Репортажи

Омичи пошли своим путем

9-го сентября в Омске образовалось гражданское общество

Политика

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

1
 
Youtube.com

Похоже, в трехсотлетней истории Омска появилась новая дата – 9 сентября.  Потомки могут ее назвать Днем неповиновения или Днем свободных граждан, или еще как-нибудь — неважно: впервые власть показала гражданскому  обществу (которое есть, оказывается в Омске) свое лицо — вражеское и, как ей кажется, устрашающее, и граждане впервые  ей дали понять, что они ее не боятся.

Последние лет 6-7 со времен отставки главного омского полицейского генерала Камерцеля, и вслед за ним губернатора Полежаева, смененного либеральным Назаровым, полиция вела себя на местных протестных акциях деликатно: старалась не бросаться в глаза, ее почти не было видно даже на многотысячных митингах. Около года, пока новый глава региона Александр Бурков был временно исполняющим обязанности, эта традиция сохранялась, 9 сентября он от приставки «врио» избавился, показав вполне «амантулеевский» результат (82,5% при явке более 40%), и уже в день его избрания стало ясно, что в Омске никто не будет теперь с гражданами особенно церемониться.

Такого количества задержаний (по разным данным — от 43 до 60) не бывало здесь никогда, и опять же в первый раз столкнулись местные граждане лицом к лицу с бойцами Росгвардии, которых в народе зовут «космонавтами» (как вариант, можно так и назвать эту дату — Днем космонавтики: она в Омске давно уже приземлилась — в  некогда знаменитом аэрокосмическом объединении «Полет» идет очередное сокращение штата)...

Уже за час до начала акции к месту сбора ее участников — магазину «Океан» на Иртышской набережной — были  подогнаны, говорят очевидцы, с десяток автозаков, пять полицейских уазов, три автобуса. «А ментов тьма стояла – человек 500, — рассказал гражданский активист Роман Рудаков. — После развода они рассредоточились».

Меня остановила симпатичная пара в погонах сержанта и лейтенанта за полкилометра до «Океана».

— Куда вы так идете целеустремленно? — спросил, молодой человек.

— На шествие.

— Оно незаконное, - предупредила девушка

– Но я — не участник, я — журналист.

Посмотрели удостоверение, пропустили.

А обозревателю  омской «Новой» Лике  Кедринской не помогло то, что она — журналистка. Задерживал ее лично начальник отдела полиции полковник Захаров, ему помогали трое офицеров меньшего звания. Она подошла к «Океану» за 40 минут до назначенного часа. «Увидели, что на мне висит фотоаппарат. Сказали: «покажите документы», потом «пойдемте с нами» и повели в УАЗ».

Минут за десять до старта колонны из автозака донеслось женским голосом: «Граждане, акция не согласована с органами исполнительной власти, участие в ней является незаконным. Предупреждаем, что за неповиновение вам будет грозить административная либо уголовная ответственность… К вам могут быть применены спецсредства» (если следовать строго букве закона, акция была согласована: отказав в заявленном маршруте, мэрия не предложила другого).

В дальнейшем полковник полиции и его сослуживцы повторили эту мантру десятки, если не сотню раз. Сильного впечатления на граждан она не произвела – вызвала только возмущение: «Это подавление воли народа!». «Вы запрещаете нам ходить по нашему городу!». «Какая у вас пенсия!? – кричала полковнику женщина  лет шестидесяти. – Я отработала с 16 лет, у меня 8 тысяч, пусть Путин на них проживет! Хоть бы цены не повышали!» «Сталина нет на вас!» — резюмировала более старшая.

На шествие вышло много людей  не «навальновских» поколений – предпенсионников, в основном, но все же преобладали средний возраст и молодежь. Школьников и студентов стражи порядка спроваживали  на дальних подступах к «Океану» или брали напротив него – сажали в автобус, проводили кратковременные беседы, записывали их данные, после чего отпускали с предупреждениями: «Если еще увидим вас тут, будете задержаны по-серьезному», но не на всех действовали эти угрозы: молодняка просочилось в колонну немало.

До начала движения на набережную высыпали десятка два росгвардейцев — вероятно, чтобы продемонстрировать переход от слов к делу. Брали тех, кто вступал в пререкания с полицейскими, или держал в руках свернутые лозунги, или непонятно за что. Уводили задержанных под скандирование «Позор!». Крупный мужчина с криком «Фашисты!» пробороздил ногами газон. Все это выглядело убедительно, но демонстрация силы должного эффекта не возымела: колонна двинулась.

Какова была ее численность, судить не берусь: по информации мэрии, 250 человек, в СМИ пишут: от 500 до 1000, но, думаю, больше. Мы с известным омским журналистом Сергеем Прудниковым и его супругой шли примерно в средине шествия, и ни сзади, ни спереди края не могли разглядеть. Шло оно по хорошему маршруту – с набережной свернуло на улицу Валиханова («омский Арбат») и далее к Театральной площади (где предполагалось «свободное общение граждан), смешиваясь по пути с аполитично гуляющими горожанами: некоторые из них выражали ему поддержку аплодисментами, поднятыми руками.

До конечно пункта «космонавты» преграждали ему путь еще дважды. Протестующие призывали их «быть с народом и кончать служить уродам». Задержали корреспондента НГС Омск Александра Зубова, который вел прямую трансляцию: офицер порвал ему удостоверение. Отправили в автозак молодого человека с триколором , повязанным на шее узлом (как пояснили правоохранители, так разрешено обращаться с российским флагом только «по торжественным, государственным дням» (выборы губернатора , вероятно, к таковым не относятся)).

На проспекте Маркса — через дорогу от Театральной — парни в шлемах встали в три ряда на выходе из подземного перехода, что было весьма рискованно — туда набилось множество протестантов, возникла давка. Двое молодых людей попытались развернуть плакат «Хочу дожить до пенсии»: двое сдавливаемых толпой полицейских несли службу верно, вырывая его из рук, чтобы «экстремистская» надпись не увидела свет — даже в переходе, где его практически нет, несколько человек пришли на помощь парням, за что и были задержаны на выходе росгвардейцами.  

Проходя  кордоны, ваш корреспондент услышал приказ откуда-то снизу  «Пропустите его!», но когда благополучно вышел, вышестоящий в буквальном смысле офицер (не разглядел звания)  приказал меня задержать. Силу Росгвардии почувствовал на себе — сопротивляться ей бесполезно: это удавалось только двум хрупким женщинам — средних лет и пенсионерке-инвалиду — их росгвардейцы вчетвером волокли по земле.

Там же, у перехода были задержаны были задержаны координатор омского штаба Навального  Ольга Картавцева, его юрист  Анастасия Васильева и Татьяна Зайцева — организатор «Позорного полка» (он был задуман как шествие внутри шествия — с портретами депутатов ГД, проголосовавших за повышение пенсионного возраста). Как рассказал мне позже, в отделе полиции ее супруг, Татьяну сотрудники полиции при задержании били по почкам и печени. Ранее был задержан активист навальновцев Андрей Некурящих, которому вменяется  статья 19.3 КоАП (неповиновение сотрудникам полиции»).

В автобусе было весело – нас там собралось 15 человек, включая двух несовершеннолетних (с которыми, как они говорят, их родители солидарны). Просидели в нем три с лишним часа, делясь впечатлениями об акции, о полиции, о политике. Попались нам правоохранители обходительные:

Сергей Литвинов, будущий радиоведущий (правда, теперь, опасается, могут в эфир не взять), переведенный к нам из другого автозака, рассказал, что там сержант сказал ему прямо: таких, как он, надо убивать.

Двум женщинам – пенсионерке и предпенсионного возраста, которых мучила жажда, полицейские вежливо все три часа обещали глоток воды, но так и не смогли ее разыскать.

В самом отделении (ОП № 6) провели мы более часа (хотя по закону без предъявления обвинения нельзя держать людей дольше трех часов). Там нас обыскали весьма подробно, потом взяли с нас объяснения – как мы оказались на акции и т.п., но отказались объяснять, за что, собственно, нас задержали, и протокола задержания не составили. Потом стали брать с задержанных отпечатки пальцев: мне показалось, что это – перебор, и я отказался их давать, а правоохранители не стали настаивать.

Ольгу Картавцеву и Анастасию Васильеву до сих пор незаконно удерживают в отделе полиции № 9.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera