Репортажи

«Сначала планировали улететь в Уругвай»

Кто вышел на «либертарианский» митинг против пенсионной реформы

Фото: Влад Докшин / «Новая»

Политика

18
 

В начале второго я иду по проспекту Сахарова — в два там должен начаться антипенсионный митинг, организованный Либертарианской партией России. Вчера на том же месте проходил еще один митинг, только организованный КПРФ.

Передо мной по полупустому проспекту шагают двое школьников — юноша и девушка. У полицейского ограждения я подхожу к ребятам и спрашиваю, как их зовут и сколько им лет. «Иван-Ваня и Лиза. Четырнадцать и тринадцать годиков. Восьмой класс», — сообщает за обоих молодой человек.

Сначала после новостей о повышении пенсионного возраста они планировали улететь в Уругвай, но потом передумали и решили выйти на митинг. На вопрос, почему их вообще волнует пенсия в такие годы, Лиза отвечает: «Ну, во-первых, готовь сани летом. Во-вторых, меня очень задело вот что: у балерин пенсионный возраст повышают до сорока шести лет, хотя они работают до тридцати пяти обычно. И меня так это задело! Люди и так отдают себя профессии, а им еще и работать надо».

Родители ребят не смогли выйти на проспект Сахарова (или не захотели), поэтому они решили это сделать сами. «Мы собирались пятого мая вообще выходить, но потом я посмотрел, что там произошло, и понял, что это к лучшему, что не пошли», — объясняет Иван. Выходить ребятам было немного страшно — наслушались историй своих друзей, поддерживающих Навального. А вот сами они за Навального совсем не «топят». «Он всё загубил», — утверждает Ваня, называющий себя национал-демократом (Лиза же по тестам — типичный либертарианец). «Сейчас такое время, что неважно, за кого ты. Главное, что ты против», — заявляет Иван.

Фото: Влад Докшин/ «Новая газета»

Тем временем я прохожу сквозь рамки, на сцене уже давно играет музыка. После песни «Азбука дурного вкуса» группы Комсомольск («Смешные картинки нам больше не смешны; Оскорблённым чувствам не найдёшь цены») включают Монеточку. Под нее танцует мужчина лет сорока со значком «Немцов мост» на футболке. Алексей Михеев — волонтер; каждую неделю он дежурит на Немцовом мосту. Неудивительно, что он традиционно ходит на оппозиционные митинги. Правда, на вчерашнем его не было: «Не на Зюганова же смотреть». Сам он говорит, что для него вопрос повышения пенсионного возраста очень актуален. «Я уже в том возрасте, когда о пенсии начинают думать». Алексей называет себя анархо-центристом — либертарианцев он не принимает точно так же, как и КПРФ. Он переходит к футурологическим прогнозам: говорит, что этому режиму осталось не больше пяти лет. «Должен же этот ужас когда-нибудь кончиться», — подытоживает Михеев.

Жара, которая началась еще задолго до прибытия людей на проспект Сахарова, с их появлением все увеличивалась. Один молодой человек обливается водой прямо из бутылки, а женщина около него замечает: «Да… тяжело митинговать».

На проспекте Сахарова можно увидеть десятки разные политических символов и лозунгов. Один из самых популярных — кулак на фоне российского триколора, который выдают всем желающим на входе. Кроме флагов Либертарианской партии тут можно найти и многих представителей левых сил. К одним из них — с большим плакатом «Выведем власть из зоны комфорта» — я и подхожу. Моим собеседником оказывается Павел Кудюкин, сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность», член Координационного совета Союза демократических социалистов, а также автор петиции против повышения пенсионного возраста (которая собрала свыше 3 миллионов подписей).

На вопрос, почему он вышел на митинг, организованный либертарианцами, Павел отвечает: «Наши власти ухитрились сформировать водяное перемирие, какое бывало среди зверей, описанных Киплингом, во время засухи. В кои-то веки сформировался общенациональный консенсус — более 90% населения против предложения правительства. Поэтому у нас было принято решение: выходить на все согласованные акции, поскольку только массовые действия различных политических сил могут остановить законопроект». При этом Кудюкин и его сторонники не собираются принимать никаких компромиссов — этот законопроект должен быть отменен.

Когда я спрашиваю, верит ли он, что в госбюджете действительно нет средств выплачивать пенсии, Павел заявляет: «Я разговаривал со многими экспертами, которые работают в правительстве. Никто из них не участвовал в каких-либо расчетах и экономических оценках по пенсионным предложениям. У меня такое ощущение, что их вовсе не было».

Отсутствие денег в Пенсионном фонде он объясняет отказом государства принять плоскую шкалу отчислений в ПФР. Сейчас эта шкала двойная — 22% отчислений при зарплате до 80.000 рублей и 10% при зарплате выше этого лимита. Так возникает недополучение средств в ПФР — где-то полтриллиона рублей, по оценке Кудюкина. Также около триллиона рублей ПФР недополучит после того, как правительство снизило ставку тарифа на обязательное пенсионное страхование с 26% до 22%. «Правительство делает всё, для того, чтобы Пенсионный фонд был дефицитен, а потом говорит, что повышать пенсионный возраст необходимо», — резюмирует Кудюкин.

Фото: Влад Докшин/ «Новая газета»

Пока я фотографирую юношу с плакатом «Мне на пенсию в 20.02.2060 году», с ним беседует женщина предпенсионного возраста.

— Сколько еще Вексельбергу нужно дать? Я так вообще когда-нибудь на пенсию выйду? — вопросы у нее явно риторические.

— Я больше вообще официально не буду работать в этой стране! — меланхолично отвечает молодой человек.

— Да даже неофициально…

На проспекте Сахарова протестуют не только против пенсионной реформы. Тут говорят и о повышении налогов, и о вступлении в силу «пакета Яровой», и о политических заключенных. Группа людей стоит с плакатами, призывающими к обмену украинских узников совести на российских. В первую очередь, речь идет об Олеге Сенцове, который голодает уже 77-й день. Одна из женщин возмущается: «На Украине триста русских сидят в плену, а это никого не волнует. Мы и предлагаем обмен».

Среди протестующих много тех, кто уже давно достиг пенсионного возраста и протестовать вышел не за себя. Мой собеседник Виктор Яковлевич Соловьев восьмидесяти четырех лет — убежденный противник пенсионной реформы. «У нас страна стонет от повального воровства, распила, отката, коррупции и казнокрадства. Деньги в стране есть, но нужно перераспределение доходов. И самое главное — внедрение прогрессивной шкалы налогообложения. Но наша власть на это не пошла, потому что эта реформа ударит по людям, которые сегодня стоят у трона», — уверен пенсионер. На вопрос, доволен ли он своей пенсией, Виктор Яковлевич честно говорит, что занимал большие должности в Советском союзе, и кое-что из имущества у него осталось.

Общее настроение этого разношерстного митинга выразил молодой человек, обратившийся к своему другу: «Нас объединяет одно — мы все здесь против пенсионной реформы».

Лилит Саркисян,
специально для «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera