Сюжеты

Они без выстрелов бросились на террористов: чтобы не задеть заложников

Два французских спецназовца погибли в Африке. Они спасали сограждан, а не участвовали в «спецоперации» по уничтожению журналистов

Ордена Почетного легиона. Фото: EPA

Общество

Юрий Сафроновобозреватель «Новой», журналист RFI, Париж

13
 

Они погибли, но всех заложников спасли. В Париже во вторник 14 мая прошла национальная церемония прощания с морскими пехотинцами Седриком де Пьерпоном (33 года) и Аленом Бертонселло (28 лет). Президент Макрон, который несколько дней назад отдал приказ о проведении «сложнейшей спецоперации» на севере Буркина-Фасо, теперь стоит во дворе Дома инвалидов перед двумя гробами и говорит в лицо вдовам и родителям слова о подвиге, который «Франция не забудет».

Рядом стояли и товарищи погибших из спецподразделения морской пехоты Hubert («элиты элит») и другие военные, в основном, генералы. Накануне газета Le Monde написала: в армейских рядах «недовольны» Макроном. Парни погибли ради «безответственных туристов» (которые поехали в Бенин поучаствовать в сафари, да и попали в плен к террористам), а президент потом еще и поехал на военный аэродром под Парижем встречать спасенных.

В Елисейском дворце ответили: Эмманюэль Макрон — «президент всех французов, в том числе и тех, которые совершили необдуманные действия». Министр обороны Флоранс Парли сказала, что ничего не слышала о недовольстве в армии, а спасать заложников все равно необходимо, выбора не было. «Послание было двойным», — подчеркнула министр в эфире France Inter. Во-первых, гражданам Франции: «Миссия армии — защищать французов, и армия это сделала», во-вторых, это послание террористам: «Если они хотят напасть на Францию и французов, то мы их (террористов) разыщем, отследим и нейтрализуем».

Для Седрика де Пьерпона и Алена Бертонселло это закончилось двойным посланием на смерть. «Они сделали то, что должны были сделать, — сказал Жан-Люк Бертонселло, отец Алена. — Для него это плохо закончилось, но ради других им удалось выполнить свою миссию».


Во французском командовании операцию начали обдумывать после того, как 1 мая стало известно о похищении двух французов, Патрика Пика и Лорана Лассимуйаса, в национальном парке Пенджари в Бенине. Похитители убили их проводника, местного жителя, 29-летнего Грегуара Гбеджи, отца шестерых детей. Подробности того, что произошло потом, известны из выступления Франсуа Лекуантра, главы генштаба Франции. Похитителей отслеживали с 7 мая. В операции, помимо «живой силы» (включая прилетевших из Франции хирургов), задействовали дроны и вертолеты, «американские средства разведки», «технические средства» армии Буркина-Фасо… 9-го мая представилась «последняя возможность» освободить заложников. Похитители планировали «переправить их в Мали другой террористической группировке, Katiba Macina, что «могло в дальнейшем сделать невозможной организацию любой спасательной операции». Командование специальных операций (COS) «оценило риски», в Генштабе за «считанные часы» составили план, президент отдал приказ. (К слову, о том, кто приказал провести «спецоперацию» по убийству наших коллег Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева в ЦАР в июле 2018 года, следствие до сих пор не объявило).

В ночь с 9-го на 10-е в районе Гором-Гором (Буркина-Фасо, у границы с Мали и Нигером) двадцать спецназовцев пошли на «тихий штурм» стоянки террористов. Морским пехотинцам удалось подойти метров на десять, их заметили. Пехотинцы «решили пойти на штурм, не открывая огонь, чтобы избежать потерь среди заложников», — рассказал глава Генштаба. Очень сильные и блестяще подготовленные парни, Седрик и Ален, были убиты в упор.

А заложников спасли больше, чем ожидалось: помимо двух французов, в этом же плену почти месяц держали гражданку США и гражданку Южной Кореи. Гражданки долго путешествовали по «диким» уголкам планеты, пока их не похитили из автобуса в Буркина-Фасо. Что касается захватчиков в Гором-Гором, то их было шестеро: четверых ликвидировали, двоим удалось сбежать.

11 мая французских заложников и корейскую гражданку (американцы свою не показывают) торжественно встречали на военном аэродроме Виллакубле. Вместе с президентом Франции освобожденных приветствовали министр иностранных дел, министр обороны, глава Генштаба… Кстати, он мог бы и не ехать, показав тем самым, что «недоволен (такой) потерей двоих парней», — сказали газете Le Monde те же «армейские источники», упомянутые выше.

Заложникам тоже нелегко, говорит представитель кризисного центра МИДа:

«Они очень устали, находятся под впечатлением от плена и, кроме того, они осознают, что в жертву принесены три жизни».

Бывший заложник, а ныне снова свободный французский гражданин и путешественник Лоран Лассимуйас сказал прямо на аэродроме: «Безусловно, нам следовало бы больше учитывать рекомендации государства и сложность Африки и избегать посещения этого великолепного региона мира, который, к сожалению, качнуло в нестабильность».

Перед тем как погибнуть в Гором-Гором, старшина Ален Бертонселло отслужил в ВМФ больше семи лет. До Сахеля, куда их вместе с Седриком де Пьерпоном перебросили только в конце марта, служил на Сейшелах, в Катаре и Леванте, получал награды. Оставил вдовой 26-летнюю Леу Латурт, тоже военную.

Шеф группы коммандос Седрик де Пьерпон отслужил пятнадцать лет, «участвовал в операциях в Средиземном море и Леванте», получал награды, строил планы на жизнь в своем доме с любимой женщиной Флоранс Шартон и детьми. Но дом ремонтировали и пожить в нем Седрик так и не успел. И дети не родятся. А ведь он «должен был стать великолепным отцом», плачет теперь Флоранс.

Париж. Траурная церемония в Доме Инвалидов. С портретами — родственники погибшего морпеха Седрика де Пьерпона. Фото: EPA

Траурные машины, в которых лежали 33-летний главный старшина Седрик де Пьерпон и 28-летний главный старшина Ален Бертонселло, к Дому инвалидов провезли по мосту Александра III. Сотни граждан стояли на мосту и в окрестностях, хлопали и пели гимн, кто-то плакал.

После «национального прощания» в Доме инвалидов, пехотинцев навсегда увезут на родину: в Бретань и Верхнюю Савойю.

«Конечно, у меня есть ненависть. Я виню (этих туристов) за то, что они поехали в эту страну, хотя туда не нужно было ехать», — сказала Леа Латурт газете Le Parisien. Но потом добавила: «Если мы начнем вот так думать, мы из этого больше не выберемся. Люди, которые лезут в горы, тоже могут подвергнуть себя опасности, и долгом спасателей будет пойти и спасти их… В любом случае, ошибки есть повсюду. И это, к несчастью, жизнь».

С 2014 года в операциях за границей погибли 24 французских военнослужащих.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera