Сюжеты

От моря до моря

Что связывает генерала СК РФ Леденева, в вымогательстве у которого обвиняют калининградского журналиста Рудникова, со схожим уголовным делом в Новороссийске

Этот материал вышел в № 141 от 18 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

5
 
Виктор Леденев. Фото: Виталий Невар / ТАСС

Главный редактор калининградской газеты «Новые колеса» Игорь Рудников, 3 ноября заключенный под стражу по обвинению в вымогательстве 50 тысяч долларов у руководителя СУ СК РФ по Калининградской области Виктора Леденева, в декабре доставлен в Москву в следственный изолятор ФСБ «Лефортово».

Подробно обвинение, предъявленное Рудникову, а также известные на тот момент доказательства описаны в «Новой» № 124 от 8 ноября, поэтому здесь мы напомним о них вкратце. Рудников настаивал на переквалификации другого дела — о нападении на него в марте 2016 года — со ст. 105 УК РФ (покушение на убийство) на ст. 277 УК РФ: «Посягательство на жизнь общественного деятеля», в чем «Новая»,  СПЧ и Союз журналистов России его поддерживали.

Одновременно в газете «Новые Колеса» им был опубликован материал о коттедже в элитном районе Калининграда стоимостью от 150 до 200 млн рублей, в котором проживает (или проживал на тот момент) Виктор Леденев — руководитель СУ СК РФ по Калининградской области (см. также «Новую» № 82 от 31 июля).

По устной договоренности между генералом и журналистом, в курсе которой были и те, кто поддерживал требования последнего, Рудников обещал прекратить публикации о коттедже, а Леденев — направить в прокуратуру ходатайство о переквалификации дела на ст. 277 УК. Однако под видом документов о переквалификации 1 ноября руководитель СУ СКР лично передал при встрече в кафе помощнице Рудникова в закрытом файле 50 тысяч долларов.

Формальный повод для этапирования Рудникова в Москву есть: его дело ведет следователь федерального СК Андрей Кошелев, недавно переехавший в столицу из Калининграда (где работал под началом Леденева). Но проводить следственные действия было бы более эффективно в Калининграде, где продолжает работать потерпевший, где под домашним арестом находится посредник в «вымогательстве» — бизнесмен Александр Дацышин (в прошлом — заместитель полпреда президента по Северо-Западному федеральному округу) и где проводились оперативные мероприятия и проживают все возможные свидетели по «делу Рудникова».

Зато для Рудникова этап в Москву означает дополнительные пытки: здесь у него нет родственников и близких друзей, адвокат Игорь Вышинский, лучше других знакомый с делом, остался в Калининграде.

Игорь Рудников

Маневр с переводом Рудникова в Москву, затягивающий следствие на несколько месяцев, может свидетельствовать и о том, что с доказательствами в этом деле не все в порядке, но мы подождем с выводами: пока всей информацией владеет только следствие.  Зато, пока оно «поставлено на паузу», у нас есть время побольше узнать и рассказать о втором фигуранте этого дела — генерале СКР Викторе Леденеве.

Журналистская солидарность — ничто по сравнению с тем, как вытаскивают друг друга из трясины уголовных дел сотрудники силовых структур, но все же она тоже случается. Прочтя в «Новой» заметку о деле Рудникова, мне позвонила собственный корреспондент «Российской газеты» в Краснодарском крае Татьяна Павловская и сообщила, что имя генерала Виктора Леденева и здесь тоже на слуху. Более того, история, которой два года назад занималась Павловская, имеет много общего с обвинением, предъявленным Рудникову.

Вслед за зигзагами биографии Леденева, родившегося в Невинномысске в 1961 году, окончившего Высшую школу КГБ СССР в Москве в 1991-м и до назначения в Калининград возглавлявшего СУ СК РФ по Чечне, мы перенесемся от Балтийского моря к Черному — в город Новороссийск.

Надо сказать, что в отличие от многих других этот город бурно развивается: здесь есть работа в порту и сюда активно едут люди из других регионов. Соответственно, на берегу моря растут многоквартирные дома, и самые привлекательные из них — в центре на месте старых халуп, которые с этой целью выкупают застройщики.

В августе 2013 года одна из таких десятиэтажек начала расти по ул. Челюскинцев, 24. По правилам, утвержденным мэрией Новороссийска, минимальное расстояние между строениями должно составлять 6 метров, но стена нового дома оказалась в метре от соседнего, где живет доктор юридических наук, профессор Новороссийского института Московского гуманитарно-экономического университета Андрей Кравченко. За помощью он, преподающий таможенное право, обратился к более сведущей коллеге — доценту кафедры конституционного права Асе Литвиновой.

Литвинова, известная в городе тем, что умеет работать в судах и бесплатно помогла многим людям, написала запрос в администрацию города и выяснила, что ООО «Притяжение», зарегистрированное в Новороссийске за несколько месяцев до начала строительства, ведет его не только с нарушениями строительных норм, но и вовсе без разрешения (увы, это распространенная практика).

По доверенности Кравченко Литвинова подала иск в Октябрьский районный суд Новороссийска, и судья Головин А.Ю. до рассмотрения дела наложил запрет на продолжение строительства. Однако у судебных приставов, которые должны были его обеспечить, исполнительное дело затребовала прокуратура города, и стройка возобновилась. В дальнейшем откуда-то появилось и разрешение, иск Кравченко был отклонен, а с него взыскана стоимость строительной экспертизы — 70 тысяч рублей.

Весной на голову жене Кравченко упал металлический лист, а их соседи по ул. Челюскинцев обратились с новым заявлением в тот же суд и с тем же результатом.

Зато в процессе судопроизводства выяснились и другие многочисленные нарушения и отступления от строительных норм. «Притяжение», не имея опыта и лицензий, в качестве подрядчика указало строительную фирму из Санкт-Петербурга, которая никогда не вела работ в Новороссийске и впоследствии была вынуждена отмываться от причастности к этой истории через арбитражные суды. В июле 2014 года приказом Управления архитектуры и строительства администрации города разрешение на строительство было вновь отменено, и хотя стройка, как ни в чем не бывало, продолжалась, директор ООО «Притяжение» Валерий Тугарев счел за благо предложить Кравченко вместо его дома квартиру — но тот от размена отказался.

4 февраля 2015 года очередной проверкой органов земельного контроля был составлен акт о нарушении строительных норм, об отсутствии пожарных проездов, а также в том, что строительным мусором, сыплющимся сверху, дому Кравченко уже нанесен ущерб на сумму более 380 тысяч рублей. Между тем квартиры по договорам долевого участия по улице Челюскинцев, 24 уже вовсю продавались, и на апрель 2015 года их было раскуплено 30 из 42-х.

На этом фоне 1 апреля 2015 года директор Тугарев позвонил Литвиновой, чтобы сообщить, что «руководством» принято решение выкупить домик Кравченко и дать за него приличную цену: 15 млн рублей плюс квартиру в строящемся доме. На это Кравченко ответил, что предпочитает всю сумму деньгами в безналичной форме, и до 15 апреля шло рутинное оформление сделки: Литвинова составила договор, Кравченко оформил согласие супруги и другие документы, Тугарев требовал от него заявления об отсутствии претензий к «Притяжению», но Кравченко соглашался дать его лишь после регистрации договора.

Договор был подписан Кравченко и Тугаревым 14 апреля, и Тугарев попросил сообщить ему номер банковской карты, чтобы произвести «пробный платеж». 15 апреля он дал поручение бухгалтеру перевести деньги и попросил подтвердить это СМС-сообщением. Вечером того же дня Кравченко прислал СМС Литвиновой, она переслала его Тугареву, а 16 апреля в половине одиннадцатого ночи ей позвонила мама и сообщила, что к ним пришли с обыском сотрудники ФСБ.

16 апреля в 2 часа ночи в отношении Кравченко и Литвиновой было возбуждено уголовное дело по ст. 163 УК РФ — оба обвинялись в вымогательстве крупной суммы денег по предварительному сговору в обмен на нераспространение неких сведений (видимо, о незаконном строительстве). Литвинова была отправлена под домашний арест, а профессор Кравченко — в СИЗО.

Следственные действия, включая очную ставку с Тугаревым, с обвиняемыми не проводились, однако Литвинова через своего адвоката обжаловала постановление о возбуждении уголовного дела в суд и подняла на ноги собкора «Российской газеты» Татьяну Павловскую — чья активность, по-видимому, и привела к тому, что 21 мая 2015 года Ленинский районный суд г. Новороссийска признал возбуждение дела незаконным и освободил Литвинову из-под домашнего ареста, а Кравченко из-под стражи, где он провел более месяца. Впоследствии обоим были выплачены денежные компенсации, а «Российская газета» 22 сентября сообщила читателям, что начальник следственной части СУ МВД РФ по Новороссийску К.Б. Стрыгин уволен из полиции «в связи с ненадлежащим исполнение должностных обязанностей и несоблюдением требований УПК РФ».

На тот момент так оно и было, но затем следователю Стрыгину удалось добиться через суд изменения основания увольнения на «собственное желание».

Возможно, это связано с тем, что в Краснодарском краевом суде с 1995 года работает судья Светлана Стрыгина — это бывшая теща Карена Борисовича Стрыгина, который при вступлении в брак с однокурсницей взял ее фамилию (позже они были разведены).

На самом деле действия Стрыгина в истории с Кравченко и Литвиновой образуют состав не только дисциплинарного проступка, но и уголовного преступления: это ст. 299 УК РФ, «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела», часть 2 (соединенное с обвинением в тяжком преступлении), эта часть предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. В отличие от преступления, совершенного директором ООО «Притяжение» Валерием Тугаревым (ст. 306 УК РФ, «Заведомо ложный донос»), срок давности привлечения к ответственности по преступлению Стрыгина еще не истек.

Между тем Карен Борисович Стрыгин, уверенно опознаваемый, в том числе Асей Литвиновой, по фотографии на сайте СК как тот самый, в 2016 году оказался уже на должности заместителя руководителя Светлогорского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Калининградской области. Кстати, и заказчиком покушения на себя в 2016 году Рудников называет бывшего главу администрации Светлогорска — как депутат областной думы и редактор газеты он смог остановить дорогостоящий проект незаконного строительства на берегу Балтики в этом городе.

Виктору Леденеву мы отправили (и в копии — начальнику управления по связям со СМИ СК РФ) запрос по электронной почте с просьбой ответить, были ли ему на момент приема на работу Стрыгина известны обстоятельства его увольнения из СЧ СУ МВД в Новороссийске. Ответ в установленный срок в редакцию не поступил.

Однако фигура Стрыгина (а также сходство фабулы дела с «делом Рудникова» и их общее отношение к незаконному строительству) — далеко не единственное, что связывает генерала Леденева с этой историей в Новороссийске. Учредителями ООО «Притяжение» на момент конфликта с профессором Кравченко числились, кроме директора Тугарева, также Мария Георгиевна Яцына и Раиса Ивановна Леденева (50% долей). Это две уроженицы Невинномысска и мамы соответственно Игоря Яцыны, дважды привлекавшего в Новороссийске к уголовной ответственности (в последний раз в 2012 году за поборы на должности начальника поста ГИБДД, дело прекращено по не реабилитирующему основанию) и Виктора Леденева.

А Александр Викторович Леденев, 1988 года рождения, зарегистрированный в Ставрополе, кроме того, числился покупателем земельного участка по ул. Видова, 100 в Новороссийске, который был приобретен мошенническим путем (решением краевого суда он возвращен в собственность Краснодарского края) и на котором на уровне 3-го этажа остановлено незаконное строительство многоквартирного дома.

Разумеется, мы не против объективного расследования дела о вымогательстве у Виктора Леденева со стороны Игоря Рудникова, хотя заключение его под стражу и тем более этапирование в Москву выглядят чрезмерными. Однако теперь у нас есть право настаивать и на том, что должно быть возбуждено и расследовано дело по фактам незаконного уголовного преследования в Новороссийске Кравченко и Литвиновой. В рамках этого дела Карен Стрыгин должен быть допрошен и дать показания о том, была ли это его собственная инициатива, или кто-то его об этом попросил и он действовал в интересах этого просителя.

Кроме того, мы продолжаем настаивать, что дело о нападении на Рудникова в марте 2016 года, по которому из целого круга известных соучастников осужден за покушение на убийство только один из исполнителей, а заказчик не установлен (об этом деле см. подробнее в «Новой» № 65 за 21 июня 2017 года) должно-таки быть переквалифицировано, как это Виктор Леденев и обещал сделать Рудникову, на ст. 277 УК: «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля» и передано для полноценного расследования в Следственный комитет РФ.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera