Сюжеты

Шрам на лице Европы

Тридцать лет назад рухнула Берлинская стена. Но и сегодня Германия по-прежнему разделена на Запад и Восток

East News

Этот материал вышел в № 125 от 8 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Леонид Млечинжурналист, историк

5
 

Вечером 9 ноября 1989 года член политбюро и первый секретарь берлинского окружкома Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) Гюнтер Шабовски выступал на пресс-конференции, которая транслировалась телевидением ГДР в прямом эфире. Еще существовали две Германии, Западная и Восточная, появившиеся после войны, и два Берлина, разделенные стеной в 1961 году.

Кто мог предположить, что всего через несколько часов рухнет Берлинская стена, которая разделяла не просто две части единого города, но и два мира. А очень скоро исчезнет сама ГДР, социалистическая Германия, и страна объединится.

Но точно так же никто не мог предвидеть, что и тридцать лет спустя Германия будет по-прежнему разделена на Запад и Восток! Похоже, настоящее объединение Германии еще не состоялось...

Впускать, но не выпускать

Что же произошло в Берлине тогда, 9 ноября 1989 года?

С Запада на Восток впускали, а с Востока на Запад не выпускали.

Главная забота власти: не позволить жителям ГДР покинуть социалистический лагерь.

А на пресс-конференции руководитель столичной партийной организации хотел всего лишь сообщить, что правила выезда из страны и въезда в нее упрощаются.

Журналист из Италии попросил уточнить, когда именно вступает в силу новый закон. Гюнтер Шабовски гордо ответил, что закон уже действует. Выслушав его, граждане первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян сделали то, чего никто от них не ожидал: сотни тысяч восточных немцев двинулись к контрольно-пропускным пунктам, разделявшим город. А пограничников никто не предупредил! И они не собирались никого выпускать.

Фото: AP

Министр госбезопасности ГДР, Герой Советского Союза Эрих Мильке позвонил только что избранному генеральным секретарем ЦК СЕПГ Эгону Кренцу и сказал, что ситуация становится взрывоопасной.

— Что ты предлагаешь? — спросил Кренц.

— Ты генеральный секретарь, — снял с себя ответственность министр. — Тебе и решать.

Эгон Кренц отдал приказ поднять шлагбаумы. В половине одиннадцатого вечера КПП открылись. Ошеломленные пограничники смотрели на бесконечную толпу, хлынувшую на Запад.

Железный занавес исчез

Нигде реальный социализм не был таким успешным, как в ГДР, — за счет советской помощи и тщательно скрываемых денег ФРГ. Но по сравнению с Западной Германией у Восточной не было преимуществ. Экономика ГДР оказалась неэффективной и неконкурентоспособной, ее провал не компенсировали даже замечательные качества немецкой рабочей силы.

Социализм построили только в отдельно взятом дачном поселке Вандлиц, где находились виллы партийной элиты. Восточные немцы называли его «Домом престарелых» (из-за преклонного возраста членов политбюро) и «Вольвоградом», поскольку руководители республики предпочитали шведские лимузины.

Многие жители ГДР искали возможность перебраться в ФРГ, Конституция которой автоматически предоставляла им гражданство. Летом 1989 года дорога на Запад внезапно открылась — через Венгрию. Она еще оставалась социалистической, и восточные немцы могли туда поехать. Но в Будапеште к власти пришли новые люди. Они снесли железный занавес, отделявший Венгрию от Запада. 27 августа 1989 года министры иностранных дел Австрии и Венгрии перерезали колючую проволоку на границе между двумя странами.

10 сентября границу открыли полностью. За три дня ее пересекли 15 тысяч восточных немцев.

4 сентября 1989 года в Лейпциге после проповеди в лютеранской церкви Святого Николая больше тысячи человек вышли на улицу с требованием гражданских свобод и полного открытия границ. Больше сотни демонстрантов были арестованы. Но это их не напугало. 9 октября в Лейпциге уже 70 тысяч приняли участие в демонстрации. На улицы вышли люди и в других городах. 4 ноября в центре Восточного Берлина, на Александерплац, прошел огромный митинг — полумиллионная толпа требовала свободы слова и свободы собраний.

9 ноября рухнула Берлинская стена.

От ГДР этого никто не ожидал!

В этот день мир впервые в послевоенные времена испытал симпатию к немцам. Оказывается, они способны испытывать искренние человеческие чувства. А для большинства берлинцев это была бессонная ночь счастья. Никогда еще — ни до этого дня, ни после — восточные и западные берлинцы не были так рады друг другу!

В городе творилось нечто невообразимое. Народ ликовал. Улицы были забиты машинами. Все ехали в сторону Западного Берлина. Восточным немцам хотелось увидеть другую жизнь. Они столько лет жили за глухим забором и не знали, как там, у соседей, за стеной.

Каждый гражданин ГДР, прибывая в Западную Германию или Западный Берлин, автоматически получал сто марок (тогда это было 55 долларов) — в подарок. Домой возвращались поздно вечером с подарками и грошовыми покупками.

После падения Берлинской стены больше четырехсот тысяч восточных немцев перебрались на Запад. Это было настоящее бегство от социалистической системы.

Фото: DPA

И ГДР исчезла. Вот уж от ГДР никто этого не ожидал! Советские руководители любили ездить в Восточную Германию, чтобы, вернувшись, торжествующе сказать: «Вот как способна работать социалистическая модель!» И вдруг зримое доказательство правоты передовых идей исчезло с политической карты мира. Не по воле небесных сил. Не по причине природных катаклизмов. Не из-за козней коварного врага. Не по вине немногочисленных восточногерманских диссидентов. А потому, что людям надоел социалистический режим.

Все происходило очень быстро. 31 августа 1990 года две Германии, ФРГ и ГДР, подписали договор «О строительстве германского единства». А 3 октября восточные земли уже вошли в состав ФРГ. Германская Демократическая Республика прекратила существование.

Где бьется сердце Германии?

Создание социалистического государства в Германии было частью сталинского плана преобразования Восточной Европы. Легко считать, что ГДР всего лишь грандиозный эксперимент, заведомо обреченный на неудачу. Но ведь после 1945 года у немцев был реальный выбор: в первые годы существования ГДР и ФРГ они могли свободно перемещаться из одной части Германии в другую, из социализма в капитализм и обратно. В основном, конечно, уезжали на Запад, но кто-то выбирал Восток!

Западная Германия быстро совершила переход от преступной диктатуры к образцовой демократии. Но при этом большое количество бывших чиновников нацистского режима нашли новую работу в Бонне. Руководители страны желали оставить прошлое в прошлом. Два десятилетия Западная Германия практически не преследовала военных преступников. Первый канцлер ФРГ Конрад Аденауэр сделал это не потому, что ощущал с ними душевное или идеологическое родство. Сам свободный от связей с гитлеровским режимом,

он решил, что придется строить новый государственный аппарат с помощью бывших нацистов — других специалистов в стране не было.

А в восточной части денацификация шла быстрее. Должности занимали только участники Сопротивления, узники концлагерей, вернувшиеся из изгнания коммунисты. Это вызывало симпатии.

Но когда в июне 1953 года демонстрации рабочих в Берлине и в других городах ГДР были разогнаны советскими танками, характер режима стал ясен. После 1953 года миграция происходит только в одном направлении — на Запад. До возведения Берлинской стены Восточная Германия потеряла три миллиона граждан. Партийные власти рисковали остаться в одиночестве. В Восточном Берлине было принято решение: любыми средствами прекратить бегство из республики.

12 августа 1961 года Берлин был разделен. Отныне из его восточной части нельзя было перейти в западную. Сначала город разделила колючая проволока. Через пару недель стали сооружать бетонную стену. Построили сторожевые вышки. Установили минные поля. Пограничная полиция без предупреждения стреляла в тех, кто пытался покинуть первое на немецкой земле государство рабочих и крестьян.

В ГДР стену называли «антифашистским защитным валом». На Западе — «стеной позора».

Прививка перестала действовать

Фото: AP

Уроки из трагического опыта Третьего рейха в западной части Германии извлекались правильные: в первую очередь нужны демократия и свобода. Многим не хотелось это признавать, но им пришлось услышать, что народ несет ответственность за то, что подчинился диктатору, за все преступления режима. Ответственные политики и деятели культуры ФРГ не пошли на поводу у тех, кто предлагал забыть о неприятном прошлом или твердил, что лагеря и убийства — измышления врагов. Неприятие нацистского прошлого стало темой обязательного школьного обучения. Именно поэтому Западная Германия, мучительно рассчитываясь с фашистским прошлым, постепенно превратилась в подлинно демократическое государство.

А в ГДР не было подлинно антифашистского воспитания. Фашист в массовом сознании — это солдат вермахта с закатанными рукавами и «шмайсером» в руках. Воспитывать иммунитет против идеологических составляющих фашизма не представлялось возможным. Как критиковать однопартийный режим, единую идеологию, непререкаемый авторитет вождя, нетерпимость к разномыслию и инакомыслию?..

Восточная Германия была социалистическим государством, там правила компартия, а сегодня это рассадник ксенофобии и крайне правой идеологии. Через три десятилетия после воссоединения Германии Восток и Запад словно снова расходятся. Восточные немцы голосуют за правых радикалов, поддерживают неонацистов.

Бывшие граждане социалистического государства — главные избиратели ультраправой партии «Альтернатива для Германии».

Что формировало восточных немцев? Жесткое, авторитарное воспитание в семье, которое сначала усугублялось прессом нацистского Третьего рейха, а затем — без перерыва — властью социалистического государства. После краха ГДР на востоке Германии образовался «идеологический вакуум». Его заполнили крайне правые.

Молодые немцы свободны от драм и катастроф ХХ столетия. Им кажется, что бремя истории снято с их плеч. Но прошлое не умирает. Его можно только забыть.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera