и вымогателе, обменянном родней во время Второй чеченской войны на российского солдата, выкупленного из плена. Он же под фамилией Курмакаев позже фигурировал в громком деле и публикациях газеты «Ле Монд», посвященных убийству в Вене в 2009 году Умара Исраилова, бывшего телохранителя Кадырова, ставшего беженцем и критиком главы Чечни. Подвергся депортации из Австрии в Россию.

Пришел в редакцию «Новой газеты», чтобы опровергнуть факт наличия «расстрельного списка» кадыровских оппонентов, якобы переданного им австрийской полиции.

Денисултанова называли профессиональным парламентером-переговорщиком, колесящим по всему миру с доверительными поручениями, чаще коммерческого свойства, соавтором детектива-проповеди «Клятва на Коране: судьба чеченца», где герой по имени Артур не расстается с пистолетом «Глок», и просто авантюристом, мистификатором, искателем приключений… По горячим следам перестрелки в Киеве Радио Свобода взяло в Питере комментарий у Александра Невзорова и главного редактора сайта «Фонтанка.ру» Александра Горшкова. Оба достаточно общались с Динго, чтобы узнать его в Дакаре. Но все эти детали к уголовному делу не пришивались, а компетентные органы Российской Федерации продолжали хранить молчание, не нарушенное до сих пор.

Запрос отразился на карьере капитана Раина: его отстранили от расследования и, по слухам, вообще убрали из главка. Эстафету принял коллега по фамилии Никитенко. Зато старший группы прокуроров в уголовном производстве, замначальника отдела прокуратуры Киева Дмитрий Величко подтвердил, что буквально на днях получен ответ от компетентных органов Австрии, триста страниц на немецком языке. Материалы отданы переводчикам, но, по мнению Величко, даже из преамбулы понятно: прокуратура Австрийской республики имеет претензии к тому субъекту, чьи отпечатки пальцев совпадают с дактилоскопией гражданина Дакара. Как только перевод закончат и окончательно установят личность, уведомление о подозрении изменят, а дело передадут в суд.

Фото из соцсетей

Ролевые игры

…Заседание состояло в основном из перерывов. Был заявлен отвод прокурору. Потом — судье.

— Тянете время? Такую теперь тактику выбрали, да? Что ж, имеете право! — заметил прокурор Величко, обращаясь к адвокату Алексею Дрюку. Зимой адвокат разместил в Сети по просьбе своего подзащитного очередное его видеообращение.

Первый ролик из СИЗО, помеченный логотипом «Страна.ua», появился на YouTube в июле 2017-го в виде ответов на вопросы интернет-издания. Урожденный Денисултанов, подлечившись в реанимации, твердил, что и близко не имел намерения лишать жизни Адама с Аминой, с которыми до недоброго часа четырежды встречался в ресторанах. Собирал в Киеве материал для следующего произведения о жизни и борьбе чеченской диаспоры за границей, попутно проясняя местные украинские реалии, связанные с коррупцией. Представился Алексом Вернером, репортером «Ле Монд»: умело имитировал прононс, а название газеты будило личные воспоминания о славе, пусть и скандальной. Соотечественники подмены не заподозрили. Если бы случайно не нажал на курок заряженного пистолета, который Осмаев зачем-то решил ему продемонстрировать... Дальше стрелок по неосторожности сам превратился в жертву жестокого расстрела со стороны новых знакомых с манией преследования. Все.

Изложение причин и событий звучало малоубедительно. Фраза «Когда никому не даешь себя кидать, обманывать и с людей спрашиваешь за их, так скажем, неуважительное отношение, наказываешь их…» вовсе выпадала из контекста.

Зато в февральском «эфире» Денисултанов вспомнил о своих литературных планах мельком, на ходу корректируя линию сюжета. Теперь его беспокоила перспектива собственной физической ликвидации по приказу «предателей-политиков, желающих стравить Украину с Россией». И судьба почти трех миллионов долларов, принадлежавших бизнесменам, что наладили канал вывода денег из России в Европу через некий благотворительный фонд и ответственных лиц-гарантов, которые «кинули» хозяев, проявив «неуважительное отношение». Ключевую роль в процессе, по его мнению, играла Окуева. Миссия переговорщика — это называлось истинной причиной суаре в Киеве — состояла во вразумлении пары и последующем совместном визите во Францию, к заказчикам конвертации. Для объяснений, куда исчезли деньги. Но стоило выйти из роли, заговорив на родном языке, как женский голос крикнул «Убей его, он чеченец!», и засвистели пули…

«Я думал, все решает мужчина, как принято у нас!» — сокрушался Денисултанов, называя Осмаева «двойным агентом» и «пешкой». Образ Окуевой он изображал куда более мрачным, упоминая то лагеря ФСБ для подготовки диверсантов, то сбежавших в Турцию экс-бойцов батальона имени Дудаева, — мол, тоже интересовались пропавшими долларами, пока не скончались.

Амина Окуева и Адам Осмаев. Фото из соцсетей

К моменту обнародования этой видеозаписи Амина, успевшая дать показания следствию, несколько месяцев как была мертва. Ситуация напоминала австрийскую историю, связанную с гибелью Умара Исраилова.

«Спаситель придет с востока»

— …Готов унести с собой в могилу тайну клиента. Но не готов, чтобы его тайна унесла в могилу меня! — афористично отреагировал адвокат Дрюк, открывая мне возможность общения с подзащитным в «аквариуме» без посредника.

Времени, чтобы включать диктофон в перерывах заседания, оказалось вагон. Вот фрагменты прямой речи.

— …Вам не странно, почему меня в СБУ не забрали по такому резонансному делу? Потому что СБУ все знала с самого начала! И знает. Я специально пришел в управление, на улицу Владимирскую, 19 августа 2015 года, подал свой российский паспорт Артура Кринари. Можно проверить там по записям в журнале!

Я возглавлял в России международный институт информатики, меня преследовали, арестовали счета. И чтобы не попасть в ФСБ, в конце мая пришлось уехать в Беларусь, оттуда тридцать километров идти по лесам в Украину, через границу, нелегально. Но я не хотел криминала. Знакомый в Киеве посоветовал, к кому обратиться в Службе. У меня же проекты, секретные нанотехнологии, аналогов в мире нет! Поговорил с сотрудником, потом — с человеком, которому дальше поручили заниматься. Что, похоже на «киллера Кадырова»? (Смеется.) Написал кое-какие показания. Направили в миграционную службу, но там ничем не помогли. Вернулся в СБУ. Куратор сказал: «Копия твоего русского паспорта и показания у нас. Поезжай в Одессу, достань украинский паспорт». Купил на Привозе за 500 долларов, возвращаюсь в Киев. «Теперь легализуйся — женись, возьми фамилию жены, поменяй документы». Так и поступил. Можно меня обвинять, что я пытался скрыться от правосудия под фамилией Дакар?! Я фиктивно женился, но паспорт новый получил в 2016-м на законных основаниях! И биометрический тоже, не раз выезжал по нему за границу, и водительские права, и справку плательщика налогов. Я же отчитывался каждый раз! Мне говорили: «Все нормально, живи, работай, надо будет — позвоним».

Последняя встреча с эсбэушниками состоялась в феврале 2017 года. Они мне прислали стажеров, которых я учил особенностям конспирации. Занимались в кафе на углу, где сотрудники управления обычно обедают.

— Окуеву курировал резидент из Рады. Назвать его сейчас — подписать собственный смертный приговор. Но я назову, если доберусь до России или Европы. Я даже больше скажу! Следствие по делу об убийстве Окуевой вышло на финансовую подоплеку. Пять следователей из той группы ко мне в СИЗО недавно приезжали. Все подтверждается, хоть и косвенно пока.

У Осмаева не хватило духа добить меня. Он понимал, что пострадали бы его родные — кровная месть и через сто лет существует. Окуеву убрали те же, кто ее курировал и присвоил чужие средства. Ее гибель — прямое следствие того, что я выжил. Испугались: информация всплывет! Но теперь все зашло слишком далеко, и вопрос не в деньгах, а в принципе. Они ответят! Как только российские власти наведут здесь порядок… Чечня десять лет воевала с Россией, с ненавистью, как ваши бандеровцы. А сейчас Чечня — форпост на юге. Так и в Украине поменяется ветер. Россия подождет, пока народ здесь выйдет с вилами, вот тогда появится спаситель с востока… И Украина с Россией снова станут как братья, как тысячу лет назад. А Запад скоро отвернется от вас, и финансы пойдут из России.

— …С августа прошлого года я в списках на обмен со стороны «ДНР». Мой отец, братья, дядьки приезжали в Донецк, у них приняли заявление. Окуева и Осмаев воевали против Донбасса, значит, наши и «ДНР» — кровные враги. Меня можно признать военнопленным, если я действительно Дакар, как считает прокурор, и покушался на них. Обменивают на любой стадии процесса, и до суда тоже.

Несмотря на «стажеров из СБУ» и прочие «секретные нанотехнологии», последние абзацы откровений моего собеседника расставляли все по местам. Дополнительная плата за возможное спасение от украинской Фемиды и переселение на неподконтрольные территории вносилась публично, авансом, в пакете пропагандистских штампов…

Поздно вечером согласно тактике получил отвод адвокат Дрюк. Замену срочно нашли через Центр бесплатной юридической помощи. Пока новый защитник входил в курс дела, наступила полночь. «Аквариум», как того требовала процедура, открыли, конвой покинул зал, а освобожденный из-под стражи разместился на лавке возле адвоката. Впрочем, здание Шевченковского райсуда окружили оцеплением из прибывших вооруженных полицейских и техники. То ли побега опасались, то ли прорыва…

К двум часам ночи украино-российскому Дакару-Денисултанову вновь продлили срок пребывания в СИЗО. На прощание он опять поругался с прокурором:

— При чем здесь Австрия к этому делу?!

— Они установили вашу личность!

— А я что, отказывался установить?!

— Вы не предоставили документы. И не повышайте голос, уважаемый. Вы хотели услышать — я ответил.

— Вы еще не ответили!

— Это угроза?

— Нет!

Финальные реплики, адресованные, видимо, судебной системе Украины в целом — «Бардак! Беззаконие!» — донеслись уже из коридора.

«Глок» и часы

Свидетелем перестрелки на улице Кирилловской оказался 27-летний Тярбей Аркания, оперуполномоченный департамента внутренней безопасности Киевского управления полиции. Бог криминалистики точно покровительствовал следствию — знал, кого сюда послать.

1 июня 2017 года Тярбей находился неподалеку по делам службы. Услышал выстрелы, не меньше трех, и поспешил в направлении места, где могло совершаться преступление. Заметил, как у серого внедорожника открылась передняя пассажирская дверца, вывалился мужчина в сером костюме со следами крови, попытался отползти от автомобиля. Опер, схоронясь за деревом, вызвал «102». В салоне прозвучали еще два выстрела. Кто стрелял, не рассмотрел: стекла машины тонированы. Следом из авто выпал мужчина в клетчатой рубашке и джинсах, перекатился на спину и принялся палить по «серому костюму», пока затвор его «ПМ» не стал на затворную задержку — в магазине кончились патроны…

Тогда полицейский ногой отбросил пистолет подальше и сумел до прибытия наряда зафиксировать оперативную обстановку. То есть сделать фото и видео: «Глок» на водительском сиденье авто, женщина в хиджабе и с бинтом «Целокс» возле молодого в клетчатой рубашке указывает в сторону: «Это киллер, он пытался нас убить!» Когда приехала скорая, вызванная Аминой, в кадр попал и обнаженный торс злоумышленника с татуировкой на груди: звезда, полумесяц, арабская вязь…

Фото: РБК-УКРАИНА

Снимки, включая натуралистичные, молниеносно вынесло в Сеть. Но настоящая проблема возникла позже. Показания Окуевой не вполне совпали с тем, что наблюдал Аркания. Ответный огонь по наемному убийце, утверждала Амина, вела именно она, а не Адам. Жаль, боевой пистолет рано заклинило. Вскоре шеф МВД Аваков наградил лейтенанта Окуеву новеньким «Глоком». Почти таким же, как был, вспоминала в телесюжетах Амина, несостоявшийся презент супругам от «французского журналиста». После фразы «А вот и подарок!» он внезапно выхватил из нарядной коробки оружие и выстрелил в упор…

Сообщение, прошедшее незамеченным: СБУ в лице замначальника управления в Киеве и Киевской области Павла Данюка не подтвердила информацию о причастности к покушению российских спецслужб на семью добровольцев.

Осмаеву министр вручил наручные часы. Адам имел неснятую судимость, плюс находился в международном розыске Интерпола «из-за Путина», что мешало получению украинского гражданства и права на ношение оружия за пределами зоны АТО. Осмаев вообще мало что помнил из драматической истории: болевой шок, частичная потеря сознания. Память о том, как всадил несколько пуль в лжежурналиста, прикрывавшегося на земле руками-ногами, вернулась только после гибели жены.

Как рассказал адвокат Дрюк, на основании свидетельских показаний Тярбея Аркания даже возбудили встречное уголовное дело. Но с ноября расследование приостановлено, фактически закрыто: действия Осмаева признаны самообороной.

И самое примечательное. Экспертизы не выявили на оружии — вещдоке, приобщенном к делу, ни отпечатков Дакара-Денисултанова, ни даже следов его ДНК. Как это объяснить, непонятно.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera