Сюжеты

«Я не вижу целесообразности в Вашей встрече»

Священник Григорий Михнов-Вайтенко смог встретиться с Юрием Дмитриевым, но не попал в колонию к Олегу Сенцову

Общество

Виктория Ивлевафотограф, журналист

5
 
Епископ Григорий и Юрий Дмитриев. Из архива епископа

Епископ апостольской православной церкви и член правозащитного совета Санкт-Петербурга Григорий Михнов-Вайтенко посетил Юрия Дмитриева в психиатрической больнице номер 6 Санкт-Петербурга, куда следствие направило историка на новую экспертизу.

— Мы были знакомы заочно, я знал о Сандармохе и Юриных раскопках там, а познакомились в этом году, когда я приезжал на слушания его дела, и он уже был под подпиской, — рассказал епископ Григорий. — Мы виделись за это короткое время несколько раз, подолгу, много разговаривали о важных для нас обоих вещах и стали близкими друзьями. В больницу к нему я попал достаточно просто: с 15 года внесены изменения в статью УПК, которая позволяет священнослужителям посещать любые места лишения свободы, я воспользовался этим правом, пришлось съездить к следователю в Петрозаводск, получить от него бумагу с печатью — вот и все. И пошел в больницу.

— Что она из себя представляет?

— Учреждение это крайне закрытое. В некоторые колонии и СИЗО легче попадать внутрь, чем сюда. Возможно, это связано с тем, что это учреждение — бывшая спецбольница КГБ СССР. Сегодня это центральное психиатрическое учреждение, в которое со всего северо-запада свозят подследственных, подлежащих экспертизе. Это территория, которая подразумевает, что никакие самостоятельные перемещения по ней невозможны, и посетитель идет в сопровождении сотрудников, подчеркиваю, сотрудников, не врачей. Со мной ходило двое сотрудников охраны, предельно вежливых. Они были в своей форме, а я в своей. Обычных посетителей туда не пускают, туда попадают лишь адвокаты и крайне близкие родственники, но все на усмотрение следствия.

Мы прошли по проходу, отгороженному рабицей, сверху были тоже несколько рядов колючей проволоки. Зашли в здание, похожее на медицинский корпус, а там – в помещение, которое напоминает не комнату свиданий, а, скорее, процедурную. Мне показали место, где я мог сидеть, потом привели Юру. Над душой не стояли, но дверь к нам была приоткрыта.

— Как Дмитриев выглядел?

— Мне показалось, что он чуть худее, чем обычно, там страшная жара, у него низкое давление. Но в целом был бодр и несгибаем.

— Ему начали делать исследования?

— Что-то происходит, но заключения пока никакого нет. Набор действий и тестов, анализов примерно такой же, как в клинике Сербского, где он был в прошлый раз.

— Сколько длилось свидание?

— Полчаса. Эти свидания все краткосрочные. У них некий особый режим и следователь, который был абсолютно со мной любезен, предупредил, что надо туда заранее позвонить. Я позвонил, со мной были милы по телефону и предложили прийти после обеда, я так и сделал.

— Что говорил Юра?

— Он относится к ситуации абсолютно философски, много старается размышлять.  Жалеет он больше всего о потерянном времени, ведь уже была такая же экспертиза в Сербского в этом году. Мы вместе молились, прося Бога простить человеческие грехи и слабости, прочли покаянный псалом, пятидесятый, в котором про «очисти от беззакония». Он глубокий человек с точки зрения веры. Из событий мирских первый его вопрос был, конечно, о Сенцове, потом – об Оюбе Титиеве.

Но главная его боль – это приемная дочка и что с ней сейчас. Ребенок растет, время общения с ней упущено. Как бы ни развернулись события, жить она будет, увы, с жесточайшей психологической травмой.

Упущен уже второй сезон работы в Сандармохе…

Читайте также

«Вернуть имя каждой кости». В Сандармохе прошел День памяти жертв Большого террора. Обнаруживший расстрельный полигон историк — в СИЗО

— Что можно Юре передавать?

Ежедневно посылку до пяти килограмм. Каждый день к нему кто-то ходит с небольшой передачкой, петербуржцы установили дежурство. И никакой переписки, только согласованная со следователем. Нет обычной цензуры, хотите переписываться – ваше письмо идет к следователю, потом к Юре и наоборот. Сейчас все письма ему следователь запретил.

— Как вы простились?

— Обнялись. Поцеловались и высказали надежду, что скоро опять увидимся. Держится Юрий Алексеевич абсолютным молодцом, чего и нам всем желает. Во время этого разговора с епископом Григорием у нас возникла мысль о посещении Олега Сенцова.

Впрочем, вторая встреча не прошла так гладко. Начальник УФСИН по Ямало-Ненецкому автономному округу полковник внутренней службы Александр Новиков епископу Григорию во встрече с Олегом Сенцовым отказал.

ФЗ-103 от 20.04.2015 разрешает священнослужителям, которые принадлежат к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, посещать людей, находящихся в местах лишения свободы. Личная встреча может длиться до двух часов каждая, число таких встреч закон не ограничивает. Более того, при желании сторон, эта встреча может проходить наедине и даже вне пределов слышимости третьих лиц.

На деле епископ Григорий прилетел в Салехард и приехал в поселок Харп, где находится УФСИН.

— Встретил меня полковник Новиков крайне любезно, — рассказывает отец Григорий. — Я показал документы, в том числе специальное направление, подписанное Митрополитом Виталием, управляющим делами Объединения Православных Общин Апостольской Традиции. В этом направлении сказано, что я назначен ответственным за ведение работы в местах лишения свободы всего Северо-Западного округа, к которому относится и Ямал.

Наше общение  с полковником шло совершенно нормально до момента, пока он не спросил фамилию заключенного. Услышав «Сенцов Олег Геннадьевич, 1976 г.р.», просто изменился в лице и заявил мне дословно так: «Я не вижу целесообразности в Вашей встрече с Сенцовым».

Мои попытки воззвать к закону, разуму, совести и милосердию ни к чему не привели, полковник Новиков просто нажал на кнопку, вызвал дежурного и отдал ему приказ проводить товарища, то есть меня, до дверей.

Епископ Григорий оставил письменное заявление полковнику Новикову с просьбой разрешить встречу с Сенцовым в соответствии с законом, но до подписания номера никто с ним не связывался. Реакции местной прокуратуры, где епископ Григорий оставил заявление о несоблюдении закона руководством ФСИН Ямало-Ненецкого АО, также не было. Глава СПЧ Михаил Федотов поставлен в известность о ситуации.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera