Комментарии

Подростки под перекрестным огнем

Массовое убийство в Керчи добавит очков сторонникам запрета интернет-сообществ с пропагандой насилия, но проблему подростковой агрессии сам запрет не решит

Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 116 от 19 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

28
 

Взрыв и стрельба в политехническом колледже в Керчи, в результате которых погибли почти 20 человек и ранено больше сорока, были делом рук Владислава Рослякова — подростка, замкнутого в себе и, как заявили СМИ знавшие его люди, «интересовавшегося маньяками». Характер нападения, однако, свидетельствует о том, что парень как минимум невольно постарался повторить сценарий нападения на школу «Колумбайн» в конце 90-х годов в США. В колледж были принесены бомбы (в отличие от событий в американской школе, тут они, кажется, сдетонировали), Росляков стрелял по учащимся, а позже застрелился сам в библиотеке, как Эрик Харрис и Дилан Клиболд почти 20 лет назад. Судя по фото, Росляков даже одет был так же, как и напавшие на «Колумбайн». Своих предшественников он точно превзошел: в 1999-м году погибли 13 человек, а ранеными оказались 23 школьника и учителя.

Очевидная похожесть двух инцидентов играет на руку сторонникам законопроекта о запрете колумбайн-сообществ в интернете: под таким названием подразумеваются паблики (в первую очередь, в социальной сети «ВКонтакте»), в которых молодежь открыто подталкивают к разным формам насилия, в том числе и школьному. За колумбайн-сообщества всерьез взялись в этом году — после нескольких нападений российских школьников на своих сверстников. И в Перми, где ученики били подростков и учителей ножами, и в Улан-Удэ, где девятиклассник напал на одноклассников с топором, подростки после преступлений пытались покончить с собой — что только добавляет схожести с американской трагедией. На борьбу с «убивающим детей» интернетом выдвинулась депутат Ирина Яровая: ее законопроект об усилении ответственности за создание колумбайн-сообществ поступил в Госдуму в мае, а 11 октября был принят в первом чтении.

По сути, Яровая предлагает распространить на такие сообщества механизм ответственности для тех, кто курирует пресловутые «группы смерти».

По мысли депутата, сообщества не надо блокировать, а нужно запретить к ним доступ, чтобы сохраненная в итоге информация помогла собрать доказательную базу и привлечь администраторов к уголовной ответственности. Яровая действует в связке с большим количеством ведомств (основные роли отведены МВД и Роскомнадзору) и считает, что сроки для оперативного принятия мер надо сократить с трех суток до 24 часов. В эти сроки Роскомнадзор сразу, безо всяких проволочек, должен идентифицировать администратора такого сообщества и быстро отправить эти данные в полицию.

Яровая не одинока в своем стремлении наказать «подстрекателей» к насилию в интернете: еще в начале года проверить такие сообщества требовал депутат от КПРФ Валерий Рашкин. Очевидно, что после случая в Керчи этот законопроект будет принят в максимально быстрые сроки. Сомневаться в этом не приходится, поскольку в первом чтении «за» проголосовали 415 депутатов — голосов против не было вообще.

Другое дело, что эффективным этот метод — запретить и посадить — будет только на короткой дистанции, считает директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

«В социальной сети «ВКонтакте» можно заблокировать что угодно по запросу правоохранительных органов, — говорит он. — Учитывая непостижимую любовь российских подростков к этой социальной сети, эти ограничения будут действенны, поскольку заблокированным группам нужно перемещаться, и в результате они постоянно будут терять часть сторонников».

В другие социальные сети такие группы почти не уходят, хотя в теории могли бы, и заблокировать их было бы сложнее. С другой стороны, тот же Facebook репрессивно относится к теме насилия на страницах пользователя, так что таким сообществам пришлось бы сильно изгаляться, чтобы не попасть под внутреннюю блокировку.

Оставаясь во «ВКонтакте», колумбайн-сообщества и их администраторы окажутся в положении загоняемых зверей: постепенно будут сажать всех.

В долгосрочной перспективе такие действия, однако, будут приводить к выдавливанию особо радикально настроенных подростков на отдельные блог-платформы, заблокировать которые можно чисто формально: при наличии любого VPN такие запреты можно будет обходить спокойно, а уничтожить их совсем тот же Роскомнадзор не сможет.

«Это мировая проблема на самом деле, — добавляет Александр Верховский. — Блокировка — не метод, а для открытого подстрекательства к насилию уже есть уголовный кодекс».

В конечном итоге такие группы всегда могут уйти в офлайн (сообщество с пропагандой насилия можно создать даже в отдельно взятом дворе) — правда, и бороться с таким форматом подстрекательства правоохранительным органам, конечно, привычнее. Но проблему подросткового насилия это не решит: люди с девиантным поведением — особенно в среде молодежи — будут всегда. Весь вопрос в том, только ли «профессионально занимающиеся подстрекательством» интернет-сообщества толкают подростков на совершение преступлений. Психологи качают головами: дело в общем уровне агрессии — чтобы взяться за оружие, иногда достаточно просто посмотреть телевизор (и даже не сериалы, а так называемый «общественно-политический блок»).

«Мы имеем ситуацию разжигания ненависти в стране каждый день, — говорит профессор МГУ, психолог Александр Асмолов. — Страна живет в концепции заговора против нее, и когда под этим «гипнозом» находишься долго — рано или поздно начинаешь действовать в русле этой мифологии. Виноват даже не телевизор, а те, кто несет через него потоки идеологии ненависти».

Однако с точки зрения законодателей бороться с «подстрекателями» в интернете идеологически вернее, чем с «подстрекателями» в телевизоре — хотя вторые не менее опасны, чем первые — просто вторые получают государственные деньги.

Добавим, что в марте этого года широко обсуждалась инициатива упразднить в учебных заведениях позицию штатных психологов, оставив контроль над подростками учителям. Примечательно, что с таким предложением выступила все та же Ирина Яровая.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera