Комментарии

«Он был честным и ярким политиком. Это не может нравиться власти»

За что погиб мэр Гданьска Павел Адамович

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 4 от 16 января 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

3
 

Во вторник, 14 января, в больнице Гданьска скончался раненный накануне мэр/президент города Павел Адамович. Нападение на политика произошло 13 января прямо во время его выступления на сцене по случаю общенациональной благотворительной акции. 27-летний Стефан Вилмонт ударил Адамовича ножом в область сердца, а после того как тот упал, еще минуту стоял на сцене, демонстрируя нескрываемую гордость за содеянное. Убийство политика такого масштаба — дело государственной важности. Но само государство и действующая власть не в последнюю очередь несут ответственность за эту смерть — если не прямую, то моральную уж точно. Так считает Вацлав Радзивинович, польский журналист, обозреватель «Газеты Выборчей», который хорошо знал и самого Адамовича, и был в курсе событий, которые вокруг него происходили. Специально для «Новой» Радзивинович рассказал, каким человеком был погибший и в какой агрессивной атмосфере ему приходилось работать.

Павел Адамович был сравнительно молодым политиком — в ноябре ему исполнилось лишь 53 года. В юности он принимал участие в студенческих движениях — для участия в «Солидарности» он был еще слишком молод. В 1990-х Адамович пришел в местную политику, став депутатом горсовета Гданьска, а после, в 1998-м, президентом города.

В Польше это уже можно считать большой политикой: у представителей местного самоуправления много полномочий и нет проблем с финансированием — так устроена польская налоговая система. Адамович сознательно хотел быть именно региональным политиком и работать в Гданьске. Он неоднократно переизбирался от «Гражданской платформы» на пост президента (мэра) города. Однако на последние свои выборы прошедшей осенью Адамович пошел уже как независимый кандидат: в 2015 году он вышел из партии, чтобы на нее не легли обвинения в указании неверных данных в декларации о доходах, которые предъявлялись самому Павлу Адамовичу.

Фото: EPA

На выборах он выступал уже против «Гражданской платформы»: партия тогда поставила на сына Леха Валенсы Ярослава, который отнял у Адамовича в первом туре довольно много голосов. Адамович окончательно победил только во втором туре — против соперника от партии «Право и справедливость».

Эти выборы и их результат показали, что Адамович был не просто партийным выдвиженцем, а президентом именно от горожан — в Гданьске его любили и ценили.

И сразу после объявления о том, что Адамович скончался, центр Гданьска был полон людей, которые вышли на улицы протестовать против насилия и ненависти, чего, к сожалению, так много в сегодняшней Польше. Прилетел друг Адамовича, президент Евросовета и бывший председатель «Гражданской платформы» Дональд Туск, который тоже родом из Гданьска.

Фото: EPA

Адамович был интересным политиком, человеком от гражданского общества, открытых либеральных взглядов. Его принципы не могли понравиться сегодняшней власти: он хотел принимать беженцев, что у нас считается практически потворством терроризму, не забывал про немецкое прошлое города и, к примеру,

резко выступал против закрытия безвизового режима с Калининградом, говоря, что с русскими как с народом надо дружить.

13 января, когда на него напали, в Польше был совершенно особый день — день сбора средств «Большого оркестра праздничной помощи». Каждый год, в одно из воскресений января, добровольцы выходят на улицы и собирают средства на медицинское оборудование — прежде всего для детских больниц. Помимо этого, по всей стране проходят концерты с лучшими музыкантами, в которых — без преувеличения — принимает участие почти вся страна.

Однако не все в Польше поддерживают эту акцию: многие священники жаловались, что, мол, кто-то собирает деньги в воскресенье, а это должны делать священники в церквях. Польским консерваторам акция из-за ее влияния на молодежь также не нравилась, и против нее была устроена кампания. Еще в четверг, 10 января, за три дня до концерта,

на государственном телеканале показывали мультик, в котором прямым текстом говорилось, что все собранные деньги потом разворовывают какие-то евреи,

и вся эта акция — против польского народа. Против Адамовича в последние годы тоже было выдвинуто много нелепых обвинений: говорилось, например, что он готов «продать немцам Гданьск». Это понятно: он был ярким и честным политиком, что не может нравиться нынешней партии власти.

Сам Адамович в тот день также принимал участие в сборе средств, и за два часа собрал около полутора тысяч долларов. Напавший на него человек ранее уже был судим за ограбление банка. После удара он воодушевленно ходил по сцене, кричал, что его осудили за преступление, которого он не совершал, а бывшая тогда у власти «Гражданская платформа» его пытала.

Кто-то говорит, что у него психическое расстройство, однако я подозреваю, что это не так.

Если бы у него были серьезные психические отклонения, он бы не сидел в тюрьме — его бы перевели в психиатрическую больницу или дали ему другую меру пресечения.

Предполагаю, что у него мог быть политический мотив для убийства, который ему внушила государственная пропаганда, круглосуточно обвиняющая во всем «пятую колонну», а также клеймящая оппозицию, которая якобы развалила Польшу, и судей, которые все якобы уголовники. Наша пропаганда так говорит, она могла внушить молодому и психически неустойчивому человеку, что нужно взять нож и — с гордостью — идти убивать. Его поведение больше напоминало не психа, а джихадиста, который только что убил врага.

Записал Антон Вшивцев, «Новая»

 

Адам МИХНИК: Убийство Павла Адамовича — это удар в сущность, в основу польской демократии

Фото: EPA

Ненависть поразила свободу в сердце. Павел был выдающейся личностью Польши демократической и самоуправляемой. Был продолжателем лучших традиций Гданьска, города, для которого так много сделал. В основе этих традиций легенды героического Вестерплатте, великолепное восстановление города из послевоенных руин, память о революции декабря 1970 года, переговоры забастовочного комитета с правительственной делегацией в августе 1980 года, завершившиеся подписанием соглашения и возникновением «Солидарности» под руководством Леха Валенсы. А также забастовки 1988 года, которые проложили путь «Круглому столу» и выборам 4 июня 1989 года.

Павел олицетворял польский и гданьский патриотизм,

патриотизм Еугениуша Квятковского (министр промышленности и торговли в межвоенной Польше, автор концепции развития морской торговли и строитель морского порта в Гдыне. — Ред.) и Леха Валенсы. Он верил в проект Польши самоуправляемой, толерантной, плюралистической и многоцветной. Польши, дружественной в отношении соседей. Польши, верной христианским ценностям и ценностям либеральной парламентской демократии. Во имя такой Польши он начал политическую деятельность в эпоху диктатуры, для такой Польши работал как мэр Гданьска. Во имя этой Польши мог идти на компромиссы, когда это было возможно, и быть бескомпромиссным, когда это было необходимо.

За такую Польшу Павел Адамович отдал жизнь. Это преступление нанесло удар также по «Большому оркестру праздничной помощи» и лично по Юреку Овсяку (директору этой благотворительной организации. — Ред.), человеку, который несение добра сделал страстью своей жизни. Польская демократия без Павла будет беднее и печальнее.

Но какое же счастье, что в польской истории появился Павел Адамович.

Хоть и на мгновение.

Адам МИХНИК, главный редактор «Газеты Выборчей», Варшава

Перевод статьи, вышедшей в «ГВ»

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera