Сюжеты

ТриКультура

Хочется делать — делай и не жди

PhotoXPress

Этот материал вышел в № 115 от 14 октября 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

Хотим написать не об уроках, — сказали параллельцы, — экзаменах и отношениях с родителями, а о том, что находится за пределами дома и школы: о современной культуре, которая нам интересна, о том, что в ней делает наше поколение или те, кто чуть старше нас, о собственном опыте, в конце концов. Конечно, культуру нынешних молодых в четыре полосы вкладки не вместить; кому интересно больше — читайте в нашем паблике vk.com/publicparallels.

Эта вкладка — про современную культуру, как мы ее видим. Про культуру простоты и пространства, про культуру всех возрастов. Это главные свойства нашего культурного фона.

Культура простоты — именно то, что сейчас приходит на смену постмодерну. Что отражается во всем: и в живописи, и в поэзии, и, соответственно, в музыке. Современный молодой массовый зритель не хочет, чтобы его нагружали иронией, скрытым смыслом, посылом, который он может как-то «неверно» для себя истолковать. Ему нужны чувство, эмоция — и эмоция искренняя. Это есть «новая искренность», «новая простота». Она, можно сказать, определяет почти все, что сегодня творят.

Культура пространства тоже очень важна. Пространство разделяется на офлайн- и онлайн-пространства, и именно второе все больше и больше влияет на искусство. Оно поддерживает ту самую «новую искренность»: в бесконечном скролле ленты глаз должен зацепиться и удержаться на рассказе, новом сингле либо стихотворении. Если автор не приложит усилия к тому, чтобы подстроить контент под аудиторию, — он останется в неизвестности.

Офлайн-пространство из себя представляет, по сути, всё: и немногочисленные, но колоритные сквоты, в которых живут художники, и «Яму», где пьющая молодежь играет «Перемен» на гармошке и рассуждает о Ницше и Канте, и сами города — будь то Петербург, будь то Москва, будь то Якутск с его независимой и самобытной рок-сценой в заброшенных ангарах. Кем бы мы были, каково было бы отражение нашей личности на нашем искусстве, если бы мы не имели Малой Родины?

И культура эта открыта для всех возрастов. Больше всего в ней, правда, молодых. И совсем-совсем молодых: сегодняшние столичные дети творят, по-взрослому рассуждают и ставят серьезные цели, совершенно невзирая на свой возраст. «Хочется делать — делай и не жди» — девиз новых молодых. И больше всего это проявляется в искусстве.

Потому что сегодняшнее искусство утверждает: чтобы стать художником, ты не должен уметь рисовать. Чтобы стать музыкантом, ты не должен учить ноты. Чтобы быть поэтом, вовсе не обязательно идти в литинститут. Главное — «передавать».

Андрей Петушков,
16 лет

От папиного рока до Монеточки

Чем живут авторы этого номера в свободное от учебы время? Что смотрят, слушают, читают?

Моя культурная жизнь прежде всего музыка. Все началось с поездок в школу с отцом. В магнитолу каждый раз неизменно вставлялся один и тот же платиновый альбом группы Queen. Вкусы меняются, любимые песни надоедают, а эта музыка вечна. Биография, которую я могу цитировать, сотни страниц воспоминаний... Я не могу назвать себя заядлым театралом, но театр приносит мне удовольствие. В литературе любимая тематика — военная. В 9 лет я прочитала «Воспоминания и размышления» Жукова и поняла: затягивает.

Арина Морозова

Читайте также

Видеть их глаза. Как мы пели в метро и что из этого получилось

Я обычно шучу, что ничего в молодежной музыке не смыслю, и это отчасти правда. Предпочитаю прямо-таки банальный русский рок: «Аквариум», «ДДТ», «Нау» — и все по списку. Я учусь смотреть разные спектакли, потому что с самым современным театром, какой сегодня есть в России, у меня пока сложные отношения. Хочется завести знакомого искусствоведа и ходить с ним в Пушкинский, а пока я в гордом дилетантском одиночестве рассматриваю красивую Афину с совой и змеей на первом этаже.

Ксюша Абросимова

Читайте также

Театр ощущений. Зачем молодежь идет в режиссуру и как живет современный театр за пределами официальных площадок

Музыка — моя главная стезя. Слушаю почти все: за 9 лет собрал больше 2000 песен в «ВК», а посещенные концерты не счесть. Самое оно — андеграунд: столько удивительного и неизвестного — одни «4 Позиции Бруно» чего только стоят. Я знаком с кучей участников разных групп — у нас схожий дух. Я сам играю в паре групп: они разнятся по жанру, от психоделической электроники до пост-панка. Все они экспериментальны — это главное. Книги — Достоевского, Воннегута, Булгакова, Кастанеды. Табу — подростковое вроде «Сумерек» и «Голодных игр».

Егор Биндас

Читайте также

После постмодернизма — скучная простота. Десятиклассники Андрей Петушков и Егор Биндас идут на гаражный фестиваль

Я выросла в киносемье, поэтому с детства была окружена книгами по искусству и арт-хаусному кинематографу. С 5 лет мама водила меня на открытия выставок и посиделки в мастерских — так я и училась в художке и фотостудии. Я знала больше своих сверстников, поэтому мне было с ними скучно. В 16 лет я познакомилась с ребятами с Покровки, и мы начали вместе творить. Мы ходим в театр, устраиваем выставки и концерты, работаем на фестивалях и постановках. В нашей компании есть негласное правило: если у твоего знакомого есть идея, то ты обязан помочь. Я руководила маркетом-квартирником «Вешалка», создавая платформу для молодых авторов. Если ты вырос в театральной семье, то ты не можешь уйти из театра: я поступила на продюсерский факультет РГИСИ в Питере.

Полина Капранова

Читайте также

Не зазнаваться. Чтобы заниматься любимым делом, надо просто бросить все, посидеть без денег и работать над собой

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera