Комментарии

«Попрыгушки — это чья-то программа»

Как депутаты и звезды обсуждают защиту горожанами сквера в Екатеринбурге

Этот материал вышел в № 53 от 20 мая 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

8
 

«Очередное обкатывание все тех же майданных технологий», «наследники тех бесов устраивают и сейчас свой шабаш», «явные признаки манипуляций массами» — это оценки протеста против строительства храма в сквере Екатеринбурга от депутата, телеведущего и рок-музыканта. Публично оскорбляются теперь не столько верующие, сколько те, кто считает, что протест из-за одной из главных «скреп» страны — это влияние «политических аферистов». В поддержку защитников сквера при этом выступило гораздо больше людей.

Телеведущий Владимир Соловьев назвал защитников сквера «уродами», а Екатеринбург — городом бесов. Скриншоты

Одной из первых возмущенных реакций стала речь телеведущего Владимира Соловьева в эфире радиостанции «Вести FM». «О какой защите парка идет речь? Когда полторы тысячи уродов этот парк вытоптали и бросали фрагменты выломанного забора в реку», — распаляется Соловьев и дальше повышает тон и строго призывает к ответу соведущую: «А не задавали себе вопрос: где расстреляли Николая Романова и его семью? И вот этот город, в котором бесы до сих пор ходят и гуляют, разрушивший свой кафедральный храм и не восстановивший его, проявил себя бесами снова. Наследники тех бесов устраивают и сейчас свой шабаш». Буквально в тот же день протестующие в сквере дружно скандировали «Мы не бесы!».

Отличалась и депутат от «Единой России» Наталья Поклонская. Впрочем, ее негодование в отношении ситуации в Екатеринбурге было вполне предсказуемым — духовник бывшего прокурора Крыма, которого она неоднократно упоминала в своих интервью, как раз из столицы Урала.

Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»

«На самом деле, это очередное обкатывание все тех же майданных технологий. <….> Скоро, думаю, мы будем наблюдать лица организаторов. Как в свое время наблюдали в Киеве на Майдане. Преступников государственных. Вот для этих организаторов, как говорят в народе, с высокой колокольни плевать и на сквер, и на храм, и на толпу, которая, поддавшись ложным лозунгам и призывам, оболваненная и обманутая, вышла искать справедливость».

Акция по защите сквера «направлена на искусственное создание ненависти к православию, к нашим истокам. К нашим корням. И это уже последний шаг по уничтожению России. Поэтому надо понимать, что вот такие вот лозунги и попрыгушки — это все просто чья-то программа, чей-то замысел. Это нейролингвистическое программирование, которому подвергают вас. И делают бездушными роботами. Остановитесь», — заключила депутат.

При этом Поклонская также упрекает чиновников, которые не слышат людей, — потому что в таком случае разрешение конфликта происходит через силу, а как раз этого и ждут «политические аферисты», уверена депутат.

Владимир Шахрин, «Чайф». Фото: РИА Новости

Следующим, с предположением о наличии заинтересованных в протесте лиц, выступил екатеринбуржец, лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин. «Храмы в городе строили всегда, и в далеком, и в недалеком прошлом, но активное противостояние получилось только нынче, — заявил он местному изданию e1.ru. — Значит, появились некие силы, кому это понадобилось именно сейчас». Правда, после обрушившейся на музыканта критики от его же фанатов ему пришлось давать поясняющие комментарии о том, что он хотел помочь найти компромисс между сторонниками и противниками строительства, но затем и вовсе отказался комментировать эту историю: «Я переоценил свои возможности и недооценил ситуацию с расколотым надвое современным информационным полем».

В числе тех, кто помимо нового храма поддержал и спортсменов-борцов за новое православное сооружение (именно они «помогали» ОМОНу и жестко оттесняли протестующих от забора), был генеральный секретарь Федерации бокса России Умар Кремлев. Он, в частности, выразил благодарность спортсменам, которые охраняли огороженную территорию, но на деле только провоцировали собравшихся: «Спортсмены — лидеры общественного мнения, которые представляют свой город, страну всю свою жизнь». Борьба за храм с их стороны, как заявил Кремлев, это «правое дело».

Протест из-за строительства храма и в защиту зеленого сквера (о втором пункте многие забывали, выражая возмущение) — в первую очередь воспринимался некоторыми публичными личностями как навязанная неизвестными силами акция протеста. Правда, над «правым делом» бойцов-спортсменов, которые всему этому противостояли, в социальных сетях еще больше иронизировали. Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров написал стихотворение, в котором есть такие строчки:

«О, спорт, ты мир»
и «мир вашему дому».
Кто против храма?
Могут отхерачить, согласно православному канону».

Телеведущий Иван Ургант в своем вечернем шоу на Первом канале так прокомментировал ситуацию в Екатеринбурге: «Важный момент — как понять, что перед тобой православный боец, а не католический? Православный бьет справа налево». Как компромисс он предложил построить торговый центр: «Там можно и с детьми погулять, и перед дорогой сумочкой перекреститься, а если ты православный спортсмен, можно и на месте для инвалидов припарковаться».

Монеточка. Кадр из клипа

Публично поддержать защитников сквера также решила певица Елизавета Гырдымова, известная как Монеточка. Она написала в Instagram: «Я всегда знала, что в моем городе живут самые ответственные люди, которые знают, чего они хотят, ценят то, что им дорого, и борются за это <…>. Это уже не первый раз, когда жители Екатеринбурга своим примером показывают, что они осознают право выбора судьбы для своего города и стремятся его реализовывать в любых обстоятельствах. И я мечтаю, что наступит тот день, когда в нашей стране это не будет никого удивлять». Бывший лидер группы «Смысловые галлюцинации» Сергей Бобунец в своем Instagram подытожил, что храм на месте сквера уже совсем не обязателен: «После стычек — вообще не нужен. Не будет он плюсом к карме».

  • Татьяна Васильчук, «Новая»

Музыканты оказались по разные стороны забора. Прямая речь

Людмила Шегал
представитель «Ассоциации музыкантов Урала»
«Больно, что храм нас расколол»
 

— Рядом со сквером на Октябрьской площади проходит главная акция «Светает», которой завершается наш фестиваль Ural Music Night. Эта площадка для нас невероятно важна. На концерт приходит более 30 тысяч зрителей, и в любом случае мы переносить место не будем. До начала фестиваля месяц. Очень надеемся, что за это время участники конфликта услышат друг друга, и все завершится миром.

Фестиваль получил грант губернатора Свердловской области, среди наших партнеров — те люди, которые занимаются строительством храма. А вот среди публики и артистов много защитников сквера. Все знают, что за строительство высказались Шахрин и Бутусов. Не знаю, когда Бутусов в последний раз был в нашем городе, думаю, что давно. А Шахрин действительно уважаемый человек, к его мнению прислушиваются. Более того, он является художественным руководителем зимнего фестиваля «Старый новый рок», это тоже наш фестиваль.

У молодых — другая позиция. Среди тех, кто выходил в сквер, много ребят, которые у нас выступают. Очень боюсь, что в связи с высказываниями Шахрина молодые музыканты будут отказываться от участия в фестивалях. Надеюсь, этого не произойдет, но такие опасения есть. Нам больно, что храм настолько нас расколол.

Олег Гененфельд
программный директор «Нашего радио ЕКБ», директор группы «Чичерина»
«Волнует не столько храм и сквер, а неуважение власти к мнению горожан»
 

— Исток конфликта — не сквер и храм, а невнимание властей к мнению меньшинства. Громкого меньшинства, которое теперь уже постепенно превращается в большинство.

Я бы не назвал сквером то, что находится у Театра драмы, это все-таки больше газон, а не сквер. Это место притяжения молодежи, там они встречаются, лежат на траве, выпивают. Им это место дорого. Но сколько их? Думаю, человек триста. А для всех остальных сквер — псевдоним протеста против власти. Каждый день происходило что-то, что выводило эту тему с муниципального уровня на федеральный. Пытались требовать отставки властей. Ломали забор с криком «Сегодня забор, завтра Путин!». Была речевка «Кто не скачет, тот за храм». Я лично видел там молодых людей, которые выглядели одинаково, все в масках, в перчатках, это явно кем-то организованные ребята. Чего только не было.

Конфликт дробленый. Люди, которым действительно дорог сквер. Люди, выступающие против РПЦ. Горожане, обиженные на то, что с их мнением не считаются. Их, мне кажется, большинство. Плюс управляемая оппозиция. Где-то она Навальным управляется, где-то кем-то еще.

В конфликте отметились все, но у всех разные интересы. И лидера нет, некому сформулировать единые требования. Активисты настаивают на референдуме. Хорошо, пусть так. Но какой именно вопрос должен быть вынесен на референдум, чтобы все остались довольны? Я уже предвижу следующий конфликт — на этапе формулировки вопроса.

За строительство храма высказался Владимир Шахрин. Я в целом согласен с его видением проблемы: храм надо строить, но необязательно в этом месте. Надо искать компромисс. Как минимум его позиция не агрессивна, и это мне симпатично. А молодые музыканты, конечно, против, они даже писали Шахрину открытые письма. Против храма Олег Ягодин, лидер группы «Курара». Он еще и ведущий артист «Коляда-театра». Кстати, Коляда тоже против. А он не последний человек в городе. Его волнует не столько храм и сквер, сколько уважение власти к мнению горожан. Вернее, отсутствие этого уважения.

Все эти дни за РПЦ отдувался отец Максим Миняйло, настоятель Храма на крови. Он выходил к людям, разговаривал, пытался объяснить, ответить на их вопросы. Сколько ушатов говна на него вылили, можно себе представить. Тем не менее он каждый вечер выходил и ходил там всю ночь, дождь, не дождь. Это единственно верный способ в такой ситуации. С людьми надо разговаривать, гасить конфликт. Оттого и протестуют, что с ними не говорят.

Михаил Козырев
ведущий телеканала «Дождь»
«Невозможно говорить, что живешь лучше, когда власть творит беспредел по отношению к инакомыслящим»
 

— В этом городе я родился и прожил полжизни. Все мои одноклассники, одногруппники по институту, весь сонм музыкантов, с которыми я дружу, едины в своей позиции — они против постройки храма. Единственное исключение — лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин.

Для меня тяжело быть с ним по разные стороны баррикад. Я знаком с Владимиром много лет и очень его уважаю. Он человек порядочный, по-настоящему добрый и чуткий. Шахрин помогал воспитанникам детских домов, помогал беженцам с Донбасса, помогал восстанавливать деревни. Группа «Чайф» в этом отношении имеет безупречную репутацию. Я не сомневаюсь в искренности того, что он говорит. Это не тот человек, которого можно купить, Вова делает только то, что считает нужным.

Я ценю мужество, с которым он высказал непопулярную точку зрения. Другое дело, я с ней не согласен. Шахрин в моей памяти остается бунтарем, который отразил в своих песнях самое поворотное и непростое время в истории страны. «Никто не услышит», «Псы с городских окраин» помогли переменам в головах у людей. Это ведь его строчки:

«Он ищет здесь свой вчерашний день,
Он берёт в руки бедный крест и говорит мне: "Надень".
Но мы будем нелепы с этим крестом,
Я говорю ему мирно: "Оставь его на потом"…
Наш гимн жёстче, но, быть может, светлей.
За каждой строчкой мы видим конкретных людей…»

Что изменилось с тех пор? Почему сейчас он не может приехать в сквер и спеть эти песни? Мне кажется, что это, во-первых, возраст, во-вторых, да простит меня Володя, сытый образ жизни, который ведут наши герои рок-н-ролла. Дух протеста сохранили немногие, в первую очередь, конечно, Шевчук.

Шахрин говорит, что никогда не жил лучше, чем при Путине. С материальной точки зрения, наверное, так и есть. Но существуют нематериальные ценности. Невозможно говорить, что мы сейчас живем лучше, чем когда-либо в истории, когда власть творит беспредел по отношению к инакомыслящим, когда власть коррумпирована и ворует в таких количествах, когда власть врет нам в глаза и не испытывает никаких угрызений совести, когда свобода слова ограничена до ничтожных масштабов. Это значит, что твой уровень благосостояния окончательно поборол в тебе те ценности, ради которых ты взял когда-то в руки гитару. Ты видел несправедливость и пел о ней. А сейчас, увы, сделать этого уже больше не можешь.

  • Подготовил Ян Шенкман, «Новая»

Протест продолжается уже почти неделю, власти собираются предложить альтернативные площадки под строительство храма.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera