Колумнисты

Подъемный клан

В правительстве и вообще в российской элите хватает родственников, друзей, одноклассников и сослуживцев, но только ли этим определяется место в социальном лифте?

Этот материал вышел в № 53 от 23 мая 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

27
 

Правительство сформировано, но дискуссия о том, как назначения связаны с интересами той или иной «башни Кремля», продолжается. Не то чтобы эти рассуждения вообще не имели под собой почвы. Клановость, корпоративизм и непотизм прочно интегрированы у нас в систему принятия решений, в том числе и кадровых. Но при этом не стоит впадать в другую крайность и говорить, что у претендентов на ключевые посты в правительстве не было никаких других конкурентных преимуществ, кроме аффиллированности с той или иной группой влияния. Скорее уж это некий кандидатский минимум, без которого до отбора на должности не допускали вообще. В ситуации, когда каждый чей-нибудь родственник, однокурсник или сослуживец, на итоговый выбор волей-неволей оказывают влияние и объективные заслуги.

Вот, например, Евгений Дитрих, пересевший в кресло министра транспорта. Можно ли отрицать, что два самых громких кейса, которыми он занимался на посту заместителя министра, связаны с интересами семьи Ротенбергов? Конечно, нельзя, ведь это система «Платон» и автодорожная часть Крымского моста. Но нельзя отрицать и факты: мост введен с опережением графика, по нему уже прокатился президент и ездят обычные автомобилисты, да и «Платон» - работает, а социальная напряженность вокруг него была погашена с меньшими политическими издержками, чем, например, в случае с подмосковными мусорными бунтами.

Или новый министр экологии и природных ресурсов Дмитрий Кобылкин. Есть к нему вопросы? Есть, и у «Новой газеты» в частности – мы же рассказывали об участии человека, похожего на губернатора Ямала, в запретной арктической рыбалке. (Подробности — в № 17 от 17 февраля 2017 года).

Можно ли спорить, что Кобылкин связан с «Новатэком», а значит, с давним знакомым президента Геннадием Тимченко? Ну о чем тут спорить, он официально работал в этой компании, и в период его губернаторства Ямал был и оставался для «Новатэка» ключевым регионом. Но значит ли это, что Кобылкин был неэффективным губернатором и не заслужил назначения в правительство? Вот тут уже надо смотреть по делам. А дела таковы, что Кобылкин и его бывшие работодатели из «Новатэка» построили и запустили завод по производству сжиженного природного газа «Ямал-СПГ», без какой бы то ни было государственной поддержки и без срыва сроков. Также на Ямале построен порт Сабетта, и это очень важный элемент такого государственного мегапроекта, как Северный морской путь. Планируется построить и мост через Обь, который свяжет с материком полуостров Ямал.

В общем, Кобылкин знает, что такое масштабные инфраструктурные проекты. Кроме того, будучи исторически ближе к Тимченко и Михельсону, он научился искать баланс между ключевыми игроками нефтгегазового сектора. В регионе ведь активно работают и «Газпром», и «Роснефть», и «Лукойл». Поэтому вероятность того, что он окажется далеко не худшим министром, высока.

Наконец, Дмитрий Патрушев, назначение которого министром сельского хозяйства вызвало самую бурную дискуссию, в том числе и в «Новой газете». Тот случай, когда не нужно гадать, к кому из руководства страны он близок. И в этой ситуации самое сложное — непредвзято оценивать результаты работы Патрушева-младшего во главе Россельхозбанка. Тем более, когда государство регулярно выделяет деньги на его докапитализацию. Причем именно с тех пор, как банк возглавил Дмитрий Николаевич.

Но львиная доля господдержки шла на покрытие резервов по проблемным кредитам, выданным прежним руководством финансовой организации. То есть если Патрушев и оставляет банк, как считается, не в блестящем состоянии, то не потому, что «развалил» его.

Есть и другая интересная статистика, прямо не связанная с финансовыми показателями. Как отмечают «Ведомости», при Патрушеве было возбуждено полторы тысячи уголовных дел, из них 68 против сотрудников банка, остальные – против недобросовестных клиентов.

Тут можно было бы иронизировать, что сын пошел в отца, но вот, например, Сбербанк, который возглавляет безусловный либерал Греф, не менее активен в сфере защиты своих прав с привлечением силовиков.

Наконец, нельзя сбрасывать со счетов санкции, которые отрезали банк от западного фондирования. Тут объективно потребовалась государственная поддержка, и, кстати, при Патрушеве был в целом завершен разворот банка на внутренний рынок, на привлечение депозитов граждан.

В принципе, после такого министра, как Ткачев, фигура Патрушева, уже столкнувшегося на прежней работе с неэффективностью и воровством в аграрном секторе, не выглядит столь уж неуместной. Как и решение засекретить часть информации о деятельности Россельхозбанка после очередного раунда западных санкций. Кстати, британский парламент заявил о намерении не только бороться с «грязными деньгами из России», но и ограничивать вложения в суверенный долг РФ, если бумаги размещаются попавшими под санкции банками.

Скамейка запасных действительно не слишком длинная, чтобы рассчитывать на приход на ключевые должности управленцев со стерильным бэкграундом.

Отечественная мысль работает по известному принципу «эффективного менеджмента»: «Других писателей у нас для вас нет». Какие есть – о тех и пишем.

P.S.

Редакция «Новой» открыта для разных точек зрения и оценок

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera