Сюжеты

Полуостров огражденный

Новый символ Крыма — забор. Заборы ставят на автовокзалах, на пляжах и трассах. Ими отрезают от моря целые поселки

Забор в Симеизе. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 56 от 30 мая 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинспецкор

39
 

В Крыму после открытия моста через Керченский пролив ожидают первый с украинских времен успешный туристический сезон. Чиновники прогнозируют до 6 млн туристов (в 2017 году, по официальным данным, на полуострове отдохнуло 5,2 млн человек). Однако помимо Черного моря, крымских гор и знаменитых дворцов туристу будет предложено созерцать немыслимое число заборов. Поставленных, разумеется, ради его же, туриста, безопасности…

«И пропускной режим будет»

На автовокзале Ялты ограждения установлены в два ряда. Первый ряд — на подъезде к станции, второй — у самого перрона. Прибывающим предлагается тонкой струйкой проходить через серую калитку.

— Это в апреле еще поставили. Летом введут пропускной режим, — рассказывает мне охранник автовокзала Вячеслав. — То есть на автостанцию мы будем запускать только автобусы и маршрутки, имеющие лицензию, а на перрон пускать только пассажиров с билетами.

На вопрос, действительно ли нужны подобные меры и насколько они эффективны, охранник усмехается:

— Да если честно, мы и сами не знаем. С одной стороны — нужны: все-таки у нас тут диверсанты (украинские.И. Ж.), сами понимаете. С другой стороны — что я сделаю-то против диверсанта? У меня пистолета нет… Тут хоть все заставь ограждениями.

Забор на автовокзале Ялты. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Крымские чиновники к установке ограждений на автовокзалах относятся серьезно. Директор автостанции «Евпатория» Виктор Попов на городском телевидении объяснял установку забора так:

«К большому сожалению, государство наше вынуждено противостоять терроризму. Одной из таких мер является регулирование прохода пассажиров в местах их массового скопления. Проще говоря, это обычный досмотр перед автобусом. Уважаемые пассажиры, не нужно пытаться зайти в автовокзал через шлагбаум, ломая или отгиная его, и тем более через забор. Поверьте, это сделано не для того, чтобы усложнить вашу жизнь, а только чтобы обеспечить целостность вашего здоровья и жизни».

Всего в Крыму к началу туристического сезона заборы установили на 15 автостанциях: в Симферополе (3 станции), в Алуште, в Ялте, в Феодосии, в Керчи, в Евпатории, в Армянске, в Красноперекопске, в Судаке, в поселках Первомайское, Кировское, Красногвардейское, а также в Советском.

Поставщиком заборов выступило московское ООО «Неотек-М». Оно поставило на полуостров 786 металлических секций и 800 столбов для ограждений. Цена контракта, заключенного с ГУП «Крымавтотранс», — 10 029 562 рубля 60 копеек.

Забор на автовокзале Ялты. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Еще один контракт касается появления на автовокзалах групп быстрого реагирования. Они должны будут досматривать пассажиров, багаж и транспортные средства на предмет наличия оружия и взрывчатых веществ. Группы будут сформированы петербургским ООО «АН-Секьюрити Транспортная безопасность». Компания получит за это 3,7 млн рублей.

Так что охранник ялтинского автовокзала Вячеслав либо вскоре вооружится спецсредствами, либо — поменяет работу.

«Пляж забрали»

Если необходимость заборов на автовокзалах — вопрос дискуссионный, то заборы на пляжах признают злом все. И все равно ставят. Так, в Симеизе у жителей отобрали пляж «Нарышкинские камни».

— В первый раз его закрыли еще весной 2015 года, — рассказывает жительница поселка Ирина Нечаева. — Сделало это руководство санатория «Симеиз». По их мнению, пляж принадлежит санаторию. Однако у нас есть документы, в которых четко написано, что пляж — муниципальный. Мы обратились к главе нашего территориального органа Дышлевому Игорю Ивановичу. И буквально сразу доступ на пляж был открыт.

Потом пляж закрывали еще несколько раз, но после обращений жителей Симеиза к чиновникам руководство санатория было вынуждено открывать проход.

О незаконности ограждения «Нарышкинских камней» говорил даже глава Крыма Сергей Аксенов. Но, несмотря на это, в конце марта 2018 года пляж для жителей закрыли вновь.

Ирина Нечаева и забор в Симеизе. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Ирина показывает мне благоустроенный пляж с мелкой галькой, куда жителям и гостям Симеиза, не остановившимся в санатории, проход воспрещен. Прямо по пирсу установлен высокий забор, с обратной стороны забора — валуны.

— Загорать на них невозможно. Захода в море нет. Но нам предложено отдыхать здесь, — говорит Ирина.

Ирина Нечаева и забор в Симеизе. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

В секретариате санатория «Симеиз» «Новой газете» объяснили, что забор в скором времени опять уберут. На вопрос, зачем санаторий на протяжении многих лет упорно ограждает пляж, — отвечать отказались.

Сам главный врач санатория Михаил Кобицкий в интервью крымскому телевидению объяснял постоянные попытки огородить «Нарышкинские камни» требованиями безопасности.

«Каждый месяц у нас проходят проверки: антитеррор, прокуратура, МЧС, ФСБ, Роспотребнадзор. И все время нам дают предписания о том, чтобы территория была непроходимой».

Зачем для безопасности санатория огораживать муниципальный пляж — вопрос, видимо, риторический.

Поселок на море. Без моря

Тем, кто поедет из Ялты в Севастополь, на полпути встретится высокий, не менее 4 метров, коричневый металлический забор. Ехать вдоль него придется около двух минут. Он полностью закроет вид на море.

Но две минуты без моря потерпеть можно. А вот жители расположенного рядом с забором поселка Олива живут без него уже третий год.

— В декабре 2015-го собрался на рыбалку, ставриду половить, — рассказывает местный житель Валерий Шах. — А меня человек в камуфляже разворачивает, мол, закрытая территория.

Олива — поселок особенный. Здесь с советских времен расположены правительственные дачи. Они занимают всю первую линию у моря. Поэтому местные могут (точнее, могли) ходить к морю лишь через санаторий «Таврия», который в былые времена принадлежал украинскому олигарху Коломойскому.

Борис Сулимов у забора одной из правительственных дач в Оливе. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

— С приходом России «Таврию» отдали ФСБ, а спецслужба придала ему статус воинской части, — рассказывает житель Оливы Борис Сулимов. — Это значит — режимный объект, посторонним вход воспрещен.

С 2015 года оливчане ездили на море в соседние поселки Форос и Парковое: добирались кто как мог — на общественном и личном транспорте. На лето-2018 администрация Ялты пообещала выделить для жителей поселка автобус, который будет возить их на море 4 раза в день.

О возведенном ФСБ заборе в Оливе говорят с явным неудовольствием.

— Смысла в нем никакого нет, — считает Борис Сулимов. — Если это делается ради того, чтобы скрыть санаторий от посторонних глаз, то смею разочаровать: можно от трассы подняться немножко в гору и все увидеть.

Забор ФСБ в Оливе. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Помимо проблем с доступом к морю у оливчан возникли и проблемы имущественного характера. Им не разрешают оформить по российскому законодательству земельные участки, которые они при Украине использовали как огороды. Причина — письмо Управления делами президента в администрацию Ялты с просьбой «не осуществлять действия по заключению договоров социального и коммерческого найма, передаче физическим и юридическим лицам в постоянное пользование, аренду и иное пользование земельных участков, расположенных в п. Олива».

«Структура огораживания изменилась»

Проблема заборов в Крыму существует с украинских времен; c переходом полуострова к России заборов меньше не стало, но устанавливать их начали по другому принципу, свидетельствует крымский общественник Александр Талипов. Александр в 2014—2015 годах участвовал в движении «Чистый берег. Крым», которое боролось с незаконными ограждениями.

— При Украине и в первое время при России закрытыми в основном были так называемые «частные пляжи», переданные муниципалитетами, например, «под благоустройство». На самом деле на них велась коммерческая деятельность. В то же время было много санаторных пляжей, пляжей пансионатов, которые были открыты. Сейчас с «частных пляжей» заборы удалось убрать, но на пляжах пансионатов — напротив, заборы появились. Это преподносится как антитеррористическая мера. У нас ведь обычно от терактов заборы спасают, — иронизирует Александр. — И это делается, несмотря на то, что законодательные акты — тот же Водный кодекс РФ (ст. 6) — гарантируют безусловное право граждан на доступ к береговой полосе. Борются сейчас с заборами единственным методом: люди составляют коллективные обращения к чиновникам. В основном им отвечают, что «забор установлен в целях безопасности». Однако иногда — как было в том же Симеизе — жалобы доходят до первых лиц республики, и ограждения убирают.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera