Сюжеты

Соло на чужой трубе

США хотят освоить европейский газовый рынок и обещают по этому поводу не вводить новых пошлин

Европейское газохранилище. Фото: Ладислав Карпов / ТАСС

Экономика

Мария Епифановасобкор в странах Балтии

1
 

25 июля глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и президент США Дональд Трамп провели переговоры в Вашингтоне. На кону стояли торговые отношения: после того как Трамп поднял пошлины на сталь и алюминий на 25% и 10%, соответственно, а ЕС в ответ увеличил пошлины на длинный список американских товаров, многие заговорили о начале торговой войны. Переговоры прошли успешно: Трамп и Юнкер договорились работать над снижением уже существующих пошлин, а новые не вводить. В обмен от имени Евросоюза Юнкер пообещал импортировать больше американского сжиженного природного газа (СПГ).

Что значит «больше», ни Трамп, ни Юнкер не объяснили. Некоторая ясность появилась несколько дней спустя, после встречи Трампа с итальянским премьер-министром Джузеппе Конте. Выступая на пресс-конференции, американский президент заявил, что уже ведутся переговоры о строительстве в Европе 9–11 новых терминалов для приема сжиженного газа. Расходы оплатит, по словам Трампа, сам Евросоюз. Слова Трампа подтвердил и Конте, правда, отметив, что они в ходе встречи обсуждали поставки газа именно в Южную Европу, а не в Евросоюз в целом.

Борьба с зависимостью

О том, что зависимость от российских поставок — это плохо, не раз заявляли и отдельные лидеры европейских стран, и на уровне Евросоюза в целом. В 2015 году в ЕС заработал специальный орган — Энергетический союз, отвечающий за безопасность в энергетике. В его стратегии четко прописано: снижать зависимость от российского газа, переключаться на других поставщиков от Азербайджана и Туркменистана до США и Канады, а к пересмотру энергетических отношений с Россией вернуться, когда «условия будут благоприятными».

Вряд ли с 2015 года условия стали более благоприятными, однако «Газпром» уходить из Европы не спешит. Более того — заключает новые масштабные контракты: весной этого года Германия окончательно одобрила строительство морского газопровода «Северный поток-2». За это канцлер ФРГ Ангела Меркель выслушала отповедь Трампа, который назвал Германию «заложницей» России.

По данным Еврокомиссии, сейчас на долю «Газпрома» приходится чуть более 40% всего европейского импорта газа.

В количественных показателях поставки растут год от года и в 2017 году составили рекордные 194 миллиарда кубометров.

Удерживать хорошие позиции на европейском рынке «Газпрому» помогают два фактора: потребление газа в Европе растет (в 2017 году рост составил 6% по сравнению с предыдущим), а собственное производство падает. Так, с 2014 года сокращается добыча природного газа в голландском Слохтерене — крупнейшем газовом месторождении Европы, а к 2022 году она должна практически прекратиться. В результате общий импорт газа в Европу в 2017 году вырос на 10%.

При этом альтернативы «Газпрому» у Европы есть. Вторым после России крупнейшим поставщиком природного газа остается Норвегия с долей в 27%.

На третьем месте — сжиженный природный газ, которым Европу обеспечивают в основном внешние поставщики и все та же Норвегия.

Некоторые страны в последние годы активно переходят на СПГ. Литва первой из стран Балтийского региона запустила терминал для приема сжиженного природного газа в Клайпеде, и за счет этого существенно снизила свою зависимость от России: в 2017 году 45% импорта пришлись на СПГ из США и Норвегии. Сжиженный газ активно осваивает и Польша, запустившая в 2015 году терминал в Свиноуйсьце. Еще до окончания строительства, в 2012 году, Польша подписала долгосрочный контракт с Катаром: к 2020 году она обязуется покупать у этой страны 2,9 миллиарда кубометров в год. После открытия терминала Польша не раз заявляла, что с 2022 года, когда закончится ее контракт с «Газпромом», она намерена полностью отказаться от поставок российского газа.

Кроме Литвы и Польши терминалы по приему СПГ работают в еще восьми странах Евросоюза: Испании, Франции, Италии, Бельгии, Португалии, Нидерландах, Греции, а также в Великобритании.

При этом Германия — крупнейший в Европе импортер природного газа (на ее долю приходится почти 20% общего импорта) — пока покупает только классический, трубопроводный газ и является главным клиентом «Газпрома» в Европе.

Сколько стоит газ

Критикуя Меркель за сотрудничество с «Газпромом», Трамп вряд ли имел в виду лишь европейскую энергетическую безопасность:

Германия — большой рынок сбыта, пока закрытый для американского сжиженного газа, который Трампу очень хочется освоить.

До недавнего времени США импортировали природного газа больше, чем экспортировали. Так называемая сланцевая революция — активное внедрение технологий добычи газа из сланцевых пород — резко уменьшила себестоимость добычи и, как следствие, цену американского газа. В 2016 году заработали два экспортных терминала, еще четыре должны быть достроены в ближайшие пару лет. В 2017 году в США добыли более 760 миллиардов кубометров газа (для сравнения: показатель «Газпрома» — 471 миллиард за 2017 год), и в планах — активное наращивание производства. К 2019 году американцы планируют увеличить пропускную способность терминалов до 270 миллионов кубометров в день и стать третьими в мире экспортерами сжиженного природного газа, уступая лишь Катару и Австралии.

Значит, нужны новые рынки. Сейчас главные импортеры американского газа — Мексика (это близко, и транспортировка обходится дешевле), Южная Корея и Китай (там выше цены на газ, и продавать туда выгоднее, чем в Европу).

В этом, объясняет старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Тьерри Брос, главное отличие сжиженного газа от трубопроводного: «Расходы на производство и транспортировку СПГ всегда выше, чем у трубопроводного газа. Но он дает больше пространства для маневров: поставки всегда можно перенаправить туда, где выше прибыль».

В этом смысле американцам выгоднее иметь дело с Азией, чем с Европой, которая привыкла к более дешевому трубопроводному газу. Для сравнения: в начале года средняя цена на импортный СПГ в Великобритании составляла 7,1 доллар за МБТЕ (миллион британских тепловых единиц — стандартная единица измерения тепловой энергии), а в Китае — 9,3 доллара. «Газпром» же может с выгодой для себя продавать газ в Европе по 5–6 долларов за МБТЕ.

«Газпром будет оставаться компанией, которая может продавать трубопроводный газ в Европу с минимальными затратами, — говорит Тьерри Брос. — Соответственно, остальным поставщикам нужно снижать затраты, чтобы быть конкурентоспособными на европейском рынке».

Новые терминалы

Понятно, что вопрос цены напрямую связан с объемами: чем они ниже, тем выше себестоимость транспортировки СПГ. И пока это — проблема в «газовых» отношениях США и Европы. Хотя на долю СПГ приходится 11% общеевропейского импорта газа, это, в основном, поставки из Катара, Нигерии и Алжира. Американский сжиженный газ в начале этого года составил всего 1% — слишком мало, чтобы это было выгодно.

По мнению Тьерри Броса, растущая потребность Евросоюза в импортном газе отчасти решает эту проблему. «Наше потребление растет, с 2014 года оно выросло на 16%, — говорит он. — При этом наше внутреннее производство продолжает быстро снижаться. И мы должны будем импортировать все больше газа — и трубопроводного, и сжиженного. Как в конечном счете будет выглядеть корзина, зависит от цен и конкуренции».

Танкер-газовоз. Фото: Александр Семенов / ИТАР-ТАСС

Встраиваться в растущий импорт нужно сейчас — поэтому Трамп и заговорил о новых терминалах. Какие именно проекты имеются в виду, пока неясно. Комментируя заявления Трампа, в Еврокомиссии отметили, что 278 миллионов евро уже выделены для строительства новых терминалов в Хорватии, Греции и на Кипре. При этом важно понимать, что речь идет о средствах и проектах, которые были запланированы еще до встречи Юнкера и Трампа — и это будут терминалы со сравнительно небольшой пропускной способностью в собственности частных компаний, которым вряд ли интересны политические договоренности Еврокомиссии и США.

Еще один регион, где в ближайшее время могут появиться новые терминалы, — Балтийское море. О планах строительства собственного терминала еще год назад заявил премьер-министр Эстонии, периодически этот вопрос поднимается в Латвии, где терминал может быть построен на базе крупного Вентспилского порта. В 2020 году свой терминал планирует запустить Финляндия, строительство уже началось.

Более важный с точки зрения объемов рынка для США проект — строительство терминала СПГ в немецком Брунсбюттеле, городке недалеко от Гамбурга. В компании German LNG Terminal, которая занимается проектом, планируют, что оно начнется в 2019 году, а первую партию газа терминал сможет принять в 2022 году.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera