×
Репортажи

Пушки против холода

После наводнения пострадавшие семьи на Кубани мечтают провести новогодние праздники в сухих домах. В наших силах – помочь

Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Общество

Алиса Кустиковакорреспондент

1
 

Два месяца назад, октябре 2018 года, на Краснодарский край обрушилось наводнение. Вода шла, затапливая железнодорожные пути и разрушая мосты. Жертвами бедствия стали шесть человек. Пострадали больницы, детские сады и школы.

Почти семь тысяч жилых домов были повреждены.

Когда вода ушла, люди кинулись спасать жилье. Да что это было за жилье… В подвалах стояла вода, а в домах — невыносимый запах болотной тины. Сырой дом с промокшими стенами грозит развалиться на части, а когда приходят холода — превращается в ледяную клетку.

В таких домах людям жить нельзя.

Руководитель волонтерской группы «Добровольные пожарные Кубани» Максим Ребеченко. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Во влажной среде появляется плесень, а дышать воздухом, насыщенном ее спорами — опасно для здоровья.

Но сотни семей на Кубани живут — прямо сейчас.

Внутри ледяной клетки

Два месяца назад во дворах, пострадавших от наводнения, стояла бытовая техника, а около заборов — лежали груды пропитанной влагой мебели и мокрой одежды. Вещи грузовики продолжали вывозить на свалку, пока дом не пустел окончательно.

Четыре голые стены, выбитые окна, грязная вода в подполе, — так выглядели дома, в которые возвращались пострадавшие от наводнения семьи.

В доме семьи Горобченко. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Во время наводнения семья Натальи Николаевны Горобченко из станицы Кабардинская полтора дня просидела на чердаке, ожидая, когда уйдет вода. О бедствии семья школьных учителей узнала от коллеги — и еле успела укрыться.

«Сын меня схватил, на окно поставил и с окна на чердак закинул, — рассказывает она. — Муж хоть успел схватить инсулин — у него диабет».

Сын спас дважды, говорит Наталья Николаевна: когда семья ждали подмоги на чердаке, он доплыл до соседей, чтобы принести отцу еды. В наводнении семья потеряла все.

«Мы в доме не живем»

«Мы в доме не живем, — рассказала Наталья Николаевна спустя два месяца после наводнения. — Полы выкинули полностью — все загнило. Засыпали пятнадцать грузовиков гравия в фундамент».

Выход есть: воду из подвала надо откачать, а сам дом — просушить. Для этого нужно специальное оборудование — тепловые пушки или влагосушители. Только они стоят денег. Денег, которых у пострадавших от наводнения семей нет. После бедствия МЧС занималось тем, что просушивало школы и больницы. Жилые дома пострадавшие должны были спасать сами.

Социальные выплаты от 50 до 100 тысяч рублей, — такую сумму власти выплатили тем, кто потерял все имущество. Остался в прямом смысле этого слова без ничего — мебели, одежды, еды в ледяной клетке сырого дома.

В одном из подтопленных домов. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

В пресс-службе Краснодарского края «Новой газете» сообщили, что по данным на 20 декабря 2018 года, в списках пострадавших числится 9600 человек, 9077 человек из которых уже получили выплаты на общую сумму 601 миллион рублей. Помощь оказана 94% процентам пострадавших, заявили в пресс-службе. На помощь от чиновников в борьбе с холодом и сыростью рассчитывать не приходится, говорят люди.

— Пушки тепловые мы искали — никто нам их не дал, сказали — «включайте обогреватели», — рассказала «Новой газете» Наталья Николаевна.

С сыростью семья пытается бороться своими силами. «Печкой дом топим, дровами, мучаемся, отскабливаем от ила, — рассказывает она. Жить в доме семья Горобченко сейчас не может. «Сырость страшная — живем на квартире», — рассказала она.

Помощь семье оказала читательница «Новой газеты», которая перевела Наталье Николаевне сумму, сравнимую с компенсацией от государства.

Спасти дом за три недели

Анжелике Царевой из Хадыженска повезло больше — ей удалось просушить дом. Только вот заняло это три недели. Анжелика говорит, что сама бы никогда не справилась. Помогали семье не чиновники, а добровольцы.

Уже два месяца после наводнения команда волонтерской группы «Добровольные пожарные Кубани» спасает кубанские семьи от холода и сырости. После бедствия ребята приезжали откачивать воду из подвалов жилых домов — приспособили под это пожарные рукава и помпы. Сначала справлялись своими силами — машину каждый раз находили у друзей, а деньги на бензин — среди знакомых.

Потом подключился фонд «Предание» — начал сбор в помощь пострадавшим от наводнения.

Пес после наводнения. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

За два месяца удалось собрать 120 тысяч рублей. Но чтобы просушить дома, этих денег не хватает. По подсчетам добровольных пожарных, просушки требует не меньше 400 домов — сто в Хадыженске и еще триста в станице Кабардинская.

«Прямо сейчас нашей помощи ждут в 50 домах, где проживают многодетные семьи, инвалиды, одинокие пенсионеры, — рассказывает руководитель волонтерской группы «Добровольные пожарные Кубани», Максим Ребеченко. — И это с учетом того, что мы были вынуждены остановить прием заявок».

Тепловые газовые пушки пожарным нужны для того, чтобы разогреть стены и выпарить воду. Процесс это не быстрый — влага ведь не только снаружи, но и внутри стен. Есть и другая проблема — при морозах газовая тепловая пушка становится бесполезна.

Сушить дома в любую погоду позволяют промышленные сушители.

«Они могут работать даже при отрицательной температуре в помещении, — объясняет Максим. — Сушитель прогоняет через себя влажный воздух, а жидкость собирается в специальный бак. В тех погодных условиях, которые сейчас в зоне затопления, сушители ускорят просушку».

Один комплект влагоосушителя с вентилятором стоит 90 тысяч рублей. «Чем больше будет комплектов, тем больше домов мы сможем высушить», — говорит Максим. Сейчас ребята рассчитывают собрать средства хотя бы на три комплекта.

Пожарные несут ежедневные траты на топливо. Средства нужны и на бензин, и чтобы заправлять газом баллоны для тепловых пушек.

«Чтобы заправить восемь баллонов. нам нужно 4000 рублей, — рассказывает Максим. — Хватает этого на три дня интенсивной работы».

«Новая газета» попросила пострадавшие от наводнения семьи рассказать, как они живут спустя два месяца после бедствия.

Елена напротив своей квартиры, Кривенковское. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Елена Артюхова, село Кривенковское, Туапсинский район:

— Если честно, ничего не делается. Свет никто не подключает. Администрация нам говорит: «Все будет делаться». Мы хотим в суд подавать на администрацию — может, деньги хоть получим. Сколько может это продолжаться? Сейчас река снова поднимается — воды по колено, во дворах стоит. В принципе, первым этажам терять уже нечего.

Михаил и Анна Мельник, Кривенковское. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Анна Мельник, село Кривенковское, Туапсинский район:

— Квартира в ужасном состоянии. Зайти мы туда не можем, полный подвал воды. Воняет ужасно. Через месяц после наводнения нас опять затопило.

Вода заходила в подъезд. Но власть нам ответила: «Дом у вас нормальный, мойте квартиры и живите». Но это невозможно! Мы что, смертники? Соседи наши жалуются на верхних этажах, что трещины по квартирам пошли. А в квартире нашей полы надо вскрывать. Очень страшно жить! Отопления в доме нет, топят дровами. И опять сегодня дождь идет. Сейчас живем с детьми на недостроенной даче. Накупили обогревателей, греемся.

Любовь Ивановна Корнева, село Кривенковское. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Любовь Ивановна Корнева, село Кривенковское, Туапсинский район:

— Мы подняли вопрос о признании нашего барака нежилым — и он до сих по решается. Мы постарались администрации показать все: и что плохой фундамент, и что стены трескаются, и что доски гнилые. Сейчас дожди идут, и речка снова поднимается. Мы постоянно выходим и смотрим: прорвется вода к нам или не прорвется. Так и живем.

Бараки, село Кривенковское. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

«Запах в доме как осенью в лесу»

— Я когда поняла, что в этом доме жить нельзя — очень сыро, — стала звонить в администрацию, — рассказывает Анжелика Царева из Хадыженска. — Меня послали. Сказали — уже не занимаемся этим, ищите сами. Я стала в интернете искать информацию и нашла сайт. Написала Максиму напрямую. Он мне ответил: вы третья на очереди — ждите. Мы ждали и дождались.

Анжелика Царева говорит, что без волонтеров не спасла бы дом: «Максим возил баллоны, газом их заправлял, это же какие деньги!».

Большинство пострадавших продолжает жить в сырых домах, рассказала она. Но теперь просушить жилье гораздо сложнее — на Кубань пришли холода.

— Сушить дом надо в летнее время, а не когда дождь идет, — говорит она. — Соседи ничего не сушили и воду из подвала не откачивали. В итоге заходишь в дом, а там запах грибов — как в лесу осенью. И люди этим дышат, спят в этом.

— Последствия мы узнаем через несколько лет, — после паузы продолжает Анжелика.  — Ведь это не сразу — проснулся на утро с пневмонией.

Пострадавшие от наводнения семьи мечтают провести новогодние праздники в теплом и сухом доме. Это может сохранить им здоровье, а кому-то – жизнь.

Помочь сбыться этой мечте может каждый из нас. Это очень просто — достаточно перевести небольшую сумму фонду «Предание», который помогает добровольцам спасать дома.

Вот ссылка, по которой можно сделать пожертвование:

https://fond.predanie.ru/blago/340707/

Любое. Даже самое маленькое.

И пусть будет немного теплее.

Наводнения и отставки

По итогам наводнения своего поста в Краснодарском крае лишился всего один чиновник — глава Апшеронского района Роман Герман. Он ушел в отставку после публичной жесткой критики со стороны губернатора региона Вениамина Кондратьева. По обвинению в халатности в Апшеронском районе было возбуждено уголовное дело. Проверка установила — чиновники знали, что на территории Хадыженского городского и Кабардинского сельского поселений может случится ЧП, но мер для защиты людей не предприняли.

Однако Апшеронский район остался единственным, где дошло до отставок. Показательна ситуация в курортном микрорайоне Дагомыс в Лазаревском районе Сочи, который раз за разом сталкивается с затоплениями. Одна из причин бедствия — застройка русел рек высотными зданиями, о чем жители Дагомыса регулярно информировали администрацию Краснодарского края. В марте 2017 жители даже провели народный сход, направили обращения в полицию и мэрию Сочи требуя остановить стройку в водоохранной зоне. Однако в руслах рек продолжают расти высотки.

Один из пострадавших домов в Хадыженске. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»
«У нас ни один город, находящийся на Черноморском побережье или примыкающий к главному Кавказскому хребту, не готов к наводнениям, — высказал мнение житель Туапсе, член совета «Экологической вахты по Северному Кавказу» Евгений Витишко. — Мы как слепые котята. Надо возвращать систему мониторинга, а потом восстанавливать все берегозащитные и противопаводковые системы. Формально, со времен Крымска в муниципалитетах всем занимается МЧС. Но оно занимается ликвидацией, а не строит защитные объекты. По уставам муниципалитетов ответственность за строительство объектов лежит на муниципалитетах».

Читайте также

«Последствия расхлебывать будем долго». Забайкалье уже вторую неделю не может выйти из-под воды

 

Пеший мост в станице Кабардинская. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Евгений Витишко считает, что Туапсе и окрестности пострадали от двух разных процессов.

«Подтопление в Туапсе и наводнение во всей остальной части района начались в разное время, — отмечает он. — При строительстве улиц часто забывают про ливневки. Подтопление в Туапсе не связано с наводнением, оно связано с неспособностью территории отвести с центральной части города воду».

Задержания и аресты чиновников на Кубани были — они просто не были связаны с итогами стихийного бедствия напрямую, хотя и совпали по времени. Первые задержания и обыски прошли в администрации Сочи ещё в апреле 2018 года. Тогда были задержаны чиновники и застройщики по подозрению в незаконном строительстве, махинациях с землей и недвижимостью. Против руководителя городского департамента имущественных отношений Владимира Пермякова было возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК (Превышение должностных полномочий).

Был задержан только что уволившийся на тот момент из администрации Юрий Паламарчук, курировавший сферу ЖКХ замглавы Сочи. Сейчас он находится под домашним арестом. Вице-мэр Иван Бомбергер был задержан 24 октября, когда Сочи пострадал от наводнения. Чиновника подозревают в превышении должностных полномочий, он находится под арестом.

Любовь Ефремова у себя дома, Хадыженск. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

В октябре следователи возбудили уголовное дело против замдиректора департамента городского хозяйства администрации Сочи Виталия Петренко, который подозревается в неправомерном расходовании 123 бюджетных миллионов. А именно — превышении полномочий при заключении контрактов на приобретение жилья для граждан, проживающих в аварийных домах. По версии следствия, средства чиновник потратил на покупку помещений, не отвечающих требованиям жилых, заключив контракты с застройщиками на покупку квартир в недостроенной многоэтажке.

В квартире Михаила и Анны Мельник, Кривенковское. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

За несколько дней до этого правоохранительные органы задержали первого вице-мэра Сочи Сергея Юрина и заместителя гендиректора АНО «Росгонки» Анатолия Рыкова. Кроме того, фигурантом уголовного дела о халатности стал директор департамента архитектуры, градостроительства и благоустройства Владимир Малов. Утверждается, что в сентябре 2016 года он не проверил на соответствие регламентам результатов инженерных изысканий при вводе в эксплуатацию многоквартирного дома. Одновременно с арестами коллег заместитель главы администрации Сочи Эдуард Волков написал заявление на увольнение по собственному желанию.

Алиса Кустикова при участии Софьи Русовой

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera