Репортажи

Честное пионерское

Как коммунист Клычков из депутата Мосгордумы в путинские губернаторы перековался: репортаж из Орла

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Политика

Илья Азарспецкор «Новой газеты»

2
 

Осенью 2017 года Владимир Путин назначил самого активного депутата Мосгордумы, члена ЦК КПРФ Андрея Клычкова исполняющим обязанности губернатора Орловской области. Местная общественность сначала обрадовалась, но методы управления регионом при «красном губернаторе» либеральнее не стали, да и состав правительства за десять месяцев почти не изменился. 9 сентября пройдут выборы главы региона, и избирательную кампанию Клычков ведет как любой другой врио губернатора: разъезжает по области, не уйдя в отпуск, чинит дороги и благоустраивает дворы. Его главный конкурент при этом не смог пройти муниципальный фильтр. Специальный корреспондент «Новой газеты» Илья Азар поговорил с Клычковым и его оппонентами в попытке найти хоть какие-то его отличия от любого другого путинского врио. Выяснилось, что после избрания он намерен ездить по городу на мотоцикле и ввести в области плановую экономику.

Чтобы порадовать жителей Орла, к новому 2018 году прямо перед зданием областной администрации решили залить каток. Торжественное открытие назначили на 29 декабря, временно исполняющий обязанности губернатора Андрей Клычков занес мероприятие себе в Google Календарь.

Все бы хорошо, но, как рассказывает орловский правозащитник Дмитрий Краюхин, «случилась маленькая, абсолютно несущественная накладка». При температуре 7 градусов тепла лед на катке не замерзал. «Нужно было подождать еще два-три дня, и какие-нибудь перестраховщики так бы и поступили, но Андрей Евгеньевич — человек решительный, он пошел открывать каток безо льда», — иронизирует Краюхин.

Врио губернатора произнес торжественную речь, пожелал орловцам, чтобы их «мечты сбывались не только в Новый год, но и на протяжении всей жизни». После чего на каток вышли юные хоккеисты. В ботинках.

«Помните классическую историю про бассейн в одном медицинском заведении? Вот тут примерно то же самое. Это, на мой взгляд, и есть символ деятельности Клычкова», — говорит Краюхин и ухмыляется в густую седую бороду.

Номер три

Член президиума ЦК КПРФ Клычков с 2009 года был одним из самых ярких и активных депутатов Мосгордумы. Он гордился, что ему вместе с еще несколькими членами фракции коммунистов в Мосгордуме удалось внести аж 300 поправок в генплан Москвы и отстоять процедуру публичных слушаний. В 2014 году он переизбрался в московский парламент, неожиданно победив в чужом округе очень сильного соперника — префекта ЮВАО, единоросса Владимира Зотова. Еще в начале 2017 года Клычков объявил, что намерен развить успех и нынешней осенью побороться за кресло мэра Москвы.

Решение Владимира Путина назначить Клычкова временно исполняющим обязанности (врио) губернатора в Орле встретили со смешанными чувствами. С одной стороны, всем крепко надоел его предшественник (тоже представитель КПРФ) Вадим Потомский, на фоне которого интеллигентный Клычков смотрелся выигрышно, но, с другой стороны, в области устали от «варягов». Предыдущие два губернатора — Потомский (2014–2017) и Александр Козлов (2009–2014) — до и после своего правления к Орлу отношения не имели.

«Мне на каждой встрече первые три месяца говорили, что я — третий, — рассказывает мне Клычков в своем кабинете (на стенах стандартный набор: карта области, портреты Путина и Медведева, а вот Ленина или Зюганова не видно). — Но, почитав потом об истории Орловской области, я понял, что я — 75-й, ведь значительное число генерал-губернаторов и первых секретарей обкомов тоже были неместными».

За 10 месяцев Клычков в Орле прописался, перевез сюда семью, 3 сентября его старший сын пошел в местную школу. Но раньше врио губернатора с областью не связывало ничего — он рассказывает, что до назначения был здесь только один раз, на какой-то конференции. Сам он, впрочем, считает это своим «большим плюсом».

«[Назначать «варягов»] — это правильно, так и в советское время делали. Ведь первоначально дверь моего кабинета не закрывалась — все приходили и рассказывали свою точку зрения. Если бы я был местным, то вынужден был бы примкнуть к какой-то группе. Но у меня здесь нет родных или друзей, я не связан никакими отношениями, что позволяет мне вести кадровую и управленческую политику, невзирая на кланы или что-то другое».

Фото: РИА Новости

Тургеневская вишня

Пока кадровыми назначениями Клычкова в Орле мало кто доволен. Представляя режиссера Юрия Грымова своим советником по культуре в январе 2018 года, Клычков сказал, что тот поможет Орловщине провести 200-летие Ивана Тургенева (уроженца областной столицы). «Я воспринял это как новую возможность реализовать те идеи, которые у меня накопились, как возможность «критикуя — предложить», а «предложив — действовать», — говорил тогда Грымов.

Пусть он не стал отказываться от работы в Москве, где руководит театром «Модерн», но зато привез в Орел несколько, как выразился Краюхин, «гениальных идей». Во-первых, он придумал высадить около драматического театра вишневый сад. «Все удивились, почему вишневый, ведь у нас же Тургенев. Но Грымов ответил, что там посадят специальную вишню — сорта «тургеневская», — смеется правозащитник. Во-вторых, режиссер предложил перенести к драмтеатру автобусную остановку, хотя там и не ходит транспорт. Наконец, третья идея Грымова заключалась в том, чтобы все театры Орла каждую неделю выезжали в село на гастроли.

«Ему сказали: «У театра транспорта нету, а тот, что есть, сломан». Он ответил: «Не нужен свой транспорт, нужно брать в аренду». Ему снова говорят: «Денег же нету». А он: «Так они будут ездить по селам и зарабатывать», — пересказывает диалог столичного режиссера с провинциальным обществом Краюхин и улыбается — он сам себя называет главным в Орловской области троллем: «троллинг у меня на уровне спинного мозга, и при этом морда всегда серьезная».

Отработав полгода и не досидев даже до 200-летия Тургенева, Грымов со своего поста ушел. Клычков стремительные гастроли режиссера провалом не считает: «Грымов при нулевом бюджете смог оживить культурную жизнь, но разрываться на два города ему было тяжело».

Не продержалась в Орле дольше полугода и журналистка «Известий» Наталья Рожкова, возглавившая управление информационной политики региона. На своем посту она запомнилась местным журналистам советом о том, как использовать лифчик в тайге и борьбой с местным сайтом «Орелград». Ушла она то ли по семейным обстоятельствам, то ли из-за проблем со спецслужбами после публичной поддержки подозреваемого в экстремизме Петра Милосердова (руководившего штабом Клычкова на выборах в Мосгордуму).

Вертикаль помощи

Сергей Лежнев. Фото: Facebook.com

Но самым одиозным (и пока сохраняющим свой пост) соратником Клычкова считается белгородский блогер Сергей Лежнев. Практически сразу после приезда он обозвал журналистов Орловской области «хренью».

По словам Краюхина, этот термин «теперь ходит у журналистов гордым ироничным самоназванием наряду с оставшимися от Потомского «чепушилами» и «шакалами с фотоаппаратом».

Лежнев объясняет, что до перехода на работу к Клычкову считался лучшим блогером Черноземья, и в работе чиновником ему пока мешает его открытость и прямолинейность. С будущим губернатором блогер познакомился семь лет назад в Москве:

«Мне тогда только сделали карточку, я пошел бросить на нее деньги, сунул в банкомат денежку, а он дал сбой и погас. Я стал кипишевать, и к банкомату вызвали полицию. Я написал об этом в твиттер, где мы за две недели до этого добавились с Клычковым, и он мне написал: «Давайте я подъеду». Я сказал, что не надо, но он подъехал. Через два дня поужинали и с тех пор дружим. Но я себе не позволяю говорить «Андрей», потому что он в первую очередь для меня руководитель».

Сидя в единственной приличной кофейне Орла (кофе сюда поставляют из родного для блогера Белгорода), Лежнев подчеркивает, что он не просто советник Клычкова, а самый настоящий помощник, поскольку делает очень много полезного.

«Андрей Евгеньевич сам ведет соцсети, поздно вечером он делает скриншоты комментов людей о проблемах, а утром говорит мне отработать. У нас выстроена вертикаль помощи — есть департаменты, которым я звоню и прошу отреагировать. На разное, вплоть до дохлой собаки, лежащей два дня на улице», — объясняет мне Лежнев.

Или вот недавно Клычков поручил своему советнику проверить «прачку для больниц».

«Выходило [на стирку] около 52 миллионов рублей в год, сумма явно завышенная, поэтому я взял тендер и нашел экономию в 26 миллионов рублей. Это ж хорошо. Также по медикаментам и по оборудованию. Если есть время свободное, то я беру тендер и проверяю — там уберу, там уберу», — рассказывает о своих успехах бывший блогер.

Пресловутый каток на главной площади, говорит Лежнев, бесплатно поставили его друзья.

В какой-то момент Лежневу звонит врио губернатора. Из нескольких коротких и очень деловых по тону разговоров я понимаю, что Клычков забыл в рабочем кабинете телефон, и его помощник быстро организовал доставку мобильного в квартиру начальника. «Но вот за что меня [в Орле] не любят, не понимаю!» — ни с того, ни с сего говорит Лежнев, и я не знаю, что ему ответить.

Он уверяет меня, что ради Клычкова бросил работу и переехал на зарплату в 37 тысяч рублей (живет на накопления). «Я назову себя идейным человеком. Я не люблю слово «кайф», но я кайфую от того, что мне удается помогать и выполнять серьезные поручения губернатора, я от этого завожусь, мне это нравится», — говорит он.

Местные Лежнева считают странным персонажем. «У него, видимо, свои амбиции, поэтому он пиарится на каждом действии и часто этим подставляет Клычкова, — рассказывает мне орловский оппозиционер, координатор «Открытой России» Сергей Носов. — Когда мы замутили Улицу обещаний Клычкова, только благодаря Лежневу о ней стало широко известно, потому что он пришел и начал писать в соцсетях: «Вы, жуки навозные, вам морду надо набить».

Сергей Носов.  Фото: Илья Азар / «Новая газета»

Наследие Потомского

Основные претензии Клычкову предъявляют даже не за неловкие новые назначения, а за нежелание избавиться от команды предыдущего губернатора. «Люди Потомского остались почти в полном составе, и выходит, что все по-прежнему решают серые кардиналы, а Клычков является просто говорящей головой», — жалуется Носов.

Потомский прославился на всю страну благодаря Ивану Грозному. Сначала он рассказал, как царь ехал из Москвы в еще не существовавший тогда Санкт-Петербург, а потом, несмотря на протесты жителей, установил ему в центре Орла памятник.

Но запомнился он на Орловщине не только своей страстью к истории.

«Потомский, зайдя сюда, начал подминать город под себя и перемалывать местные элиты. Он, например, снизил городской НДФЛ с 10 % до 5 % и забрал в область рычаги по строительным и земельным вопросам. После этого начал заводить в регион свои проекты — от мусорных полигонов до освоения бабок на реконструкции набережных и улицы Ленина», — рассказывает Вадим Невров, координатор движения «Граждане Орла».

На самом деле Клычков почти сразу отправил в отставку зампреда правительства по строительству и ЖКХ Александра Ремигу и главу департамента госимущества Андрея Синягова. Правда, Косогов утверждает (и Лежнев это подтверждает), что на этом настояли «местные силовики, которым тот не смог отказать». На место уволенных врио губернатора взял местных — экс-мэра города Ливны Николая Злобина и «кристально честную» Ольгу Платонову.

Но дальше пока не пошел. «Я мирный человек. Баланс сил сформировался в Орловской области именно потому, что я ни с кем не воюю. Вряд ли кто-то скажет, что я его враг, я всем даю возможность тут работать, пытаюсь создать комфортную среду для всех», — объясняет Клычков.

Хотя Клычков и угрожает после победы на выборах начать административную реформу, Невров считает его слишком слабым для этого. «Если Потомский держал в страхе всех этих "орлов", так как был сильным харизматичным лидером из 90-ых, то Клычков решил их поглаживать. Теперь он мучается с ними, пытается их в фейсбук вытащить, но чиновники верхних ярусов — это заплывшие люди, они сами по себе работать не будут», — говорит он.

— Они работают, просто занимаются своими вопросами — где бы что заработать, где что освоить, — добавляет депутат горсовета Евгений Косогов, который и привел на встречу со мной Неврова.

— Клычков с группой [первого губернатора Егора] Строева договорился, с группой Будагова (бизнесмен и новый советник КлычковаИ. А.) договорился, с группой [спикера облсовета] Музалевского договорился, как и с всякими местными царьками. Но если он хотел работать на благо народа, то зачем с ними договариваться?» — задает риторический вопрос Невров.

Врио губернатора в его решении не привозить целый штат из Москвы поддерживает бывший глава облсовета Орловской области Иван Мосякин: «Это было какое-то безумие, когда каждый назначенный врио губернатора приводил свою команду, неизвестную орловцам, и расчищал для нее поляну, ни с кем даже не встречаясь. Я всегда спрашивал: «Вы что, ребята, сюда приехали на кормление?» Кончалось это чередой скандалов, воровством, уголовными делами и посадками», — защищает врио губернатора Мосякин.

Я спрашиваю Клычкова про посадки, привожу в пример его дагестанского коллегу Владимира Васильева. «Мы выбрали другой подход, — отвечает Клычков, — Я не на уголовных делах строю результаты, хотя при мне возбуждены 11 больших уголовных дел (действительно, громких среди них нет И. А.), и я всех попросил по коррупционным делам вести расследования до последнего, без панибратства».

Без опыта работы, но честный

Трусливую кадровую политику Краюхин считает лишь следствием главной проблемы нового руководителя Орловской области — отсутствия у него хозяйственного или управленческого опыта. «Если отбросить странный фрагмент с работой в милиции, то он всю жизнь работал партийным юристом, сначала в Калининграде, потом в Москве.

Как можно назначать директором области человека, который ни дня не работал директором бани или сельского клуба?» — недоумевает Краюхин.

Сам Клычков не видит в этом большой проблемы. По его словам, за 10 месяцев руководства регионом он «детально узнал проблемы всех районов, потому что прошел все своими ногами — дороги, дома и больницы». «Мы почти на полмиллиарда рублей сократили обслуживание госдолга. Мы не сорвали ни одного майского указа при всей сложности ситуации в регионе, подали заявку на согласование ТОР (территории опережающего развития) в Мценске, увеличили финансирование по дорожному фонду, а по инвестициям уже на 1 июля 2018 года идем с опережением на 108 %», — перечисляет свои достижения врио губернатора.

В Орле перед выборами начали благоустраивать 15 общественных пространств, в том числе парк «Юность» и Тургеневский бережок, а также 211 дворов по всей области (в прошлом было 70). Гордится Клычков своей помощью обманутым дольщикам и тем, что Орел в рейтинге эффективности функционирования системы образования занимает 3-е место. «Я весь резервный фонд направил на образование, что позволило нам сформировать центры для дистанционного распечатывания тестов проверки ЕГЭ. Мелочь, но каждый 7-й выпускник у нас получил золотую медаль», — говорит Клычков.

«Во время одного из своих визитов врио встретил женщину, которая сказала, что у нее около дома покосился столб. Вы сами понимаете, что губернатор не может не отреагировать на такую вещь. К месту направился член правительства Парахин, который посмотрел на столбы и сказал: «Елки-палки, тут не один столб, а семь покосились». После чего вызвал еще одного члена правительства, и они вместе приняли решение поменять семь столбов. Вот она, реальная губернаторская работа», — снова смеется Краюхин.

По мнению Косогова, Клычкова «вырвали из его естественной, депутатской, среды», и он просто не знает, как работать, поэтому действует, как привык. «Он людей спрашивает, что им нужно. Но разве это уровень губернатора? После выборов он так и будет приезжать в районы и спрашивать, кому где кран отремонтировать?» — удивляется депутат.

Клычков же пока, похоже, получает удовольствие от того, что впервые может не только передавать просьбы людей властям как депутат, но и сам их выполнять. Его советник Лежнев признает, что «на сегодняшний день область работает в режиме ручного управления». «Увидев в городе какой-то бардак, я не считаю зазорным позвонить мэру и сказать отремонтировать освещение или заставить дворников что-то убрать, — говорит Клычков. — Депутат в этом плане в белых перчатках, а я взваливаю на себя вопросы от благоустройства до уборки».

По словам Краюхина, у Клычкова вообще есть только «одно положительное качество». Это честность. «Он порядочный человек, причем максимально, насколько это возможно в подобной среде», — говорит правозащитник и специально добавляет, что на этот раз абсолютно серьезен.

Но Невров и Косогов сомневаются даже в честности Клычкова. «Он сориентировался и теперь играет в игру, которая позволит ему нормально заработать денег здесь. Если он честный и порядочный, то зачем было лезть в сомнительные проекты, зачем их так усердно поддерживать?», — говорит Невров.

Главная (хотя недостаточно серьезная) претензия к Клычкову — это его увлечение мостами. После прихода в область он «взял под свой контроль» строительство Банного моста, реконструкцию моста Дружбы, Красного моста и западного обхода Орла.

— За 300 миллионов собирались поставить железобетонные конструкции на реку и соорудить избыточно тяжелый, неуместный Банный мост. Просто чтобы деньги освоить и распилить. Клычков сразу не разобрался, мы его мучили два месяца, и пока что он от этой идеи отказался. До выборов, а там опять начнется, — говорит Невров.

— Они сейчас один мост остановят, через год — Красный, и тогда весь город остановится вообще. Клычков почему-то в упор не хочет этого слышать, хотя мостовики пишут письма ему, через его подчиненных пытаются донести. У меня вопрос тогда: «Почему у него нет заинтересованности в развитии инфраструктуры, а вместо этого он лоббирует строительство объектов, которые не входят в список первоочередных задач в Орле?» — возмущается депутат Косогов.

Есть у него претензии и к проблеме орловских автобусов. По словам Косогова, единственное муниципальное предприятие по перевозке пассажиров в Орле — это обанкроченный ПАТП-1.

«Орел — единственная региональная столица, где нет муниципальных автобусов. У нас частный перевозчик диктует свои ценовые условия и маршруты. По сути, администрация умышленно банкротила предприятие, чтобы отдать город частным перевозчикам, — объясняет депутат.

Недавно Клычков в ответ на претензии предложил возглавить ПАТП-1 именно Косогову, но тот отказался, сказав, что врио «берет его на слабо», а руководить предприятием должен специалист-транспортник.

Разочарование оппозиции

В свой последний день работы губернатор Потомский подписал скандальный закон, который сильно усложнил жизнь организаторам протестных митингов. «Там еще более жесткий список разрешенных мест, и получается, что нигде нельзя проводить мероприятия. Мы рассчитывали, что Клычков, который вроде как на Болотной выступал, отменит эту ерунду.

Есть ведь и другие способы отказывать в согласовании митингов, а для нас это был бы жест доброй воли. Но его не произошло, и вообще ничего не произошло», — сетует орловский оппозиционер Носов.

Доход ему приносит макетная мастерская, которая выполняет заказы для госпредприятий, а для души он перед президентскими выборами возглавлял в Орле штаб Собчак, до этого помогал местным сторонникам Навального.

Орловская оппозиция считает, что Клычков быстро превратился в самого обыкновенного российского губернатора. «Когда Клычков был в Москве, то его советница, член Мосгоризбиркома, заявляла, что Собянин использует админресурс, что во всех московских газетах о кандидате пишут положительно, но выдают агитацию за информацию о деятельности мэра.

Сейчас она член орловского облизбиркома, и ее не волнует, что изданные 300-тысячным тиражом выпуски областной газеты «Орловская правда» посвящены только Клычкову»

, — сетует правозащитник Краюхин.

Избирательная кампания Клычкова действительно ничем не отличается от кампании любого другого назначенного Путиным врио. Например, недавно он управлял комбайном.

— Не слишком ли это популистски?

— Да я не собирался это делать для картинки. Мне просто интересно было — я никогда в жизни не сидел за рулем комбайна, я не на селе рос. Да, у меня нет прав, могу штраф заплатить, — оправдывается Клычков и восторженно рассказывает о трех скоростных режимах комбайна — «черепашке», «улитке» и «зайчике». Когда через несколько дней в Орловской области сгорел комбайн, по словам Носова, все шутили, не курил ли в нем Клычков.

По новостям из Орловской области никак не догадаться, что ею руководит видный московский оппозиционер. Сторонников Навального власти отправляли митинговать на дальнюю окраину города (сам Навальный рассказывал Носову, что Клычков после назначения даже перестал отвечать на его сообщения в соцсетях), а в поселке Кромы на поэта Александра Бывшева недавно завели уже шестое уголовное дело за «неправильные» стихи.

Я спрашиваю о Бывшеве Клычкова, но врио губернатора отвечает, что, к сожалению, такого поэта не знает: «В справки его фамилия не попадала».

— А вообще губернатор может как-то влиять на общественный климат, на тех же силовиков?

— Как повлиять? С ним поговорить, чтобы он не писал стихи? Или сделать так, чтобы законы РФ не действовали на территории Орловской области? Мы стараемся, чтобы не было никаких репрессий. В правоохранительных органах есть разные горячие головы, но я на закрытом совещании сказал, что если у людей есть позиция, то пусть ее высказывают и задают вопросы, — отвечает Клычков.

— Ну а чем вообще вы отличаетесь от любого другого врио, идущего на выборы?

— А как должно было быть? — отвечает Клычков вопросом на вопрос. — Должна была идти колонна с красными флагами? Для меня самое важное — это чтобы была коммуникация с людьми, а не чиновники сидели по кабинетам. Когда нечем заплатить заработную плату, то кем бы ты ни был, ты идешь и ищешь эти деньги.

Фото: РИА Новости

— То есть невозможно быть губернатором и оппозиционером?

— Тяжело, безусловно. Не то что тяжело, но нужно находить баланс. Я стараюсь сохранить свою точку зрения при встречах с федеральными чиновниками, и я ее им выражаю, хотя не всегда могу вынести ее в публичную плоскость, — отвечает Клычков, а со стены на него смотрит Путин. Врио поясняет, что имеет в виду вопросы сохранения сельской школы или ГУПов, концессионных соглашений по стратегическим отраслям и ЖКХ.

Блогер-помощник Лежнев уверен, что его начальник уже переродился из оппозиционера в губернатора, и очень этому рад: «У меня тоже возникали мысли о том, сможет ли он, коммунист, [управлять]. А оказалось, что все просто: в первую очередь за ним стоят 800 тысяч человек, и он должен сделать так, чтобы им хоть чуточку стало лучше. Коль мы оказались чиновниками, то ради Орловской области в каких-то моментах нужно быть мягче, лояльнее».

«Вполне возможно, что Клычков — это управленческий эксперимент, как из нормального народного депутата сделать махрового единороссовского чиновника, на котором штамп негде ставить», — считает Вадим Невров.

Гроб и корова

В декабре 2016 года пенсионер Андрей Невров (он не родственник Вадима из «Граждан Орла») принес к администрации Орловской области гроб, обернутый красной тканью с надписью: «Ум, честь и совесть Потомского». Нервов публично пообещал сделать это, если Потомского не привлекут к ответственности за откаты, которые тому предлагали и о которых тот не доложил куда следует (о них Потомский сам рассказал в эфире радиостанции «Вести»).

Губернатор ответил Неврову ассиметричной шуткой, и на пенсионера завели несколько дел — причем не только за оскорбление губернатора, но и за умышленное публичное осквернение предметов религиозного почитания (ч. 2 ст. 5.26 КоАП). «Менты написали, что я в целях глумления изготовил предмет, почитаемый в православии, а я в суде спросил, не являются ли они сами апологетами церкви сатаны, ведь гроб там почитаем, а не в православии», — рассказывает Невров, и становится понятно, что в Орловской области в оппозиционном поле действуют сразу два тролля.

На суде он откровенно веселился, просил прокурора называть его не гражданином Невровым, а «гражданином — изготовителем сакральных предметов» или просто мастером, если уж он изготовил предмет почитания. Невров так и не осудили, даже выплатили компенсацию, и тогда тролль вышел на площадь Ленина уже не с гробом, а с коровой на колесиках, на боку которой было написано: «Хватит доить область! Потомский, уходи».

Постоять у администрации с коровой его попросил Виталий Рыбаков, депутат орловского облсовета (с 2007 года) и директор базы строительных товаров «Лесоторговая». Именно он, как считают в Орле, «свалил» Потомского, организовав несколько крупных протестных митингов, после чего президент, опасаясь серьезных волнений, перевел непопулярного губернатора на работу в полпредство в ЦФО.

— А почему вы Клычкову не посвящаете акций? — спрашиваю я Неврова Андрея, который тролль.

— Он тусклый человек, ноль, стабильный минус. В Москве-то палку воткнешь, дерево вырастет, а тут надо поливать. Вот Рыбаков знает как, а этот не приспособлен и не обучен», — не стесняется в выражениях пенсионер-бизнесмен. Он даже вспоминает Потомского с ностальгией:

«Он ведь был такой инициативный, с таким ожесточением воровал — только на объектах к юбилею Орла украл 3,5 миллиарда (официально говорят о хищениях в 1 миллиардИ. А.).

Если б его вектор удалось развернуть, то это как бы он для общества старался!»

Вадим Потомский. Фото: РИА Новости

Свой орловский кандидат

Невров, хоть и пенсионер, но тоже занимается бизнесом, собирает заказы на бытовую технику и возит ее в Орел из Москвы. Правда, и у Рыбакова деньги брать не брезгует. «Мы с ним по одну сторону баррикад. Он мне иногда мелкие деньги платит, но я не прошу никогда и этим не зарабатываю», — признается Невров и начинает расхваливать Рыбакова и его таланты: «В 90-е на месте лесоторговой базы был один барак, там за три года сменилось около пятнадцати директоров, но когда выбрали Рыбакова, все поперло как на дрожжах, поэтому, когда Потомский пришел в нашу пустыню, где ничего нет, то захотел прихватить базу, завел уголовные дела».

Так Рыбаков, который до этого избирался в парламент от «Единой России» и очень уважает президента Путина, стал при Потомском главным орловским оппозиционером. «Я был сторонником «Единой России», состоял во фракции, но Потомский сделал все, чтобы меня из сторонников исключили, сказав, что я недоговороспособный и несистемный. Но это я несистемный? Я же 30 лет работаю в бизнесе, у меня численность рабочих мест увеличивается и всегда все по полочкам!» — говорит он.

Теперь Рыбаков нещадно критикует и преемника Потомского:

«Дворы эти были в программе и до Клычкова, список формируется за 2–3 года. Финансовый и строительный блок полностью Клычкова обняли, а он как бы в стороне. Но если вы руководитель предприятия, и начальники цеха балуются, то кто будет виноват? Командир корабля! Он оставил всех жуликов! Того же [зампреда правительства по финансам Вадима] Тарасова, ведь он был председателем в балансовых комиссиях на всех госпредприятиях, где воровались и уходили в никуда сотни миллионов рублей», — рассказывает Рыбаков.

Губернатором он пытался стать еще в 2014 году, прошел муниципальный фильтр, но выдвинувшая его партия «Патриоты России» сама отозвала своего кандидата с выборов. Правозащитник Краюхин считает, что в Орле победитель Потомского «порвал бы Клычкова на британский флаг», но в области он известен не так хорошо, поэтому в первом туре взял бы 35–40 % голосов, а во втором проиграл.

По словам Носова, Рыбаков, как и любой бизнесмен, идущий в политику, защищает свои интересы, но хозяйственник он хороший. «Его лесоторговая база — это единственное, по-моему, место в Орле, где есть мусорки раздельные. Все чисто и качественно организованно. Он мог бы, даже не разворошив гнездо, навести тут элементарный порядок», — говорит Носов. С несистемной оппозицией Рыбаков, по словам представителя «Открытой России», старается никак не пересекаться и не контактировать.

Рыбакова действительно в Орле знают. В сквере «Юность», куда я приехал вместе с врио губернатора (посещавшим с ревизией работы по благоустройству), с Клычковым общались несколько активных пенсионерок. Позже они заверили меня, что специально их в сквер не приглашали, но им было интересно послушать будущего губернатора, который им очень нравится.

— А чем нравится? — уточняю я.

— Потому что других нет. Другие себя не проявляют. А этот делает, и немало, — ответила одна, Людмила Алексеевна.

— У нас, конечно, и свои мужчины достойные есть, орловские, — добавила другая, Людмила Митрофановна.

— Рыбаков-то не пошел, снялся, побоялся, — сказала первая.

— Он не сам же вроде.

— Мы думаем, что тоже, — соглашаются обе Людмилы.

— Но Рыбаков вам больше нравится?

— Он свой. Пусть баллотируется, и мы будем за него. Мой муж за Рыбакова бы голосовал, а так вообще не пойдет на выборы, — ответила Людмила Митрофановна.

Пионерский фильтр

Когда Клычков еще работал в Москве депутатом, то, как любой уважающий себя оппозиционер, яростно критиковал муниципальный фильтр, называя его заградительным барьером и утверждая, что власть использует его против неугодных кандидатов.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Став главой региона, Клычков быстро успокоился и стал использовать муниципальный фильтр в своих целях.

Рыбаков утверждает, что заранее договорился с 170 районными депутатами (они, мол, не хотели третьего «варяга») и «был абсолютно спокоен», что соберет их подписи, как сделал это при Потомском. «Но когда я заявился, депутатов стали чуть ли не через колено ломать. Полгода назад мне люди с воинственным настроем говорили: «Без вопросов, онли тугеза, но пасаран», а тут вдруг включили заднюю и говорят: «Вызвал глава района, сказал, что если я дам тебе подпись, то мою жену из завучей выгонят», — рассказывает Рыбаков.

В итоге нужного числа подписей Рыбаков не собрал и объявил, что снимается с выборов. «Я же не могу их заставить, не могу им заплатить. Не хочу, чтобы путь к лучшей жизни на нашей малой родине лежал через подкуп муниципальных депутатов, это цинично», — говорит депутат-бизнесмен.

— Депутаты, на которых надавили, мне об этом, конечно, не скажут?

— Я могу на детекторе лжи это подтвердить! Они, может, и согласятся это подтвердить без фамилий, но их все равно просто так не оставят. Многих их тех, кто в 2014 году дал мне подписи, уволили, — отвечает Рыбаков.

По словам несостоявшегося кандидата в губернаторы, он обсуждал муниципальный фильтр с Клычковым. «Я к нему пришел и как мужик мужику предложил сделать честные выборы, а он мне ответил: «Я здесь ни при чем». Честный человек вызвал бы чиновником и сказал: «Мужики, помогите ему, пусть он будет в бюллетене». Но меня допустить испугались, потому что люди устали [от варягов], и, по их мнению, боливар не выдержит троих», — крайне экспрессивно делится со мной наболевшим Рыбаков.

У Краюхина другая версия событий, пожалуй, даже более неприятная для врио губернатора. «У Клычкова в элитах и в околоэлитной среде в Орле прозвище «пионер», он инфантилен. Мне известно, что [глава администрации] Вадим Соколов давал указания Рыбакова мочить. Я уверен, что Клычков не давал никаких указаний, и перед ним никто не отчитывался о том, что сделано, но он понимал, что в принципе это делается. Он как ребенок, который сам не готов что-то сделать, но надеется, что оно само рассосется, особенно если мама и старший брат сказали, что все будет нормально», — объясняет Краюхин.

Клычков, услышав вопрос о Рыбакове, заметно раздражается и в своем ответе ни разу не называет фамилию конкурента (будто он Путин, а Рыбаков — Навальный): «А что я должен был сделать? Мы пошли по московскому пути, создали центр, в который все мундепы приезжали и ставили подписи, но некоторых нужно было туда приводить чуть ли не за руку. Когда кандидаты, которые говорят, что им мешали, не сдают ни одной подписи и не делают ровным счетом ничего, чтобы их собрать, то возникают вопросы», — говорит врио губернатора.

— Но вы же понимаете, как это выглядит? В регионе, где врио губернатора — оппозиционер, главный конкурент не прошел муниципальный фильтр.

— Думаю, для этого все и сделано было. Кто-то не хотел выдвигаться, а хотел просто создать видимость, что ему мешают.

— Можно было из соображений демократичности помочь?

— Я должен был дать команду и за него собрать фильтр? С какой стати? Он же мне не собирал и не помогает в моей работе. Почему я должен за него все делать? Я сам вместо того, чтобы сидеть здесь, объехал все районы, поговорил со всеми муниципальными депутатами и к июню понимал, где меня поддерживают, а где могут и не поддержать.

Дружба с Москвой

Возглавив Орловскую область, Клычков не только изменил отношение к муниципальному фильтру, но и подружился с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Он сразу поздравил Клычкова с назначением, и в СМИ заговорили, что таким элегантным способом он избавился от самого серьезного конкурента на предстоящих выборах.

Так считают многие и в Орле и приводят свои аргументы. На скверы и фонтаны мэрия перед выборами выделила Клычкову 250 миллионов рублей». «Клычков — элемент в группе, которую образовали Собянин и Греф, и среди субподрядчиков компаний, которые клали плитку в Москве в прошлые годы, идут разговоры, что с 2019 года они будут работать в Орле. Суммы интересные называются», — говорит Вадим Невров.

Клычков и Собянин, 2007 год. Фото: РИА Новости

— Вы же с Собяниным конфликтовали. Каково вам с ним теперь сотрудничать? — спрашиваю я Клычкова.

— Необычно. Как у депутата, у меня с Сергеем Семеновичем были непростые отношения, и я по-прежнему не согласен с рядом решений в Москве, но за все 8 лет моей деятельности в Мосгордуме мы никогда не переходили на личности. Это и позволило сейчас выстраивать рабочие отношения с мэрией Москвы. Для Орловской области это хорошо, нам нужен рынок реализации продукции и возможность пользоваться наработками Москвы.

— Сможете теперь показать ему, как надо, или бюджеты у вас слишком разные?

— У нас бюджет 31 миллиард рублей, а в Москве — 2 триллиона. Наши возможности несоизмеримы. Но так как я детально знаю московскую систему, то могу учитывать критику, которую привносил в московские решения, и реализовывать московский опыт с ее учетом. Например, парк «Ботаника» мы хотим сделать не как урбанистический парк, а как экологическую зеленую территорию.

Клычков показывает на стену, где висят фотографии одного из кварталов Орла.

«Мы приняли очень похожий с реновацией закон, но он учитывает требования жителей, чтобы их расселяли в те же районы. Вот на Наугорском шоссе стоят ветхие аварийные двухэтажки. Мы сейчас там строим стартовый дом, потом два ветхих дома в него расселяем, сносим их, строим другие два дома, расселяем туда следующие ветхие дома, закладываем школу, детский сад, детские спортивные площадки, и в итоге получается новый микрорайон с теми же жителями», — рассказывает Клычков.

Молодые соперники

Вместе с троллем Краюхиным мы заходим в общественный штаб кандидата Клычкова. Его сотрудница охотно рассказывает, что каждый день сюда приходят по 10–12 человек и оставляют врио губернатора свои обращения (видимо, это депутатам оставляют наказы, а губернатору — обращения).

— Вам нравится будущий губернатор? — спрашиваю я у нее.

— Еще не факт, что он будет губернатором, — кокетливо отвечает она.

— А кто же еще может?

— У нас много кандидатов! Вы разве не знаете? — удивляется она вопросу.

За меня вступается Краюхин, объясняет, что я неместный, и снова шутит: «Я уверен, что губернатором станет Елена Карчнакова, руководитель отделения «Патриотов России». Год назад она пробовала баллотироваться на выборах в сельсовет, но не смогла собрать и 10 подписей. Сейчас же ее влияние выросло, за нее вписалось более 180 депутатов местных советов всех районов, что свидетельствует о ее перспективах и всенародной поддержке».

Кроме Карчнаковой, у Клычкова есть еще три конкурента: 33-летний директор ООО «СтройКоммуникации» Евгений Алехин (партия «Родина»), 30-летний депутат Орловского облсовета Андрей Куцын (ЛДПР) и его 36-летний коллега Руслан Перелыгин («Справедливая Россия»). «Подбирали тех, кто моложе Клычкова, и среди них единственный более-менее известный в регионе политик — это Перелыгин», — комментирует Носов. Рыбаков такой набор кандидатов вполне резонно называет «бутафорией».

«Есть политики от бога, а есть хозяйственники. Мне, допустим, интереснее заниматься хозяйственной деятельностью, чем политической, — я работал в корпоративном бизнесе: в сегментах b2b и b2с и люблю искать варианты оптимизации, повышать уровень выручки, работать с людьми, решать сложные задачи, а говорить с высоких сцен мне очень сложно, я каждый раз испытываю некий стресс, хотя политика у меня вроде и неплохо получается», — объясняет мне Перелыгин. В августе он несколько раз встречался с Клычковым на дебатах и не увидел у того горящих глаз.

Перелыгина, который в ходе этой избирательной кампании прославился тем, что на листовке слово «Хозяин» (который нужен области) написал крупнее, чем свою фамилию, руководит обособленным подразделением ООО «Интерпроект» на территории 11 областей. В политику он пришел, когда жена попросила установить во дворе лежачего полицейского. Довольно быстро он возглавил орловское отделение «Справедливой России» и избрался в облсовет.

— Что бы я сделал, став губернатором? — спрашивает сам себя Перелыгин, поедая говяжьи медальоны. — Я бы увидел, что на культуру в бюджете денег нет, что люди тут настроены на выживание. Я бы в первый же день поменял почти всех замов!

— А есть кем заменить?

— Конечно, это не проблема для меня, — уверенно отвечает Перелыгин. — Со мной многие будут работать, ведь у меня все будет прозрачно и четко. Я из нынешней пятерки кандидатов самый опытный с точки зрения управления, и меня никто никуда не сажал. Я сам всего добился, я умею толкаться локтями и быть иногда жестким.

Союз коммунистов и единороссов

Перед выборами Орловская область заклеена однотипной предвыборной рекламой врио губернатора Клычкова — синий фон, красными буквами выведено: «Развитие, честность, результат». О том, что будущий губернатор — одно из главных лиц в партии КПРФ, на них не говорится. Это неудивительно, ведь Клычкова направил в Орел президент Путин, это не случай другого члена ЦК КПРФ Сергея Левченко, который на выборах губернатора Иркутской области в 2015 году победил единоросса. Среди муниципальных депутатов, подписавшихся за Клычкова, — больше половины единоросов.

В орловском обкоме КПРФ на видном месте фотографии Клычкова нет. Только бюст Ленина и портрет Сталина. Секретарь обкома Евгений Прокопов, зампред городского совета Орла, старательно уходит от ответов на вопросы о недостаточном выпячивании Клычковым своей партийности.

Евгений Прокопов. Фото: Илья Азар / «Новая газета»

— Вы вообще участвуете в его кампании?

— Он опирается на своих технологов, с которыми он московские выборы выигрывал, а нам они только материалы для распространения через нашу сеть дают.

— Если бы вы из другого региона сюда приехали, вы бы смогли понять по уличной агитации, что Клычков — коммунист? — спрашиваю я. После долгой паузы Прокопов отвечает: «Если бы я его не знал, по агитационным материалам было бы сложно сказать. Но на партийные демонстрации 1 мая и 7 ноября, в отличие от Потомского, он приходит и открыто говорит, что будущее за социализмом, он не скрывает свои взгляды».

Я спрашиваю, не обидно ли орловским коммунистам, что губернатор-коммунист идет на выборы сам по себе. Прокопов после очередной долгой паузы неуверенно отвечает: «Ну, он занял такую позицию… Его в Москве поддержали… Не выделяет он нас. Его программы привлекают больше людей, а крикни, что ты коммунист, так тебя палками забьют, ведь сейчас такая идеология идет, что все коммунисты — это враги народа. Так что он правильно делает, пытается вернуть доверие людей к власти, а потом уже будут изменения от губернатора-коммуниста».

— Вы же не сможете его критиковать после избрания, если он нехорошее что-то делать будет, — продолжаю я мучить секретаря.

— Почему? Открыто, в публичной плоскости, может, и не будем, но товарищеский диалог на пленуме будет, если он пойдет на него, — отвечает Прокопов. Он сам вспоминает, что Потомского в обкоме ругали (на самом деле у них был нешуточный конфликт по инициативе губернатора), но тоже келейно: «Когда он стал непопулярные действия совершать, мы не могли публично его критиковать, да и депутаты ЕР его поддерживали во всех начинаниях, но нашлись силы, которые возглавили протест».

Так-то Орловская область традиционно считалась частью «красного пояса» России (тем более что именно здесь родился бессменный лидер партии Геннадий Зюганов), но, по словам Краюхина, это уже давно лишь миф. Вот и секретарь обкома КПРФ жалуется, что Клычков «пока не освободился от оков Потомского».

— А у вас есть свои кадры?

— У нас? Хо-хо, — неожиданно эмоционально отвечает Прокопов, — Когда Потомского избрали, мы ему целое досье принесли с резюме на каждого нашего кадра! Но он не воспользовался...

— А сейчас готовите такое досье?

— Сейчас? Не видел, чтобы готовили. Никаких шевелений пока вроде нет.

Новый госплан

Сам Клычков уверяет, что из КПРФ выходить не будет, но ему «было бы удивительно организовывать в Орловской области митинги или выступать с учетом должности как отдельный политический деятель». Тем не менее Клычков нашел способ доказать свою верность КПРФ и коммунистической идее.

Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

— Вы красным губернатором себя можете назвать?

— Я думаю, что у Орловской области несколько иной путь, нежели чем у других регионов.

Сейчас у меня есть возможность реализовывать [коммунистическую] стратегию, идеологию даже. Мы вводим, по сути, государственное планирование.

Понятно, что это мелкий срез, и хотелось, чтобы он был больше, потому что сейчас государство заявляет о пространственном развитии, а это ровно та же плановая экономика, только другими словами.

Пока что правительство Орловской области, по словам врио, забрало себе из федеральной собственности четыре государственных племенных совхоза, выкупает в госсобственность дома культуры, является акционером крупнейшего застройщика «Орелстроя».

— Думаете, так это все лучше будет управляться?

— Да мы сейчас видим, что совхозы сохраняются и развиваются, идут в положительный баланс.

— Но в целом вы же не против частного бизнеса? — уточняю я осторожно.

— Я не говорю, что это зло априори и нам нужна конкуренция. Но госуправление позволяет достигать несколько больших результатов. Вот у нас есть в области производитель молока и молочный завод, но они между собой договориться не могут. Мы же, например, создали в области кооперацию. У одного есть овощехранилище, у другого — производство картофеля, у третьего — фасовка, упаковка и логистика. Соединив их вместе и определив норму прибыли для каждого из них, мы помогаем им в реализации.

На встрече с жителями в сквере «Юность» Клычков спрашивают о судьбе давно заброшенного кинотеатра «Родина». «Выводим из залога, будем патриотические фильмы там показывать. Родину никто продавать не будет», — отвечает Клычков и смотрит на меня: не пропустил ли такой удачный каламбур.

Кандидат-эсер Перелыгин уверен, что еще большее участие государства в экономике сыграет отрицательную роль по заходу в область будущих инвесторов: «Эти коммунистические идеи надо уже оставить в прошлом». Удивился, услышав от меня про идею с плановой экономикой, даже секретарь обкома орловской КПРФ Прокопов: «Я о таком не слышал, но вообще с предприятиями у нас совсем плохо. «Дормаш» развалился, «Научприбор» тоже банкрот, а больше предприятий и не осталось, поэтому насчет плановой экономики я не уверен».

Краюхин рассказывает, что когда-то в Орле «был крупнейший в Европе сталепрокатный завод, часовой завод производил будильник «Янтарь», а на «Протоне» выпускали знаменитую игру «Электроника». Сейчас, по словам правозащитника, сталепрокатный завод приватизирован и распродан по частям, на часовом заводе построен торговый центр, «Орлэкс» давно умер, а сотрудникам  завода «Научприбор» недавно предложили переехать на работу в Санкт-Петербург или уволиться.

Все признают, что орловская промышленность умерла, и Клычков соглашается, что возродить ее удастся едва ли.

Проверка пенсиями

19 июня на площади Ленина на большом экране показывали матч Россия — Египет. Клычков решил посмотреть футбол вместе с жителями Орла и спустился из своего кабинета. На его беду воспользоваться массовостью собрания решил и несистемный оппозиционер Носов. Он как раз собирал на площади подписи против повышения пенсионного возраста и подошел к Клычкову.

Тот подписать отказался, ответив, что он «не физическое лицо, а должностное». Ответ быстро стал мемом.

— Говорят, вы уходите от ответов на вопросы о пенсионной реформе, — спрашиваю я губернатора. Носов утверждает, что орловским журналистам Клычков так и не дал прямого ответа.

— Кто говорит? Я единственный раз ушел от ответа на этот вопрос, когда пришли представители Навального и просили подписать их петицию. Но Алексей Анатольевич выступал за повышение пенсионного возраста, и когда его представители просят подписаться против него, у меня диссонанс возникает, — отвечает мне Клычков.

— Ну, вот я вас спрашиваю.

— Мы отказались отправлять положительный отзыв.

— А отрицательный?

— А что он нам даст? — врио губернатора не оставляет попыток уйти в сторону от сложной темы.

— Вы можете прямо сказать, что вы против повышения пенсионного возраста? — настаиваю я.

— Да, я не поддерживаю пенсионную реформу, и я об этом везде говорю и нигде этого не скрываю.

— А так можно губернатору делать?

— Почему нет? Тогда какая моя задача здесь?

— Вы же часть вертикали?

— Любой депутат — часть вертикали. И любой губернатор. Я, например, всегда был противником платного капитального ремонта, но, будучи госчиновником, должен объяснять людям порядок его реализации и применения. Мы ввели здесь отдельную программу по ремонту кровли, направили на это деньги, которые ФКР зачем-то откладывал на депозит, — отвечает Клычков немного невпопад.

Как бы то ни было, в Орловской области КПРФ так и не зарегистрировала инициативную группу по проведению референдума, чтобы не испортить Клычкову выборы.

Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

Светлое будущее

Секретарь обкома КПРФ Прокопов размышляет вслух: «Город Орел в предбанкротном состоянии. На той неделе область помогла разблокировать счета детских садов и школ, чтобы хоть учебный процесс запустить. Но потом долги надо выплачивать, а денег нет… Плачевно все… Но если у Клычкова получится, то, конечно, это будет для него хорошей стартовой площадкой для взлета в федеральные органы власти».

— В правительство, что ли? — удивляюсь я.

— А почему бы и нет?

— Так ведь оно же антинародное, его же в отставку надо отправить?

— Ну… Тогда уже будет правительство народного доверия, — отвечает коммунист и улыбается.

В Орле и правда поговаривают, что Клычков здесь долго не задержится. «Он себя здесь не видит, он хочет занять место Зюганова, который весной 2019 года надеется уйти в вице-спикеры Совета Федерации», — считает Косогов.

Помощник Клычкова Лежнев в такой вариант событий не верит: «Он откажется (это слово он повторил три раза подряд И. А.). Я знаю о его планах и целях, он хочет на своем примере показать, что можно сделать, имея желание.

Он влюбился в Орловскую область. Это факт. Мы иногда едем на машине, и он вдруг просит остановиться, чтобы сфотографироваться возле поля», — уверяет меня Лежнев.

— Есть такой стереотип, что людей портит власть. Вы справляетесь? — спрашиваю я у Клычкова напоследок.

— Для меня было удивительно, что когда в выходной день гуляешь с женой и коляской по парку, то люди как-то странно реагируют. Есть стереотип, что власть другим миром живет, а у меня нет другого мира, я здесь живу и для меня мое присутствие на улице важно. Для меня вообще главным показателем работы будет возможность свободно гулять по городу», — снова невпопад отвечает врио губернатора.

Параллельно с избирательной кампанией Клычков на местном аэродроме учится водить мотоцикл. Когда получит права, собирается ездить на нем по городу. Увидев мой скептический взгляд, говорит: «А что? Будет стимул дороги делать».

P.S. Реплики Вадима Неврова и Евгения Косогова были изменены по их просьбе после публикации, так как по их мнению, журналист перед началом разговора не объяснил, что это интервью под запись, а не «беседа для понимания», как они подумали. 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Теги:
орел
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera