Интервью

«Мне сливают информацию, заслуживающую доверия»

Интервью журналиста Сергея Канева, уехавшего из России после расследования об отравителях Скрипалей

Этот материал вышел в № 109 от 3 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Мария Епифановасобкор в странах Балтии

15
 

Журналист Сергей Канев — бывший сотрудник «Новой газеты», ныне работающий в Центре «Досье» Михаила Ходорковского — больше недели назад покинул Россию из-за информации о готовящейся против него провокации. Сейчас Канев, по его словам, находится в Прибалтике. Перед отъездом он напечатал несколько громких публикаций — в частности, стал соавтором расследования The Insider и Bellingcat об Александре Петрове и Руслане Боширове, которых власти Великобритании обвиняют в отравлении Скрипалей. С Сергеем Каневым беседует собственный корреспондент «Новой» в странах Балтии и Северной Европы Мария Епифанова.

Сергей Канев

— Ты уже готов рассказать, где сейчас находишься?

— В одной из прибалтийских стран.

— Хорошо. А какие дальше у тебя планы? Понятно, что будешь делать в ближайшие несколько месяцев?

— Я продолжаю здесь работать, сегодня у меня опять вышел материал про Боширова и Петрова — в «Досье». МБХ медиа его перепечатали, они мне звонили, уточняли некоторые моменты. Я вывез с собой все архивы, все материалы, поэтому я так же буду работать.

 Пусть не надеются, что я тут затихну — я их буду долбить, пока они меня не прибьют.

Я вывез все то, что не мог печатать там. А здесь я могу это делать, не опасаясь никаких обысков.

— Когда ты уехал из России?

— Больше недели назад.

— Расскажи, что предшествовало твоему отъезду?

— Опасность я всегда чувствовал. А здесь вышла такая история — я не хочу вдаваться в детали — меня предупредили.

— О чем?

— Один человек предупредил, что готовится провокация. В общем, я уехал, а через два дня его уволили.

— А ты можешь сказать, где этот человек работал?

— Он силовик. Его прижали к стенке, сказали дать на меня показания. А он достаточно порядочный. Говорит, у меня нет выбора — прости. Но я успел уехать, а его уволили.

— То есть, он все-таки не дал показания?

— Мне трудно сказать. Я теперь не хочу ему звонить, подставлять — я вообще об этой истории не хочу говорить пока.

— Как ты думаешь, с чем связана эта провокация? С публикациями про Петрова и Боширова?

— Это комплекс причин. Петров и Боширов, конечно, вызывают особую злобу. Мы не просто говорим — да, вот они ГРУшники, военнослужащие. Мы детально рассказываем: что, где, когда, вплоть до номеров удостоверений, воинских частей.

Я вот узнал, что, оказывается, Боширову приходили штрафы за то, что он паркуется на газоне. Не ему приходили, точнее, а на квартиру, где он якобы был прописан. Вот такие подробности.

— Ты готовил именно первую часть совместного трехсерийного расследования с Bellingcat и The Insider?

— Я готовил внутреннюю информацию. Ребята из Bellingcat  и Insider пробивали заграничные паспорта, перелеты, а я, в основном, собирал данные про этих фигурантов — что они здесь из себя представляли. Какие у них были автомобили, квартиры, кто еще в этих квартирах прописан, вплоть до того — кто за интернет платит. Это тоже важно.

— Не все эти детали есть в опубликованных текстах.

— Мы что-то находим, но не всегда можем показать скрин — тогда будет понятно, откуда он получен. Там многое осталось за кадром.

— Это все будет в какой-то момент опубликовано?

— Кое-что я решил сам напечатать. На «Досье».

— Расскажи про Боширова — ты говорил, у тебя есть данные, что он вывозил Януковича?

— Я тут ничего особо не могу рассказать. У меня есть человек, который прослужил в ГРУ тридцать лет. Я ссылаюсь на него. Он сказал, что Чепига-Боширов был там, с группой. Перепроверить это я не могу.

— У тебя будет какой-то текст на эту тему опубликован?

— Нет, я сейчас пишу большой текст совсем не про Януковича — вообще про ГРУ. Про руководство, скандалы.

— То есть, историю про Януковича ты знаешь со слов этого ГРУшника?

— Я его случайно нашел — он тридцать лет прослужил, но очень активный, ему не хватает денег. Он выложил свое резюме на сайте Superjob, с номером телефона. Я его там заметил, мы стали общаться. Я эти базы постоянно смотрю, там очень много интересных людей.

— И давно вы с ним общались?

— Я позавчера с ним говорил. Как раз начал писать материал — позвонил ему. Он мне говорит:

«Я тебе про этого Чепигу уже все рассказал. Единственное что, я его видел среди тех, кто вывозил Януковича. Они сначала в Донецк пытались — не получилось, потом через Крым».

— А какие-то еще детали он рассказывал?

— Нет. Я, говорит, заметил его. А еще мужиков, которые потом составили руководящий состав ЧВК Вагнера.

Я ему сейчас не звоню — попозже позвоню, хотя вряд ли он что-нибудь еще добавит.

Я там не был, перепроверить не могу. Но он мне сливает информацию, заслуживающую доверия. Раньше я его про Боширова не спрашивал.

— Про Героя России тоже от него информация?

— Там они очень ревниво относятся к таким вещам: кто за что получил Героя. Поэтому разговор и зашел: героя-то Боширов получил за Януковича. Вот в чем дело, поэтому ГРУшник и завелся. Для них награды — это больная тема.

— Ты еще говорил, что из-за публикаций про Петрова и Боширова к тебе может быть применена уголовная статья. Разглашение гостайны?

— Конечно, там может быть разглашение личный данных, гостайны — смотря, какой приказ придет свыше. Каких-нибудь засекреченных свидетелей найдут, которые скажут, что Канев давал взятку генералу МВД. Наркоманов наберут, и на основании их показаний могут все что угодно сделать.

— А на этой случай адвокат, например, у тебя есть?

— Да какой пока адвокат? Я на чемоданах. Потихоньку обживаюсь, смотрю. Сейчас не до этого. Ну заведут они дело — дальше что? Сюда приедет спецназ?

— Сюда-то нет. То есть, пока ситуация не разрешилась, тебе обратно нельзя?

— Я понял, что теперь долгое время мне пути назад нет. Жалко, конечно. Столько дел планировал. Ну и есть определенный уровень жизни: встал утром, сел за руль, поехал, пошел на пруд мой любимый, с друзьями пообщался. Я вот этого лишен, переживаю очень сильно.

Но с другой стороны, я просыпаюсь каждое утро —

у меня пропало постоянное чувство опасности и тревоги. Вот нет этого: я не жду, что из-за каждого угла патриот выскочит, который скажет — ты враг России.

 Неоднократно такое было, последний раз человек с камерой бежал за мной, говорил, что я послал ребят на смерь в Африке, а теперь тут сижу на лавочке, мороженое ем. Представляешь?

Какие-то постоянные провокации. Вот этого сейчас нет.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera