Комментарии

«Удалось испортить праздник»

Эксперты – о том, можно ли считать митинги протеста 9 сентября тактической победой оппозиции

Фото: Екатерина Архипова / специально для «Новой»

Политика

11
 

Единый день голосования 9 сентября вряд ли можно будет назвать прошедшим в спокойном режиме. На несогласованные акции протеста сторонников Алексея Навального власти отреагировали достаточно жестко. В ряде городов прошли задержания. Центром конфликта стал Санкт-Петербург, где были задержаны более 500 человек (по данным МВД – 100): в автозаки вели стариков и детей, некоторых демонстрантов, не стесняясь, били дубинками, в толпу кидали дымовые шашки. Столкновения с полицией были и в Москве, по их итогам уже заведено уголовное дело по факту нападения на полицейского. Всего по стране было задержано, по данным ОВД-Инфо, 839 человек.

На этом фоне откровенно скучные в первой половине дня выборы (самое запоминающееся событие – голосование директора барнаульского зоопарка, который пришел на избирательный участок с тигренком) к вечеру тоже местами превратились в интригующие. Как минимум, в трех регионах – Хабаровском крае, Приморье и Хакасии, - ни один из кандидатов, кажется, не смог преодолеть планку в 50%. О том, что на выборах может быть второй тур, в России уже успели подзабыть. В некоторых регионах «Единая Россия» по данным к 22:00 уступала, хотя и незначительно, КПРФ и ЛДПР.

Председатель ЦИК Элла Памфилова даже заявила, что на этих выборах «страсти кипят».

«Новая» попросила экспертов оценить, насколько на выборы повлияли протесты на улицах, и можно ли говорить, что пенсионная реформа стала большой проблемой для действующей власти.

ThankYou.ru
Глеб Павловский
Политолог

— Пока все остались при своих. Нет никаких индикаторов, цифр, показателей поддержки власти, и нет окончательного числа участников протестов. Разница по отношению к протестующим в Москве и Питере носит местный характер. Собянину было важно показать на выборах, что он выше всего — в том числе выше федеральных проблем, — а в Петербурге на жесткость задержаний могли действовать факторы страха перед возможными массовыми беспорядками. По итогам протеста пока нет сдвига, который власть могла бы рассматривать как сигнал от оппозиции, но и нет сигнала от власти, что она хотя бы что-то понимает в происходящем.

Возможные вторые туры на выборах в разных регионах – это, несомненно, следствие того, что население недовольно властью. Пенсионная реформа что-то надорвала в консенсусе общества и власти. Но этот надрыв еще не сказался до конца, он ушел вглубь, и надрыв этот серьезный. Власть в слишком явной форме сняла с себя ответственность за условия выживания. Кажется, в Кремле что-то недооценили. Ведь там действительно считают, что те деньги, которые система тратит на саму себя, формально потребляет население – пусть это не деньги на продукты, но деньги на державу. Это принцип системы, но люди, как оказалось, не готовы уже поддерживать это уравнение.

Росбалт
Николай Петров
Политолог

— Сам факт использования несистемной оппозицией такого общественного раздражителя, который не затушевывается проходящей избирательной кампанией, можно рассматривать как вполне резонный политический шаг. Жесткая реакция власти может свидетельствовать о том, что она и вправду испытывает опасения по поводу того, что на фоне не очень легитимных из-за низкой явки выборов оппозиция устраивает сравнительно масштабные акции протеста – и это вдобавок несколько дискредитирует кандидатов от власти.

Кажется, оппозиции удалось испортить тщательно конструируемый «праздник» под названием «выборы», поскольку получилось в такой день вывести людей на улицы.

Эксперты и раньше высказывали мнение, что на выборах губернатора в трех регионах возможен второй тур. Власть делала все, чтобы неожиданностей не произошло, устраивала стерилизованные выборы, устраняя даже более-менее достойных кандидатов. Любой результат – это будет пиррова победа. Провести кандидата в регион, зачистив конкурентов, можно – даже если у него не будет популярности в этом регионе. Но есть ли от этого толк? Скорее нет, чем да.

Что касается Москвы, то на фоне тех усилий, которые власть прилагала для повышения явки, итоговые цифры (к 20:00 явка составляла около 28% — В.П.) будут скорее неудачей, чем нормальным ходом вещей. Другое дело, что явка может быть и ниже, но не радикально ниже, чем это было в 2013-м году. Но надо сравнивать и сами выборы: тогда был хотя бы какой-то миф о конкуренции, а сейчас, по сути, мы имеем лишь попытки власти показать, что некоторая часть москвичей поддерживает Собянина. Выборы в Москве выхолощены.

Википедия
Дмитрий Гудков
Политик

— Жесткая реакция властей на протесты – это от безнаказанности и от того, что на протест пришло мало людей. Власть продемонстрировала: нам плевать. Мы вас разгоняем, и нам ничего за это не будет, потому что вас мало, и весь протест против пенсионной реформы мы маргинализируем. Все должны понимать: есть только разрешенные митинги вроде КПРФ, которые можно контролировать. Это попытка расколоть противников пенсионной реформы.

Вот что случилось: пропала вера в мирный протест. Почему сегодняшние выступления были немногочисленными? Во-первых, разных акций слишком много. Во-вторых, если говорить об оппозиции, мы можем зацепить аудиторию только при помощи социальных сетей, а там преобладает молодежь, которой до пенсии как до Луны.

В итоге в выборы люди не верят, в мирный протест тоже не верят. Поэтому люди сегодня были злые — это было заметно.

На той же Болотной в 2011 году было ощущение праздника — плакаты, шарики, улыбки, — а теперь все перешло в плоскость каких-то столкновений. Пока открытых конфликтов нет, но я не уверен, что через какое-то время их не будет. Это же все происходит на фоне арестов за лайки и репосты, на фоне дела «Нового величия», пыток в колониях. Идут фундаментальные изменения в общественном сознании. Власть, побеждая на псевдовыборах и так подавляя незначительные митинги, чувствует себя самоуверенно и не понимает, что происходит на самом деле.

Что касается неожиданностей на выборах в некоторых регионах: пенсионная реформа, очевидно, привела к изменению общественного мнения. Где-то оно выплеснется в протестное голосование – там, где есть сильные по местным меркам оппоненты власти: в первую очередь, от КПРФ и ЛДПР (это известные бренды). Если нет оппонентов — как в Москве — то возможно снижение явки. Сдвиги в общественном сознании есть, о них можно говорить.

Эхо Москвы
Григорий Мельконьянц
Сопредседатель движения «Голос»

— В регионах нарушения так или иначе присутствуют, они разные по степени и масштабам. Весь вопрос в оценках: насколько для ЦИКа, например, вброс бюллетеней серьезное нарушение или несерьезное. У нас сейчас есть видео из трех регионов, где эти вбросы зафиксированы: в Кемеровской, Ростовской и Ульяновской областях. Есть проблемы, связанные с принципом «мобильного избирателя». Зафиксированы случаи, когда избиратели не находили себя в списках, или, наоборот, появлялись там, где своих данных не оставляли. Кроме того, система проверки, не проголосовал ли избиратель на другом участке, очень архаична: члены УИК выясняют это по телефону, что может занимать до двух часов. А в Саратовской области, где проходят довыборы депутатов в Госдуму по двум округам, избиратель прикрепился в одном округе, хотя должен был голосовать в другом. Система такие случаи почему-то пока не фиксирует.

Есть проблема с принуждением избирателей. В связи с низкой конкуренцией и выборами без интриги, во-первых, резко снизилось количество наблюдателей (в Москве на выборах 2013 года было 8000 человек, а сейчас – всего 1000), а, во-вторых, снизилось количество избирателей. И тут включаются различные механизмы: бюджетников и студентов в обязательном порядке отправляют на выборы, а других людей пытаются подкупать – и даже полиция пытается вмешиваться и пресекать это. К тому же, используются способы фиксации прихода избирателей – талончики, купончики, флаеры.

Были еще некоторые отдельные инциденты, но обычно общая картина произошедшего формируется к середине следующей после выборов недели. Информация – в том числе полученное видео – стекается и обрабатывается, и чаще ситуация оказывается мрачнее, чем кажется в день голосования.

Пенсионная реформа оказала серьезное влияние на избирательную кампанию – в том числе и на поведение избирателей, на их голосование, так что сюрпризы возможны. Часть людей пришла на выборы с фигой в кармане с намерением проголосовать исключительно против того кандидата или той партии, которую они считают виноватой в пенсионных изменениях. Протесты на улицах входят в общую картину пенсионной реформы, но задержания в день голосования выглядят не очень красиво, и поэтому это просто ударяет по имиджу кандидатов.

Mosaica.ru
Владимир Перевозчиков
Политтехнолог

— Замысел проведения акций протеста именно 9-го числа, в день голосования, со стороны оппозиции понятен. Но я бы сделал по-другому – провел бы акцию 8-го числа, потому что тогда можно было бы разозлить людей, чтобы они пошли на выборы протестно голосовать. А сейчас они выразили гнев на площади и разошлись по домам, а власть свои проценты в итоге получает. Конечно, есть разумность в идее за счет митингов просто «убить» явку, но, я думаю, несистемная оппозиция исходила просто из принципа вытащить людей из дома. Но и то: посмотрите основные телеканалы — там все в выборах: явка, результаты, экзит-поллы, — и нет ничего про протесты. Система власти готовилась к такому развитию событий.

Лучше всего эти выборы мог характеризовать тот факт, что Элла Памфилова, которая официально названа главным борцом с фальсификациями, еще до закрытия всех избирательных участков сказала, что серьезных нарушений нет. Но сюрпризы в виде регионов с потенциальным вторым туром говорят о том, что, даже несмотря на представленных в большинстве своем конкурентов-спойлеров, протестный электорат в некоторых областях смог высказать свое мнение в отношении последних действий власти. В частности, по пенсионной реформе: люди решили, что будут голосовать за кого угодно, только не за кандидата от власти.

Если говорить конкретно о Москве, то тут все кандидаты были заранее зачищены. Если итоговая явка не превысит 30%, то это будет для властей провал: все ведь соревнуются за явку, пытаясь дотянуть до той, что была 18 марта. С другой стороны, нужно ведь сравнивать показатели не с президентской кампанией, а с предыдущими выборами мэра в 2013 году.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera